Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №10 (40) ноябрь 2013  Рубрика: Философия и культурология

Культурологический портрет как понятие и метод исследования города

Л. Н. Евменова, профессор, доктор культурологии,
кафедра культурологии,
И. Ю. Кудинова, ст. преподаватель,
кафедра журналистики,
Сибирский федеральный университет,
г. Красноярск, Россия
В статье обосновано введение в арсенал гуманитарных наук понятия культурологического портрета. Определены границы его использования в исследовании сложных объектов. На примере изучения города рассмотрены сходные понятия и система методов культурологического портретирования. Предложено понимание культурологического портрета как открытой динамической системы.
Ключевые слова: культурологический портрет, понятийный аппарат, портретирование, семиотика, аксиология, образ города, урбанология

В настоящее время понятие культурологического портрета не является полноценной частью теоретического и методического арсенала культурологии, поскольку не получило научного определения. Сейчас это понятие, не описанное ни в словарях, ни в серьезных исследованиях, относится скорее к области околонаучной беллетристики. Между тем, оно обладает потенциалом использования в комплексных работах, претендующих на создание целостной картины объекта, исходя из широкого понимания культуры1,2 как системы продуктов творчества человека: от технологий до идеологий.

Что касается понятия портрета, то оно используется не только в отношении творчества (изобразительное искусство, литература), но достаточно часто встречается и в различных отраслях науки. Интересно, что в немногочисленных работах, где используется словосочетание «культурологический портрет», авторы не делают акцент на определении этого понятия в контексте культурологических парадигм и понимания культуры. Такой методологический подход следует поставить под сомнение, поскольку существует опасность сведения культурологического исследования к его отдельным аспектам: краеведческому, искусствоведческому, историческому, лингвистическому, психологическому. В случае такой редукции более корректным было бы использование уже разработанного и устоявшегося понятийного аппарата, например, «речевой портрет», «психологический портрет», «портрет потребителя/избирателя/деятеля», наконец, «социологический портрет»3 и т.д. Таким образом, можно констатировать, что понятие портрета оказалось достаточно емким и применимым в самых разных разделах научного знания. Однако имеет смысл дальнейшая разработка его специфики применительно к культурологическим исследованиям сложных объектов. Важным является тот факт, что для портрета имеет значение соответствие оригиналу, то есть отражение объективной реальности, что связано с не фрагментарным, а целостным рассмотрением объектов. Так же и культурология претендует на целостность постижения реальности. Поэтому можно утверждать, что понятие «культурологический портрет» более уместно для использования в комплексных исследованиях сложных объектов, чем портретирование одного ракурса (социологическое, психологическое и др.).

Рассматривая традиционное определение портрета, прежде всего, следует заметить, что оно органично встраивается в систему представлений знаково-символической парадигмы культурологии. Действительно, портрет (франц. portrait, от устаревшего portraire – изображать) как «изображение или описание (например, в литературе) какого-либо человека либо группы людей, существующих или существовавших в реальной действительности»4 для своей историко-культурологической интерпретации требует категорий семиотики: «языки культуры», «знак», «символ», «текст» (Ю. Лотман, С. Махлина, В. Топоров, В. Руднев, Б. Успенский). Интересно, что в единственной за последние несколько лет диссертационной работе, где упоминается «культурологический портрет», реализуется именно этот подход: В. Бартель изучает и «комплексно представляет реалии» на примере текстов детской художественной литературы XIX в.5. К сожалению, этот автор не ставит задачи определить понятие культурологического портрета, делая акцент на анализе детской литературы. Однако это исследование в совокупности с вышеуказанным определением портрета и необходимостью интерпретации текстов позволяет нам выделить первую часть методологии культурологического портретирования: семиотический анализ. Применительно к изучению города анализ может включать исследования «городского текста», в том числе литературных произведений о городе, знаков архитектурно-пространственной среды, топонимов, символического пространства города. Наиболее изученными с этой точки зрения являются такие города, как Санкт-Петербург, Екатеринбург, Пермь; делалась также попытка исследования специфики «красноярского текста»6.

В контексте аксиологической парадигмы культурологии можно выделить целый ряд значимых характеристик культурологического портрета. Прежде всего, портрет связан с категорией человеческого восприятия (Э. Гуссерль, М. Мерло-Понти, Ж.-П. Сартр). И в большинстве аксиологических исследований города изучается именно субъективное восприятие жителями различных аспектов городского образа жизни, городской среды, образ города7. Сравнивая культурологический портрет с понятием образа города (М. Каган, К. Линч, Л. Трушина, О. Шпенглер), следует отметить, что эти понятия не тождественны, но близки, причем второе, являясь более узким и прикладным, уже устоялось в культурологии. При изучении восприятия, образа территории, особенностей городского менталитета традиционно используются количественные и качественные социологические методы (анкетирование, фокус-группы, ментальные карты, биографический метод и др.), которые, соответственно, также должны быть включены в методологию культурологического портретирования наряду с семиотическим анализом.

Важной характеристикой портрета является отражение характера, сущности, жизненных ценностей изображенного, «душевного нрава» портретируемого. Здесь, в свою очередь, по аналогии, следует напомнить об урбанологических исследованиях «души города». Это понятие, также являющееся генетическим прототипом культурологического портрета, введено в научный оборот в 20-х годах XX в. Н. Анциферовым, И. Гревсом, основателями петербургской краеведческой школы. Эти авторы указали, в частности, на значение изменяющегося городского ландшафта (сейчас этот актуальный аспект рассматривается урбоэкологией); городских мифов, легенд, символов (соответствующим современным прикладным направлением является формирование символического брэнд-капитала, который связан с ростом привлекательности и узнаваемости территории).

Однако наиболее ценным для понимания сущности культурологического портрета мы считаем указание на его динамический характер, детерминированность современного состояния прошлым и открытость будущему. В частности, Н. Анциферов в рамках культурно-исторического подхода к исследованию «души города» предлагает рассматривать город не как набор достопримечательностей, а как развивающийся организм, историю, полную «моментами преуспевания, упадка и возрождения, словом, проследить судьбы его борьбы за историческое бытие»8. Поэтому, вводя в научный обиход новое понятие, мы особо хотим подчеркнуть, что культурологический портрет в историческом аспекте – это открытая динамическая система, а возможные попытки составления «культурологического портрета отдельной эпохи» в этом смысле являются редукцией культурологического исследования к историческому. Для лучшего понимания этого важного аспекта можно привести образное сравнение культурологического портрета с портретом Дориана Грея Оскара Уайльда. Внимание исследователя, делающего культурологическое портретирование, должно быть привлечено не к описанию героя с законсервированной в определенном времени внешностью, а к его портрету, который изменялся, отражая сущность, ценности героя и объективную реальность. В рамках культурологического портретирования можно рассматривать, например, эволюцию аксиосферы и менталитета, семантический путь развития города, динамику его восприятия, изменение привлекательности территории. В этой же связи в методологию культурологического портретирования на завершающем этапе целесообразно включить и обоснование трендов развития города, проектирование будущего. Такой подход необходим для реализации культурологической претензии на целостное рассмотрение объекта.

Итак, в данной работе мы предложили научное обоснование понятию культурологического портрета как исторически открытой динамической системы, включающей историко-культурные, семиотические и аксиологические элементы. Нужно отметить, что ядром этой системы является ценностная сущность артефактов, которая может быть проявлена в материальной и духовной культуре: исторических событиях и персонах, ландшафте и архитектуре, названиях, текстах о городе (в том числе в мифах и легендах), особенностях менталитета жителей, в восприятии города.

В рамках аксиологического подхода культурологии использование понятия поддержано такими характеристиками портрета, как связь с категориями человеческого восприятия, целостность образа, выявление сущности «портретируемого» и проявленных в нем жизненных ценностей. Историческая открытость культурологического портрета предусматривает изучение аксиосферы в динамике, как последовательность культурных трансформаций.

Необходимо заметить, что культурология как относительно молодая наука находится в стадии разработки адекватной ее специфике системы понятий. Выявление емкости исследуемого нами понятия потребовало сравнения с наиболее близкими аналогами (образ, душа города), которые, в отличие от культурологического портрета, имеют более прочные и давние позиции в понятийном аппарате, включая связанные с ними комплекты научных методов. В то же время они являются более узкими, что не всегда позволяет решать задачи культурологического исследования сложных объектов. И хотя описанный вариант понятия имеет характер гипотезы, предложения, мы надеемся, что он позволит более активно использовать потенциал такого инструмента, как культурологический портрет при решении задач комплексного изучения города.

Литература:

1. Андреев Д. Л. Роза мира. – М.: Эксмо, 2007. – 800 с.
2. Уайт Л. Избранное: Эволюция культуры: Пер. с англ. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. – 1064 с. (Серия «Культурология. XX век»).
3. Социокультурный портрет региона. Типовая программа и методика. Сборник материалов конференции «Социокультурная карта России и перспективы развития российских регионов». Москва, Институт философии РАН, Центр изучения социокультурных изменений. 27 июня – 1 июля 2005 г. / Под редакцией Н.И.Лапина, Л.А.Беляевой. М., ИФРАН, 2006. – С. 275.
4. Большая советская энциклопедия [Электронный ресурс] URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/122841/Портрет (дата обращения: 08.10.2013).
5. Бартель В. В. Текст детского художественного произведения как культурологический портрет эпохи: диссертация ... кандидата культурологии: 24.00.01. – Саратов, 2002. – 163 с.: ил.
6. Кудинова И. Ю. Сибирский город в художественной литературе // Дискуссия. – 2012. – № 6(24). – С.21-26.
7. Кудинова И. Ю. Аксиологические подходы в исследовании сибирского города // Дискуссия. – 2011. – № 6(14). – С.48-50.
8. Анциферов Н. П. Душа Петербурга. – СПб.: Лениздат, 1991. – 335 с. [Электронный ресурс] URL: http://www.gramotey.com/?open_file=1269041149 (дата обращения: 08.10.2013).