Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №1 (42) январь 2014  Рубрика: Гость номера

«Школы и вузы будут конкурировать не дипломами, а контентом и форматом обучения»

В интервью речь идет о бизнес-образовании в России, как системе дополнительного профессионального образования, отмечены особенности развития такого образования в России, выделены текущее состояние и перспективы развития, выделены существующие направления в этой сфере и проблемные вопросы. Отмечены вехи развития бизнес-школы УрФУ, выделены ключевые инициативы развития программ МВА в Уральском регионе. Лариса Анатольевна формулирует свое понимание успешного человека в современной России, а так же отмечает роль бизнес-образования в формирования успеха личности.
Ключевые слова: дополнительное профессиональное образование, бизнес-образование, МВА, успех, успешная личность, образование для руководителей, бизнес-школа УрФУ, Президентская программа повышения квалификации для руководителей

МАЛЫШЕВА Лариса Анатольевна,

доктор экономических наук, профессор, директор МВА-Центра УрФУ, заместитель директора Бизнес-школы УрФУ, заведующая кафедрой стратегического менеджмента, почетный работник высшего профессионального образования РФ.

Образование

– электротехнический факультет УПИ (1985);
– British Open University (2008), IPMA(D).
Стажировалась в Италии, Франции, Гонконге, Великобритании, Испании, Болгарии.

Сфера научных интересов

Стратегический менеджмент, управление организационными изменениями, проектное управление, оптимизация бизнес-процессов.

Консультирование вузов

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса (ВГУЭС), Уральский федеральный университет (УрФУ), Тихоокеанский государственный университет (ТОГУ). Консультирование предприятий Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), Северский трубный завод (СТЗ), «ВСМПО-Ависма», Трубная металлургическая компания (ТМК). Является руководителем Президентской программы подготовки управленческих кадров УрФУ, членом Федерального экспертного совета. Руководит программой МВА с двумя дипломами – российским и французским, входящей, по версии EDUNIVERSAL, в мировой топ-1000.

Екатеринбург – один из наиболее динамичных центров развития бизнес-образования в России. По оценкам некоторых экспертов, динамика роста регионального рынка уже в 2006 году превышала по отдельным показателям (таким, например, как количество профессиональных компаний на 1000 человек) такие активные рынки, как московский и санкт-петербургский. В первую очередь, как считают специалисты, это связано с развитием различных отраслей экономики и бизнеса в регионе, усилением конкуренции, и, следовательно, повышением требований как к различным управленческим звеньям, так и к специалистам.

Одним из крупнейших игроков на уральском рынке бизнес-образования является Бизнес-школа Уральского федерального университета. Сегодня в гостях у редакции журнала «Дискуссия» – известный бизнес-тренер, доктор экономических наук, профессор, директор МВА-Центра УрФУ, заместитель директора Бизнес-школы УрФУ Лариса Анатольевна Малышева.

– Лариса Анатольевна, дайте, пожалуйста, свое определение – что такое бизнес-образование и для кого предназначено?

– Бизнес-образование является частью, подсистемой дополнительного профессионального образования (ДПО). ДПО как система существует с незапамятных времен. Бизнес-образование в узком смысле этого слова появилось у нас относительно недавно. В моем понимании бизнес-образование – это образование для бизнеса, о бизнесе и само по себе бизнес. В рамках такого образования обучают управлению, экономике, финансам, то есть дают бизнесмену набор определенных инструментов. Оно предназначено не для студентов, а для реально действующих собственников, руководителей. И, наконец, бизнес-образование как бизнес означает коммерческую деятельность, поскольку в этом случае заказчиком является не бюджет, а предприятия либо сами специалисты.

– Каково текущее состояние бизнес-образования в России и как оно в дальнейшем будет эволюционировать?

– С 1 января 2013 года в России вступила в силу новая редакция закона об образовании, которая в корне поменяла ситуацию вокруг ДПО вообще, и бизнес-образования в частности. Раньше главным регулятором системы образования и ее подсистемы – ДПО являлось государство, с его государственными требованиями, лицензиями и аккредитацией. Теперь государство перестало выступать разрешающим и контролирующим органом, в результате чего от документов государственного образца (удостоверений и свидетельств о повышении квалификации, дипломов о государственной профессиональной переподготовке) перешли к документам установленного образца, выдаваемым образовательными учреждениями.

Из-за отсутствия единых требований на рынке образовательных услуг началась некая вакханалия, появились фирмы, тренинговые центры, консалтинговые компании, предлагающие самые разнообразные образовательные услуги – от краткосрочных семинаров до программ мини-МВА и МВА за 3 месяца. Постепенно рынок отрегулирует спрос и предложение, но пока определенный хаос сохраняется. Взамен государственных требований возникла острая необходимость в общественной аккредитации. Правопреемником министерства образования в этой части стал вновь созданный орган – НАСДОБР (Национальный аккредитационный совет делового образования). Он создан недавно, его отличительная особенность в том, что учредителями выступили работодатели: Союз промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленная палата, Союз банкиров и другие. Именно на эти общественные организации возложена теперь функция аккредитации программ профессиональной переподготовки и МВА. По сути это СРО – саморегулирующая организация в области ДПО.

Что касается рынка, то он крайне разнообразный и неоднородный. Выживет, конечно, тот, кто оказывает наиболее качественные услуги, вернее, обеспечивает конкурентоспособное соотношение цены и качества. Общественная аккредитация – процедура добровольная, бизнес-школа ее может и не проходить. В этих условиях работодателям придется непросто. Раньше можно было ориентироваться на государственные требования, но теперь их нет.

– Какими-то цифрами мы можем охарактеризовать рынок бизнес-образования? Сколько школ действует на территории Екатеринбурга, допустим, сколько специалистов было обучено за прошедшие 20–25 лет?

– Вряд ли кто-то точно ответит на этот вопрос. Я знаю ведущие школы, причем по разным программам есть разные лидеры. Кроме УрФУ, по Президентской программе подготовку управленческих кадров осуществляет УрГЭУ, но его доля довольно скромна. Из квоты Свердловской области в 132 человека – 120 человек обучается в УрФУ. За 16 лет существования Президентской программы выпущены более 2000 руководителей, из них – 87 процентов – выпускники Бизнес-школы УрФУ.

Программу МВА, кроме нас, предлагают Урало-Сибирский институт бизнеса, программу МИРБИС – Центр бизнес-образования. Постоянно появляются новые участники. Некоторые исчезают, не сделав ни одного набора. В нынешних условиях на рынке появилось множество различных суррогатов МВА, но и они исчезнут, если не смогут обеспечить на выходе качественный образовательный продукт.

– К вам приходили разочаровавшиеся в других курсах слушатели?

– Пока нет. Новая редакция закона об образовании действует всего год. Но когда осенью мы делали набор слушателей, люди спрашивали нас про другие школы. В этом случае мы действуем по правилу делового этикета – «хвали себя и не ругай других». Барьер для выхода на образовательный рынок Уральского региона достаточно высок, а свердловский тем более сложен, потому что на рынке краткосрочного обучения очень хорошо работает Фонд поддержки малого и среднего предпринимательства. Он осваивает бюджетные деньги, поэтому для конечного потребителя эти курсы бесплатны. Бесплатное всегда привлекательнее. Да и уровень преподавания коллеги обеспечивают высокий. Потребитель в Екатеринбурге достаточно привередливый, и от Урала до Москвы всего два часа лету… Мы сотрудничаем с Фондом, у нас есть общие проекты.

Регион у нас очень развитый, может быть, даже избалованный и перенасыщенный самыми разными образовательными форматами. Я часто бываю в Москве и могу с уверенностью сказать, что в части предложения мы мало отличаемся от столичных городов. У нас много зарубежных преподавателей. Они делают презентации, приглашают учиться в Германии, Финляндии, во Франции. Появились дистанционные курсы и они, надо признать, очень неплохие. Их можно пройти бесплатно, а если хочется получить соответствующий документ, можно заплатить и сдать экзамен.

Сейчас в образовательной сфере происходят быстрые и существенные перемены, которые мы пока до конца не осознаем и не оцениваем. Образование становится доступнее, практически любую информацию можно достаточно быстро найти в Интернете. Руководителям требуются скорее какие-то практические знания, методы, модели, алгоритмы, инструменты. Если они их не получают, то едут в Москву или за границу. Есть возможность получить разные гранты (при условии владения иностранным языком), можно попасть на бесплатные стажировки, вебинары и тому подобное. То есть вариантов много, и в этом смысле стоит говорить о глобальной конкуренции. Сегодня мы конкурируем не только с образовательными учреждениями, но и со способами получения информации, форматами, скоростью, доступностью, дополнительными возможностями в части решения проблем. Зачастую конкуренция выходит на уровень свободного времени руководителя, где он определяет, каким образом он готов его потратить.

– После того как государство отменило аккредитацию, вы ощутили отток клиентов?

– Нет. Бренд УрФУ достаточно устойчивый, поэтому тому документу, который мы теперь выдаем, люди доверяют не меньше, чем государственному. Кстати говоря, за рубежом практически все бизнес-школы выдают собственные документы или документы базового вуза. То есть на самом деле то, что произошло, это даже плюс. Может быть, скоро мы увидим, что рынок оздоровился. Потому что диплом МВА какого-нибудь ООО не так интересен, как, допустим, диплом того же УрФУ. И дело даже не в дипломе, а в ресурсах и возможностях. Я не спорю, наверняка, маленькие компании смогут найти специфическую нишу, как, к примеру, Институт Ицхака Адизеса в Америке.

Вообще, руководители и собственники идут к нам за знаниями, опытом, бизнес-связями, и не особенно гонятся за дипломами.

– Это несколько отличается от ситуации на рынке первого высшего образования, когда молодые люди готовы учиться где угодно, на кого угодно, только лишь для того, чтобы получить «корочки».

– Как показывает практика, сегодня больше ценится наличие опыта и знаний, чем наличие документа. Человека оценивают уже по другим критериям – по тому, что он реально умеет делать.

– На чем Вы основываете свои выводы?

– А я тоже работодатель. Ко мне приходит трудоустраиваться человек, и мне все равно, какой у него диплом. Я разговариваю с ним и понимаю, как он будет работать. Я могу навести о нем справки, посмотреть его рекомендации. Кроме того, мы подбираем персонал для компаний. Благодаря нашим немецко-австрийским партнерам ATG CNT, у нас есть специфическая технология оценки компетенций. Диплом – это необходимое, но недостаточное условие для приема на работу. Скорее важны опыт, ответственность, готовность работать в команде, коммуникабельность.

– Есть ли в Екатеринбурге бизнес-школы с мировым именем и востребованы ли они?

– Да, это наша Бизнес-школа УрФУ. Мы уже четвертый год входим в топ-1000 ведущих бизнес-школ мира по версии Eduniversal. Это мировой рейтинг. В 2010 году наша программа «МВА. Мастер стратегий» даже вошла в топ-10 программ МВА по Центральной Азии. Сейчас, когда итоги подводятся по России в целом, мы немного проигрываем москвичам и питерцам.

– Как дальше будет развиваться бизнес-образование, в каком направлении?

– Я жду больших перемен. Не секрет, что сегодня россияне крайне недовольны качеством школьного и высшего образования. Бизнес-образование, наверное, не вызывает таких нареканий, поскольку оно находится на переднем крае и более чутко реагирует на запросы потребителей. Появятся новые формы образования, будут развиваться интернет-технологии. Школы и вузы будут конкурировать не дипломами, а контентом и форматом обучения. В области бизнес-образования это скорее всего переход к проектной деятельности, к решению конкретных задач. Причем делаться это будет в смешанных группах, где будут обучаться и чиновники, и бизнесмены. Очень важно получить опыт совместной деятельности именно в смешанных группах, потому что ценность личных контактов никто не отменял, очень многое строится на бизнес-коммуникациях.

Еще одна тенденция, которая привносится в первую очередь в бизнес-образование, а затем и во все остальные сферы, это так называемая «геймификация». Это игровой компонент, при котором широко используются индивидуальные траектории обучения и развития, рейтинги, интерактивные формы взаимодействия. При таком подходе важен перенос ответственности с уровня преподавателя на уровень студента, слушателя. Вообще, образование – это та среда, в которой развиваются и слушатели, и преподаватели, и предмет. Она позволяет стимулировать потребности в обучении, нацеленность на результат, выявлять сильные и слабые стороны слушателя. При этом мы будем оценивать их на каждом шагу, назначать бонусы, выводить из зоны комфорта и так далее. То есть, еще раз повторю, это некая игра. Мы даем опыт реализации проектов. Например, уже третий год мы реализуем проект помощи детскому дому. Инициаторами были слушатели Президентской программы 2011 года. Сегодня та группа, которая инициировала проект, уже закончила обучение, но другие продолжают начатое дело. Есть специальная игра «Проектный офис», где инициируются социально значимые проекты. Здесь важно не столько знание предметной области, сколько умение организовать, привлечь ресурсы, договориться. Часть таких проектов мы поддерживаем и дальше, например: бизнес-клубы, Ассамблею управленческих кадров, помощь в рекрутинге «Топ-кадр». Цель образования – не только снабдить человека конкретными знаниями, но и сформировать его гражданскую позицию, дать возможность непрерывно совершенствоваться, поощрять наставничество, обмен опытом.

В Президентской программе и МВА Бизнес-школы УрФУ, кстати, очень мало преподавателей из высшей школы. Я люблю привлекать к преподаванию своих выпускников. Они хорошо знают программу, представляют ее логику, умеют делать то, о чем рассказывают. Возможно, им не хватает каких-то методических приемов, но это уже наша задача – им помочь. Кроме того, у них есть еще одно полезное качество – они руководители, следовательно, они умеют управлять группой, организовывать групповую динамику, выстраивать проектную деятельность. В отличие, опять же, от преподавателей вуза, зачастую не имеющих практического опыта в сфере бизнеса. Мы уходим от классических преподавателей-лекторов, отдавая предпочтение модераторам, тьюторам, экспертам, бизнес-тренерам. Бизнес-школа в этом смысле – более гибкая форма, чем вуз. Думаю, что в новых экономических условиях выживут те школы, которые первыми начнут действовать в рамках новых трендов.

Еще одно направление, в котором некоторые бизнес-школы могут быть успешны, это узкая специализация. Я полагаю, на рынке уже не будет середнячков: будут либо крупные многопрофильные школы, либо маленькие, узкоспециализированные. Здесь конкуренция очень быстро всё расставит по своим местам, и клиенты будут выбирать на глобальном рынке, без скидки на громкие имена. Скорее, будут иметь значение имена преподавателей и образовательных концепций, а не бизнес-школ.

– Вот, кстати, есть вопрос на эту тему. Я слышала, что на Западе принято вести обучение в бизнес-школах с полным отрывом от производства, тогда как в российских такое образование существует в рамках вечернего или модульного. Сказывается ли это на качестве образования?

– Конечно, сказывается. Но на Западе программы с отрывом, так называемые full-time, существуют в основном для студентов, точнее для выпускников-первогодков. Они еще не устроились на работу, поэтому имеют возможность учиться с утра до вечера полную неделю. Это вроде нашей магистратуры. В то же время есть понятие part-time, и в таком формате обучение идет с частичным отрывом от производства.

Это наш формат, приемлемый для специалистов, руководителей и собственников. В рамках Президентской программы руководитель отрывается от работы на один день в неделю, в рамках программы МВА – на один день в месяц. Всё остальное время – вечера и выходные. Как оторваться от работы совсем, я не представляю. Если слушатель является собственником предприятия, то он должен быть совершенно уверен, что с бизнесом ничего плохого в его отсутствие не произойдет. Такое могут позволить себе собственники, которые не задействованы в оперативном управлении. Обучение управленческих кадров в России строится в основном по принципу сессий. То есть человек на две недели отрывается, сессию прошел и вернулся к исполнению трудовых обязанностей.

– Давайте поговорим о Бизнес-школе УрФУ. С чего она начиналась, как вышли к сегодняшнему дню?

– Начинали мы 26 лет назад с Института переподготовки кадров. Его основал Александр Иванович Дружинин, который до сих пор работает в Бизнес-школе в должности заместителя директора. До 2005 года Институт работал в качестве юридического лица. Сейчас мы являемся обособленным структурным подразделением Уральского федерального университета. С самого основания мы находились в рынке и всегда работали со взрослыми. Я руковожу МВА-Центром в составе Бизнес-школы, и у нас сосредоточились статусные программы – прежде всего это Президентская программа, которая реализуется уже 16 лет. В 2010 году она вошла в топ-3 по России и с тех пор наша программа является одной из лучших в России, хотя, наверное, не совсем верно сравнивать программы, учитывая разные потребности и возможности регионов. В этом году был создан Федеральный экспертный совет по Президентской программе, я являюсь его членом.

Наша гордость – статусная программа МВА, подкрепленная двумя дипломами – УрФУ и наших французских партнеров – университета Пьера Мендеса Франса. В рамках этой программы организуются зарубежная стажировка, бизнес-визиты, консультирование предприятий, реализация проектов. Есть у нас также программы, нацеленные на развитие карьеры, на создание бизнеса, корпоративное обучение. В любом случае – это не академическое, а практическое образование.

В этом году я предложила Агентству стратегических инициатив (АСИ) проект NEXT – Национальное экспертное сообщество топ-менеджеров. Идея в том, чтобы выпускники возвращались в бизнес-школы в качестве тьюторов, модераторов, бизнес-тренеров, экспертов, руководителей проектов. На сегодняшний день такое направление существует, но оно еще не оформилось. Я сейчас этим занимаюсь. Мы готовы делиться нашими технологиями через сеть вузов – участников Президентской программы, Российскую ассоциацию бизнес-образования (РАБО), межрегиональную ассоциацию преподавателей МВА (МАП МВА).

В части зарубежных партнеров нам тоже есть чем гордиться, в частности наши индийские партнеры – Jaro Education. В этом году мы стартуем с программой International MBA для индийских руководителей. Это произойдет в марте. Это программа дистанционного обучения, по его результатам слушатели получат сертификат МВА УрФУ.

– Это будут первые иностранные выпускники?

– Нет, первыми были монголы в далеком 90-м году. Мы периодически учим иностранцев. Уже накоплен приличный опыт организации стажировок иностранных бизнесменов. В прошлом году например, в рамках обмена стажерами Президентской программы в Екатеринбург приезжали американские бизнесмены. Мы занимались организацией стажировки и их обучением.

За долгие годы существования Бизнес-школа УрФУ реализовала более 10 международных проектов с Евросоюзом. У нас есть партнеры в Австрии, Германии, Казахстане, с ними мы работаем в системе онлайн-оценки компетенции руководителей. В рамках Бизнес-школы создан центр делового сотрудничества с Японией. То есть зарубежные связи у нас весьма обширные.

– Можете ли Вы в нескольких словах описать портрет вашего среднего слушателя? Наверняка он изменился за последние годы.

– Мне сложно сравнивать во времени, ведь я тоже с годами меняюсь. Мне проще сравнивать по программам. В Президентской программе есть две категории слушателей: начинающие руководители крупных предприятий, нацеленные на получение управленческих навыков, саморазвитие, карьерный рост; руководители малого и среднего бизнеса, заинтересованные в росте компании.

В следующую программу – мини-МВА мы приглашаем предпринимателей, открывающих свой бизнес, а также людей, которые хотели бы возглавить новое направление на предприятии, стать руководителем проекта.

В программу МВА мы приглашаем собственников и топ-менеджеров, заинтересованных не столько в своем личностном росте, сколько в развитии бизнеса. Возраст может быть разным, есть и 25-летние, которые успели открыть не один бизнес. Им не хватает системности – как перевести бизнес на более качественный уровень. А раз программа ориентирована на развитие бизнеса, у нее отличается логика, перечень дисциплин, форматов, преподаватели.

– Есть ли среди ваших слушателей врачи, учителя или все сплошь бизнесмены?

– Есть! Конечно, например, Александр Гальперин, главврач екатеринбургской клинической больницы № 3. Представители образования тоже есть. Причем некоторые остаются у нас и работают в качестве администраторов программ, руководителей проектов.

Учиться у нас очень интересно. Часто бывает так, что после одной программы к нам возвращаются на другую. Например, после Президентской – на МВА. Есть масса примеров, когда папа обучился, потом приходят сын или дочь, мужья приводят жен, жены – мужей. Для меня это и есть знак качества.

– Значит ли это, что любой, кто прошел обучение в Бизнес-школе, гарантированно становится успешным человеком?

– Сложный вопрос. К нам приходят люди с разными устремлениями, разными возможностями. Для того чтобы это оценить, мы тестируем компетенции, составляем рейтинг. Это некий индикатор того, что нашему слушателю было нужно, сколько он смог освоить. Наша задача – предоставить возможности. Они равные для всех. Но каждый участник делает свой выбор. Например, всем предоставлялась возможность поучаствовать в семинаре, мастер-классе, сделать домашнее задание не на 3, а на 5. Кто-то сделал максимум, а кто-то нет. Что значит гарантировать успешность? Такого не бывает. Успешным становится тот, кто берет на себя больше остальных. Сам берет, никто его не заставляет. Глядя на рейтинг по окончании года, я могу сказать, кто шагнет и вырастет, а кто останется на прежних позициях. Существует соответствие между тем, как человек использовал возможности, и тем, что он впоследствии получил.

– Каковы, по-вашему, черты успешного человека?

– Успешные люди очень активны. Они во всем участвуют. Например, выпускник Президентской программы 2012 Александр Саломатов. Куда ни придешь, везде он. Конкурс на лучшего предпринимателя – он там, на лучшего менеджера – тоже. Я как-то его спросила – а зачем вам это? Александр ответил: опыт. Конечно, когда человек участвует везде и во всем, он приобретает очень полезный опыт. У него 15 раз не получилось, а на 16-й – качественный рывок. Есть стратегия избегания неудач – «не буду участвовать, чтобы не проиграть». Это стратегия неудачников. Тот, кто не боится риска, чаще всего и становится победителем. Такие люди тратят свое время, силы при негарантированном результате. И выигрывают! Другой пример – Елена Ямина, выпускница МВА. Обычный человек, если хочет поехать за рубеж, идет в туристическую компанию за путевкой. А Лена эту туристическую компанию создает. Обычный человек хочет пойти в салон красоты – и идет, а Лена его открывает или покупает. И вот когда она к нам пришла, у нее была маленькая компания «Теплопром». Сейчас Елена – собственник группы компаний «JAM». Вот такие активные люди не боятся неудач, вкладывают ресурсы в свое развитие и побеждают. А те, кто считает, что кто-то за них что-то сделает, будет за ними бегать, они остаются там, где есть. Кормление с ложечки развращает. В этом плане я считаю развращенной нашу вузовскую систему. Не нужно давать бюджетные деньги, они парализуют развитие системы.

– Но ведь это дает возможность молодежи учиться бесплатно.

– Да, с одной стороны, это хорошо, но с другой… При таком положении вещей у преподавателей нет стимула быть лучше, потому что они получают гарантированное вознаграждение. И еще я бы подумала, надо ли столько бесплатного образования. Ведь если человек хочет учиться, он возьмет кредит и уже по-другому оценит свой диплом.

– Я заметила, что большая часть преподавателей в вашей Бизнес-школе – женщины. Почему так и как к этому относятся слушатели?

– Я бы так не сказала. У нас много преподавателей-мужчин. Другой вопрос, что среди администрации Бизнес-школы много женщин. Я тоже удивлялась этому факту. Но однажды приехала в Магнитогорск к коллегам. Увидела у них то же самое. Спрашиваю, ну как же так, где же у вас мужчины? А они спокойно отвечают – так это же сфера услуг, а сфера услуг – традиционно женская. Женщины испокон веку лучше адаптируются к новым условиям, они любят учиться, могут взять на себя ответственность, сменить профиль деятельности. Сегодня много женщин работает в сфере экономики, медицины. Что касается бизнес-образования, тут тоже много женщин, и это не хорошо и не плохо. Это факт.

Беседовала Ольга ИВАНОВА.