Политематический журнал научных публикаций
"ДИСКУССИЯ"
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №11 (41) декабрь 2013  Рубрика: Педагогика и психология

Командообразование на основе типологического подхода в условиях изменений

М. С. Русакова, аспирант,
кафедра социальной психологии,
Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова,
г. Москва, Россия
Статья посвящена экспериментальному изучению основных характеристик типологического подхода в командообразовании, проявляющихся в условиях изменений, на при-мере его сравнения с ролевым подходом. Кратко описаны основные принципы обоих подходов, а также авторская процедура исследования. Показано, что в условиях изменений в краткосрочной перспективе типологический подход уступает ролевому, однако в долгосрочном аспекте имеет больший потенциал.
Ключевые слова: изменения, типологический подход, ролевой подход, команда, командообразование, комплектование, интеллектуальная роль, командная роль

Современное понимание сущности совместной деятельности все более приобретает тенденцию к ориентации на командообразование, то есть процесс целенаправленного формирования команд в соответствии с их ключевыми социально-психологическими характеристиками, такими как согласованность цели, коллективная ответственность, доверие, слаженная система позиционирования и т. д. Возникновение подобного интереса уместно рассматривать как ответ на требование времени в современном постоянно изменяющемся и усложняющемся мире1: очевидно, что чем более комплексными становятся профессиональные задачи, тем более многогранным должен выступать и сам субъект совместной деятельности. Однако создание такой многофункциональной и эффективной единицы представляет собой крайне сложный процесс. В этих целях в теории и практике командообразования разработаны многочисленные подходы, одним из которых является формирование команды на основе комплектования. Данная технология основана на предположении о том, что успех команды зависит в первую очередь от того потенциала, который может быть заложен в нее на этапе подбора участников, именуемом комплектованием, а все остальные процессы, например выработка цели, оказываются по отношению к нему вторичными. Этот потенциал задается определенной комбинацией свойств, которыми обладают будущие члены команды.

Существует два принципиально различных понимания природы данных свойств. В первом случае – так называемом ролевом подходе – члены команды подбираются с учетом их конкретных поведенческих навыков, которые после принятия их другими членами трансформируются в командную роль, отражающую ожидания команды относительно поведения каждого участника. Во втором случае – при типологическом подходе – комплектование также происходит с опорой на роли, но уже интеллектуальные2. Они имеют более сложную природу: в их основе лежит психологический тип человека, то есть совокупность устойчивых личностных ориентаций и направленностей. Предполагается, что степень выраженности интеллектуальной роли столь сильна, что проявляется и в поведении индивида, в том числе и его активности в команде. Команда в свою очередь признает эти особенности поведения и таким образом позволяет психологическому типу трансформироваться в роль.

На первый взгляд, отличия между типологическим и ролевым подходом носят лишь теоретический характер. Однако мы имеем все основания утверждать, что они будут наблюдаться и в практическом отношении, так как, на наш взгляд, личностные ориентации, по сути диспозиции, отнюдь не всегда должны воплощаться в поведении, в то время как реализация отдельных поведенческих навыков, определяющих командную роль, более предсказуема. Отметим, что данное исследование является одной из составляющих проведенной нами ранее исследовательской работы по изучению возможностей и ограничений типологического подхода, первая часть которой была опубликована в предыдущем выпуске данного издания и показала, что применение типологического подхода к комплектованию команды действительно побуждает ее членов к излишней концентрации на определении своего места в группе, но при этом не ухудшает, и в ряде случаев даже повышает эффективность команд, укомплектованных на его основе. Стоит, однако, заметить, что в данном случае поднималась лишь проблема сравнения подходов применительно к стабильным условиям, то есть ситуациям, предполагающим, что команда должна решать всего две задачи – непосредственную профессиональную и скрытую социально-психологическую, то есть задачу по сохранению себя как команды – развитого субъекта совместной деятельности. Выполнение обоих требований само по себе является трудоемким процессом, однако условия существования команд в различных организациях зачастую дополнительно усложняют его еще более: речь идет о функционировании команды в условиях изменений.

Во многих случаях изменения являются источником стресса, приводят к потере временных и иных ресурсов3. Очевидно, что в таких условиях преимущество остается за той командой, которая сможет с наибольшей легкостью сохранить свои ключевые командные характеристики и сконцентрироваться сугубо на решении профессиональных задач. Соответственно, типологический подход, стимулирующий членов команды к излишней концентрации на вопросах распределения ролей, может оказаться в этом случае в заведомо невыгодном положении. С другой стороны, существует точка зрения, согласно которой в стрессовых условиях психологический тип личности проявляется более выраженно и, возможно, это как раз, наоборот, фасилитирует процесс его признания группой. В связи с этим целью данного исследования является изучение влияния условий изменений на характеристики типологического подхода к комплектованию команды посредством сравнения его с единственной полноправной альтернативой – ролевым подходом.

Отметим, что типологический подход первоначально развивался как индивидуально-ориентированный и лишь недавно приобрел социально-психологическую направленность, прочно закрепившись, в том числе, и в сфере командообразования. На данный момент в этом качестве выступает модель Д. У. Кейрси, наилучшим образом адаптированная к процессу комплектования команд4. Что касается ролевого подхода, то он включает себя внушительный ряд моделей, в связи с чем нами была выбрана наиболее типичная из них – модель М. Геллерта и К. Новака5.

Стратегический план исследования – экспериментальный. Зависимыми переменными являются эффективность команды, удовлетворенность взаимодействием и ряд характеристик ролевой структуры; независимыми – фактор способа комплектования, заданный типологическим или ролевым подходом, и фактор условий совместной деятельности – условий стабильности и изменений. Таким образом, эксперимент следует рассматривать как двухфакторный и многоуровневый. Зависимые переменные выбраны нами на основе детального анализа литературы, показавшего, что именно они являются наиболее важными параметрами для оценки возможностей и ограничений каждого из подходов.

Исходя из основной гипотезы о наличии различий между типологическим и ролевым подходом к комплектованию команд в условиях изменений, нами были выдвинуты следующие гипотезы-следствия: применение типологического подхода в условиях изменений делает команды более эффективными и удовлетворенными взаимодействием, но приводит к тому, что они имеют большие сложности, связанные с процессом распределения ролей. Мы предполагали, что произойдет это за счет более активной реализации психологических типов в интеллектуальных ролях под воздействием стресса, что приведет к ощущению самореализации и большей отдачи при решении задач, но потребует от членов команды перераспределения ролей с учетом их новых возможностей.

В исследовании приняли участие 200 человек, преимущественно студенты старших курсов, которые были объединены в 40 команд. Первая половина этих команд была укомплектована на основе типологического подхода, вторая – на основе ролевого. Процедура исследования предполагала проведение трех этапов, первый и второй из которых были подробно описаны в предыдущем номере, однако в контексте данной части исследования приобретали весьма важную, но исключительно подготовительную функцию.

На первом этапе происходило определение ролей членов будущих команд: интеллектуальных – при помощи опросника Д. У. Кейрси KTS и экспресс-интервью; командных – на основе наблюдения экспериментатором и посредством межличностных оценок, выставленных игроками друг другу после пробного решения игровой задачи.

На втором этапе формировались основные команды, при этом в каждой из них были представители всех ролей соответствующей модели комплектования, так как необходимость соблюдения этого принципа изначально заложена в каждом из подходов. Члены команд изучали описание всех этих ролей и получали инструкцию в дальнейшем руководствоваться этим описанием при оценке поведения коллег и общении с ними. Целью этого было стимулирование участников к рефлексивному и конструктивному осмыслению той модели, на базе которой им в дальнейшем следовало оценивать распределение ролей. Далее в этих командах участники эксперимента решали несколько задач с тем, чтобы приобрести опыт взаимодействия друг с другом.

На третьем – основном этапе эксперимента – команды осуществляли свою деятельность в условиях изменений. Для этих целей нами была разработана задача по сборке картины-танграма по ее теневому силуэту с использованием парадокса Дьюдени. Объем картины позволял собрать ее коллективно и быстро. В результате у участников возникало ощущение, что они движутся по стабильно верному пути, что соответствует типичной иллюзии, возникающей у таких групп при достижении успеха в естественных условиях. Далее командам внезапно предлагалась инструкция по самопроверке, одно из требований которой не могло быть выполнено из-за оптической иллюзии, встроенной в картину. Требование оказывалось соблюденным при переструктурировании картины, что могло быть сделано несколькими способами, но лишь при отказе от примененных ранее эвристик и при обращении к дополнительным материалам, имеющимся в распоряжении группы как побочный продукт их деятельности. Таким образом, моделировался процесс творческого поиска решения в изменяющихся условиях. Отметим, что в ходе заполнения полуструктурированного самоотчета большая часть участников эксперимента отметила необходимость внесения коррективов в свою деятельность как одно из самых неприятных событий. Таким образом, условия изменений действительно приводили к возникновению небольшого стресса, но выраженность его была весьма умеренной, а направленность – групповой и неперсонифицированной, в связи с чем не отражалась на психологическом благополучии членов команды.

В ходе анализа данных были получены статистические критерии: U-критерий Манна-Уитни, G-критерий знаков, T-критерий Вилкоксона, коэффициент конкордации Кендалла. Однако уже изначально мы не были ориентированы на получение статистически значимых различий по следующим причинам: оба подхода тщательно разработаны и в экспериментальных условиях не должны иметь очевидных недостатков. Кроме того, исследование предполагало получение части данных посредством рефлексии, в связи с чем важно было избежать колебаний настроения участников, чтобы межличностное оценивание осуществлялось максимально беспристрастно. Именно поэтому экспериментальные задания изначально не позволяли командам достигать явно выраженных успехов или неудач. Подобный подход позволил нам контролировать многие побочные переменные. Анализ же данных был ориентирован на поиск взаимосвязей, скрытых в математическом отношении, для чего нами был использован G-критерий знаков применительно к нескольким методам описательной статистики (среднему значению по выбранному критерию, проценту команд, имеющих по нему балл выше среднего, и ранговым суммам). С учетом многочисленных данных, полученных вне данного исследования на тех же командах, была составлена многоэлементная система, математический и теоретический анализ которой показал ее непротиворечивость, что являлось доказательством неслучайности обнаруженных нами различий между подходами в отношении всех изучаемых особенностей.

Так, установлено, что в стабильных условиях с течением времени команды, укомплектованные как на основе типологического, так и на основе ролевого подходов, уравниваются с точки зрения своей эффективности. Но условия изменений оказывают на типологические команды влияние дестабилизирующее: на уровне тенденции их эффективность снижается, в то время как в ролевых командах возрастает, что отражает принципиальное различие проявлений действий этих подходов.

Влияние условия изменений на удовлетворенность членов команд взаимодействием также оказывается различным. На ролевые команды данный фактор не оказывает влияния, а в типологических удовлетворенность значимо повышается (p= 0,050), что при снижении эффективности выглядит парадоксальным. Отметим, что в условиях стабильности типологические команды, как было показано нами в ранее проведенном исследовании, переживали весьма сложный и напряженный период, связанный с проблемами распределения ролей, и значимо уступали ролевым по степени удовлетворенности (p = 0,010). Учитывая, что решение задач в условиях изменений выступило заключительным этапом длительного эксперимента, возрастание удовлетворенности, вероятно, носит компенсаторный характер и отражает повышение настроения в связи с возможностью завершить сложное взаимодействие. Подтверждением этому служит факт отсутствия в типологических командах динамики удовлетворенности качеством исполнения ролей каждым из коллег. Этот параметр, на наш взгляд, заслуживает большего доверия, так как способ его получения носит более опосредованный характер. Наоборот, в ролевых командах как раз имеет место повышение данного показателя, в связи с чем может создаться впечатление, что в условиях изменений взаимодействие в них по сравнению с типологическими носит более конструктивный характер. Однако анализ динамики такой характеристики ролевой структуры, как согласованность представлений членов команды о ролях, выполняемых коллегами, и о качестве этого исполнения открывает иной взгляд на данное предположение: в условиях изменений эти показатели на уровне тенденции снижаются. Соответственно, можно предполагать, что в ролевых командах необходимость внесения коррективов в деятельность приводит к своеобразному регрессу в распределении ролей. Ситуация усугубляется и некоторым возрастанием уверенности в верности определения набора ролей, исполняемых коллегой. Таким образом, взгляды членов ролевых команд противоречивы, но каждый из них остается уверен в своей правоте.

В противоположность этому в командах, укомплектованных на основе типологического подхода, согласованность оценок по качеству возрастает значимо (p = 0,050), а по времени – на уровне тенденции. Также сохраняется преимущество типологических команд над ролевыми по параметру уверенности в верности определения ролей коллег, а значит, в итоге в типологических командах достигается большая ясность относительно ролевого поведения всех ее членов. Более того, в условиях изменений члены типологических команд по сравнению с членами ролевых чаще исполняют именно те роли, склонность к которым была определена до начала эксперимента. В ролевых командах наблюдается большее рассогласование между ожидаемой и реализуемой ролями (р = 0,010) за счет того, что участники начинают многократно дублировать в своем поведении одни и те же роли, что вкупе с возрастанием уверенности в точности восприятия поведения коллег и снижении согласованности отражает существенные затруднения в определении ролей в этих командах.

Иными словами, потеря эффективности у типологических команд оправдана необходимостью сконцентрироваться на вопросах ролевого распределения, что дается им с успехом. И причиной того, почему именно вопросы распределения становятся в этих командах доминирующими над решением текущих задач, по всей видимости, выступают различия конструктов интеллектуальной и командной ролей. Можно предполагать, что конфликтная ситуация, имеющая место в ходе более ранней деятельности типологических команд в стабильных условиях так ярко проявляется в группе, что ее члены просто не в состоянии выйти из нее на последующем этапе: столь выраженным оказывается стремление участников определить свою и чужую роль сквозь призму психологического типа. Точка зрения, согласно которой стоящий за интеллектуальной ролью психологический тип, как проявление базовых личностных ориентаций, актуализируется в стрессовой ситуации, с легкостью позволяет объяснить и установленный нами факт большего наличия у членов типологических команд истинных, изначально определенных интеллектуальных ролей. И пусть команды и не достигают запланированного идеального ролевого распределения, но его значимость для них существенно повышается: каждый акцентирует внимание на своих возможностях в команде, так как актуализированный психологический тип неизбежно требует своего выражения.

В противоположность этому, навыки и умения, определяющие командную роль, имеют более частную и гибкую природу, и их реализация может быть, наоборот, либо отложена, либо сознательно активирована в условиях стресса. При этом подобные модификации собственной роли не вызывают у члена команды значимых переживаний, связанных с потребностью в самореализации. В итоге, если типологический подход задает для команды прочный каркас интеллектуальных ролей, удерживающий команду как единое целое за счет своей имманентной статичности, то ролевой подход, наоборот, предоставляет излишнюю легкость смены командной роли. Поиск стратегий более эффективного поведения в ситуации стресса заставляет многих членов ролевых команд действовать одинаково, что сокращает их потенциал как команды. Причем в данном случае мы не имеем возможности заложить в нее полный набор ролей интеллектуальных, так как не опираемся на типологических подход, а значит, не можем гарантировать, что в ролевой команде в среднем окажется верная конфигурация психологических типов. Соответственно, даже несмотря на то, что типы могут быть определены для членов любой команды, это не позволяет опереться на типологический подход как таковой. Иными словами, в ролевых командах в условиях изменений процесс распределения ролей отличается меньшей степенью рефлексивности и предстает в упрощенном виде.

Таким образом, сбой в процессах позиционирования в ролевых командах является результатом именно воздействия условия изменений. И в этом смысле команды, укомплектованные на основе типологического подхода, более устойчивы к условиям изменений в плане корректного ролевого распределения. Возникает, однако, вопрос, как данное преимущество типологического подхода может быть применено в практическом отношении, тем более что эффективность команд, укомплектованных на его основе, снижается. На наш взгляд, подобный диссонанс между неуспехом в решении практических вопросов и преимуществом в наличии подлинно командных характеристик объясняется невозможностью одновременного сосредоточения на решении двух важных задач. Именно поэтому мы склонны предполагать, что при первоначальном воздействии стрессового фактора, порождаемого условиями изменений, типологический подход уступает ролевому с точки зрения возможности оперативно справиться с новыми условиями. Однако типологический подход обладает большей перспективой в долгосрочном аспекте, так как позволяет команде более корректно пройти важнейший этап распределения ролей, и соответственно, в дальнейшем сконцентрироваться именно на решении профессиональных задач, предоставив при этом своим членам возможность занять позиции, истинно соответствующие их личностным особенностям и оптимальному способу самореализации.

Литература:

1. Фрайлингер К., Фишер К. И. Управление изменениями в организации. М.: Книгописная палата, 2002.
2. См.: Жуков Ю. М., Журавлев А. В., Павлова Е. Н. Технологии командообразования. М.: Аспект Пресс, 2008.
3. Cooper C. L. Theories of organizational stress. New York: Oxford University Press, 1998.
4. См.: Кейрси Д. Пожалуйста, пойми меня – II. М.: Черная Белка, 2012.
5. См.: Геллерт М., Новак К. Все о командообразовании. М.: Вершина, 2006.
Яндекс.Метрика