Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №7 (37) август 2013  Рубрика: Социологические науки

Опыт нарративного анализа произведений современной массовой литературы

М. С. Черновская, ст. преподаватель, соискатель,
кафедра социологии,
Санкт-Петербургский Государственный Университет,
г. С-Петербург, Россия
Статья посвящена анализу произведений массовой литературы (американский женский роман) с помощью нарративного метода. На основе синтеза различных подходов к анализу нарратива (подход Р. Барта, подход В. Дейка и структурно-событийный подход К. Гриффина), а также теорий В.Я. Проппа и К.Г. Юнга, проводится исследование нарративной структуры американского женского романа, актуализирующей социальные мифы и архетипы, выступающие в качестве схемы организации социальных отношений и механизма воспроизводства культурных норм и образцов
Ключевые слова: Нарративный метод, нарративная структура, социальный миф, архетип, космогоническая модель социального мифа, американский женский роман

На сегодняшний день в социологической науке нет ни одного исследования текстов массовой литературы, в котором бы использовался нарративный метод. Этот пробел объясняется, во-первых, тем, что анализ нарративов в рамках художественных текстов остается епархией филологов и лингвистов, и, во-вторых, тем, что для социологического анализа художественного (как и любого другого) текста социологами и культурологами традиционно применяется контент-анализ. Метод контент-анализа как количественный метод сбора и анализа данных об изучаемом документе, контент (содержание) которого «вписывается» в социальный контекст, в изучаемую исследователем социальную проблему, был разработан еще в первой половине 20-го века. Однако уже с середины прошлого века позитивистские методики анализа текста, включая технику контент-анализа, стали подвергаться критике в связи с проблемой различия культурных (культурологических) и собственно социальных значений и интерпретаций изображаемого в литературе. Кроме того, на наш взгляд, для глубинного, качественного анализа структур и смыслов метод контент-анализа, подразумевающий количественный подход к сбору данных об изучаемом явлении и использующий математические приемы обработки данных, неприемлем. Появилась необходимость в использовании других, качественных исследовательских техник, одной из которых стал нарративный анализ как метод изучения индивидуальных и социальных практик, исторического и социокультурного контекста. Нарративный анализ позволяет, с одной стороны, произвести интенсивный анализ текста вне зависимости от количества исследуемых книг, а, с другой – выявить глубинный социо-культурный контекст содержания. Изучению подвергаются сюжетные структуры, характеры, ситуации, литературные формулы, рассматриваемые как символические образцы социального взаимодействия и поведения, как социокультурные механизмы, обеспечивающие интегрированность современного общества, идентификацию и интеграцию личности, воспроизводство традиционных и усвоение новых культурных норм и образцов (в рамках теорий Дж. Г. Мида, Э. Кассирера, С. Лангер, К. Берка)1.

При анализе произведений художественной (и, в частности, массовой) литературы целесообразно применять различные методики нарративного анализа. В рамках проведенного нами эмпирического исследования мы использовали элементы разных подходов к анализу нарратива: подход Р. Барта (функции-действия персонажей в нарративе)2, подход В. Дейка (понятия «микроструктуры» и «макроструктуры»)3 и структурно-событийный подход К. Гриффина (установление каузальных связей нарратива)4. Последний подход послужил основой для нашего синтетического метода, поскольку объект анализа – роман как литературный жанр «предполагает развернутое повествование о жизни и развитии личности главного героя/героини, то есть четкую, логическую и взаимосвязанную последовательность событий и действий»5.

Объектом нашего эмпирического исследования стала нарративная структура современного американского женского романа как жанра массовой литературы. Целью являлся анализ нарративной структуры американского женского романа, актуализирующей социальные мифы и архетипы как ценностно-ролевые образцы и схемы организации социальных отношений. Для исследования были отобраны 18 самых популярных за последние двадцать лет романов-экранизаций современных американских писательниц Даниэлы Стил, Норы Робертс и Мэри-Хиггинс Кларк согласно рейтингам amazon.com, крупнейшей в мире американской компании по обороту среди продающих товары массового спроса и услуги через Интернет, и IMDb.com, крупнейшей в мире базы данных и веб-сайта о кинематографе.

Итак, процедура эмпирического исследования включила в себя следующие этапы:

1. Рассматривается траектория жизненного пути главной героини в каждом романе в виде хронологии действий, образующих события.

Данное положение является отправной точкой в процедуре структурно-событийного анализа, в котором аналитик должен осуществить эту предварительную процедуру, самостоятельно решив, какие действия определяют событие. Выделенные события закладывают т.н. «макроструктуру» (термин Т. ван Дейка) как иерархию смысловых блоков в тексте относительно основной идеи (жизненный путь героини).

1.1. Производится отбор событий, являющихся значимыми в биографиях героинь на основе следующих индикаторов, выделенных в контексте социального космогонического мифа.

При отборе событий положение о «значимости» является первостепенным для процедуры нарративного анализа в целом. Значимыми являются повествовательные конструкции, с одной стороны, не являющиеся оценками и описаниями, а, с другой, следующие логике космогонической модели социального мифа, которая отражена в наборе индикаторов. Данные индикаторы составлены на основе подхода В. Васильковой, которая объединила структурный метод В. Я. Проппа к анализу волшебной сказки, а также психоаналитический подход К. Г. Юнга6, и включают в себя следующие компоненты нарратива: состояние начальной целостности – вред/потеря как нарушение целостности – блуждание Героини – встреча с ложным героем – узнавание/обличение ложного героя – встреча с дарителем/помощником – обретение волшебного средства – встреча с истинным героем – борьба/противостояние силам зла/роковым обстоятельствам – финальная схватка/борьба с силами зла – восстановление целостности на новом уровне.

2. Производится нарративизация выбранных событий с использованием грамматического метода (глаголы как маркеры действия). При «сквозном прочтении» текста происходит сокращение  неважной информации путем селекции, обобщения пропозиций и их конструирования в «топики» текста (метод Т. ван Дейка). Данные «топики» описывают функции (действия) персонажей в нарративе (метод Р. Барта) и представлены глаголами. Приведем пример нарративизации романа Даниэлы Стил «Большей любви не бывает»:
• Эдвина, дочь владельца газеты (20 лет) возвращается из Англии в Америку на «Титанике» вместе с членами своей семьи (родителями, братьями и сестрами) и своим женихом Чарльзом.
• «Титаник» тонет.
• Во время крушения «Титаника» мать, не желая разлучаться со своим мужем, поручает братьев и сестер Эдвине, остается на корабле и погибает.
• Жених Эдвины, уступая место другим, также гибнет.
• В Америке Эдвина встает во главе дела отца, возглавив издательство. Она также ведет хозяйство и ухаживает за братьями и сестрами.
• Один из братьев Эдвины Филипп после окончания учебы отправляется добровольцем на фронт и погибает.
• Другой брат Джордж едет в Голливуд с целью сделать карьеру режиссера. Его наставником становится режиссер Сэм Горовиц, который знакомится с семьей Эдвины и проникается симпатией к ней.
• Алексис, сестра Эдвины (17 лет), едет в гости к Джорджу в Голливуд. Там она встречается с немолодым плейбоем Стоуном и увлекается им.
• Стоун похищает Алексис, увозит ее в Нью-Йорк, а затем в Лондон и делает своей любовницей.
• В поисках сестры Эдвина отправляется в Лондон за ними.
• На теплоходе она знакомится с Патриком Спаркс-Келли, кузеном ее погибшего жениха Чарльза.
• Они влюбляются друг в друга и становятся любовниками. Но Патрик женат и не может развестись, т.к. он католик.
• По прибытии в Лондон Патрик помогает Эдвине найти Алексис.
• Он притворяется судьей и грозит Стоуну тюрьмой за совращение несовершеннолетней.
• Стоун отказывается от Алексис.
• Эдвина расстается с Патриком и возвращается с сестрой в Америку.
• Там она принимает предложение Сэма Горовица выйти за него замуж.

3. На основе индикаторов выстраивается каузальная последовательность цепи событий для каждого романа.

Положение о каузальной (причинно-следственной) последовательности является необходимым как для структурно-событийного анализа (ССА). Каузальная последовательность закладывает т.н. «микроструктуру» нарратива (термин Т. ван Дейка), описывая связи между действиями. Методика ССА предполагает, что последующее действие не может произойти, если оно не обусловлено предшествующим; таким образом, крайне важной является логика разворачивания действий в событии. В рамках нашего эмпирического исследования данный принцип используется для логического выстраивания цепи событий, формирующих социальный мир героини и отражающих социальную мобильность и смену социальной и гендерной роли. Приведем пример нарративной последовательности для романа Даниэлы Стил «Большей любви не бывает»7: П (помолвка) – ГС (гибель членов семьи) – ЗУН (обретение знаний, умений и навыков) –ПС (похищение антагонистом членов семьи) – НД, ЧЖД (обретение нового друга, который спасает жизнь) – СУАГ (символическое устранение антагониста героем) – ПО (помолвка/обручение). Данная нарративная последовательность соответствует логике выделенных индикаторов в рамках космогонического цикла.

4. Путем сопоставления каузальных связей действий, образующих хронологию событий в каждом индивидуальном романе, выделяется общая нарративная структура, которая интерпретируется в контексте социального космогонического мифа.

Сопоставление смысловых блоков макроструктуры, каузально связанных между собою, позволяет выделить обобщенную нарративную структуру, или «суперструктуру» нарратива (термин Т. ван Дэйка), которая, подобно повествовательной схеме Р. Барта представляет собой инвариантную структуру события в виде укрупненных блоков («акциональные» названия).

В результате выполнения таких операций, как сопоставление каузальных связей действий, образующих хронологию событий в каждом индивидуальном романе и их обобщение, выделена следующая структурообразующая нарративная последовательность в рамках космогонической модели мифа, которая, за исключением вариативных компонентов, включает в себя следующие базисные компоненты: состояние начальной целостности – вред/потеря как нарушение целостности – обретение волшебного средства – борьба/противостояние силам зла/роковым обстоятельствам – восстановление целостности на новом уровне.

5. На основе полученных нарративных последовательностей выделяются архетипические женские ролевые модели в рамках космогонической модели мифа и феминистской теории архетипов.

Исходя из полученных нарративных структур, описывающих каждый рассматриваемый роман, выделяются основные функции и роли, выполняемые Героиней (используя терминологию В. Я. Проппа и К.Г. Юнга), и выстраиваются ролевые модели в контексте космогонической модели социального мифа и феминистской теории архетипов. Данные типы затем обобщаются в архетипические ролевые модели, актуализируемые в современном американском женском романе.

По итогам исследования нами были выделены нетрадиционные архетипические функции, которые выполняет Героиня. Так, например, в приведенном нами примере анализируемого романа Героиня выполняет архетипическую функцию Героя, нисходящего в Хаос, обретающего волшебное средство (новые навыки и Помощника в борьбе с антагонистом) и, в финале, восстанавливающего нарушенный миропорядок. Что касается архетипической женской ролевой модели, то в данном романе актуализируется переходный тип полоролевого поведения: традиционная модель – нетрадиционная модель – смешанная модель, в рамках которой экспрессивная (женская) роль поведения как роль подруги, жены и матери вначале вытесняется радикально противоположной, инструментальной (мужской) ролью поведения в общественной и рабочей сфере, а затем уже устанавливается смешанная модель полоролевого поведения (нетрадиционного в общественной и рабочей сфере и традиционного в семейной сфере и сфере любовных отношений).

Таким образом, нарративный анализ жизненного пути персонажей современного американского женского романа (социального поведения и взаимодействия) вписывается в рамки производства, функционирования и динамики социальных институтов (семья) и позволяет определить, каким образом социальные изменения, происходящие в современном обществе (например, феминистские движения и теории), влияют на структуру социального мифа, актуализируя те или иные его аспекты (нетрадиционные архетипические функции героинь, отражающие нетрадиционные для патриархальной западной культуры роли женщин в обществе). Данные изменения затем закрепляются в массовой культуре в качестве новых культурных образцов и норм поведения, оказывая влияние на социальную структуру в целом.

Итак, можно сделать вывод, что применение метода нарративного анализа к исследованию произведений массовой литературы в рамках социологии является весьма перспективным, поскольку позволяет произвести качественное (глубинное) исследование смысловых структур нарратива. С другой стороны, в рамках данной методики исследователю нужно придерживаться строго социологического видения, поскольку существует опасность подменить социологический метод исследования литературоведческим. Необходимо учитывать, что анализу подвергаются не языковые, а смысловые, структурные единицы, не сами действующие лица и сюжетные конвенции perse, а ценности, идеи, коллективные представления и установки, укорененные в социо-культурном контексте нарратива.

Литература:

1. Гудков Л., Дубин Б., Страда В. Литература и общество: введение в социологию литературы. - М.: РГГУ, 1998.
2. Барт В. Введение в структурный анализ повествовательного текста // Зарубежная эстетика и теория литературы ХIХ-ХХ вв.: Трактаты, статьи, эссе. - М.: МГУ, 1987. С. 387-422.
3. Дейк Т.А. ван. Язык. Познание. Коммуника-ция. - Б.: БГК им. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 2000.
4. Гриффин Л. Историческая социология, нарратив и структурно-событийный анализ. Пятнадцать лет спустя // Социологические исследования. 2010. №2. С. 131-140.
5. Новости литературы. Литературные жанры. [Электронный ресурс] / http://novostiliteratury.ru/2009/01/literaturnye-zhanry/ (дата обращения 23.06.2013).
6. Василькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: (Синергетика и теория социальной самоорганизации). Серия: «Мир культуры, истории и философии» – СПб.: Издательство «Лань», 1999
7. Steel D. No Greater Love. Dell; First edition, 1992.