Политематический журнал научных публикаций
"ДИСКУССИЯ"
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №6 (80) июнь 2017  Рубрика: Социологические науки

Регионоведение в системе общественных наук: проблемы концептуализации

Е.В. Лесниковская, канд. социол. наук,
Иркутский государственный университет,
г. Иркутск, Россия
Статья посвящена теме реконцептуализации регионоведения как области знания. Анализируются основные предпосылки становления регионоведения как области знания и академической дисциплины в середине XX века. Регионоведение рассматривается как стратегическая дисциплина, производящая знание в первую очередь для государства. Доказывается, что в основе стремительного продвижения регионоведения как академической дисциплины лежит геополитическая мотивация. Обосновывается, что значимость регионоведения для национального государства определяется наличием в мире потенциально опасных или политически напряженных регионов, а также регионов, конкурирующих в определенных сферах экономики или находящихся в зонах жизненных интересов страны. Автор рассматривает факторы, выступающие вызовами для регионоведения в XXI веке: в качестве таковых названы окончание«холодной войны», новый глобализм и современные социологические теории. Автор исследует наметившуюся общую траекторию реконцептуализации и развития регионоведения в XXI веке. Выдвигаются перспективные направления дальнейшего развития этой области знания. Аргументируется, что такая уникальная черта регионоведения, как трансдисциплинарность, а также способность интегрировать глобальное и локальное знание обеспечивают регионоведению возможность ответить на концептуальные и методологические вызовы.
Ключевые слова: регионоведение, знание о регионе, общественные науки, социальное знание, трансдисциплинарность, глобализм, геополитика, И. Валлерстайн.

Проблема места регионоведения как области знания в системе общественных наук активно исследуется с 1990-х годов. Именно в это время в западных академических кругах формируется дискурс концептуального кризиса в регионоведении, необходимости деконструкции и реконструкции регионального знания и, соответственно, реконцептуализации этой области знания. Отметим попытки поиска «новой миссии» регионоведения в XXI веке такими авторами, как Р. Бейтс, Г. Куйпер, Д. Лудден, Дж. Хаберсон, Д. Шантон, В. Шафер и др. Что касается российских исследований, на сегодняшний день можно констатировать нехватку интереса со стороны отечественных авторов к проблеме выработки новых подходов к регионоведению. С одной стороны, данный факт в определенной степени закономерен, поскольку регионоведение как область знания является продуктом западной интеллектуальной мысли. Концептуализация регионоведения, становление этой области знаний и ее активное продвижение и финансирование происходили именно на Западе (в первую очередь, в США). В. Шафер отмечает, что появление и распространение регионоведения как академической дисциплины было стремительным. Такой успех в западных странах не удалось повторить ни гендерным исследованиям, ни исследованиям об окружающей среде, ни другим подобным академическим дисциплинам1. С другой стороны, регионоведение как область знания изначально обладало стратегической значимостью, ведь прагматическая цель регионоведения состояла в изучении стран – стратегических соперников, а также регионов, представляющих жизненный интерес для политики и экономики страны. С этой точки зрения, значимость регионоведения для национального государства определяется наличием в мире потенциально опасных или политически напряженных регионов, а также регионов, конкурирующих в определенных сферах экономики или находящихся в зонах жизненных интересов страны. Безусловно, изучение таких регионов необходимо, что и определяет актуальность знания о регионе (регионоведения). Именно поэтому, на наш взгляд, существует потребность в исследовании указанной проблемы отечественными авторами.

Если значимость регионального знания в современном мире сохраняется, чем же обусловлена рассматриваемая нами необходимость реконцептуализации регионоведения? Она вызвана целым рядом факторов, которые можно определить как современные вызовы регионоведению:

1. Окончание «холодной войны». Известно, что основной геополитической мотивацией для возникновения зарубежного регионоведения как академической дисциплины послужила «холодная война», в ходе которой возникла необходимость сбора и изучения информации по стратегическим соперникам. Безусловно, сыграла роль и интеллектуальная мотивация, а именно, недостаток, отсутствие знаний о других регионах мира либо же их фрагментарность, иными словами, отсутствие комплексного знания о регионе. Тем не менее, общепризнано, что геополитическая мотивация возникновения зарубежного регионоведения была основополагающей. Очевидно, что зарубежное регионоведение в XX веке концептуализировалось как стратегическая дисциплина, обладающая выраженной геополитической целью. Кроме того, в то время как ряд общественных наук (академических дисциплин) производят знания для рынка, регионоведение изначально и до сих пор связано с национальным государством, то есть производит знание для государства2. С окончанием «холодной войны» в 1990-е годы первоначальная цель, стратегическая «миссия» регионоведения оказывается утрачена. Именно это признается основной, хотя и не единственной, причиной, повлекшей необходимость реконцептуализации данной области социального знания.

2. Усиление процессов глобализации (новый глобализм). «Размытие» границ, трансформация парадигмы национальных государств влекут за собой определенное методологическое устаревание подходов и принципов, используемых в регионоведении ранее.

3. Развитие современных социологических теорий. Для регионоведения вызов заключается в том, что активно развиваемые во второй половине XX века социологические теории не ориентированы на учет локальных (региональных) особенностей. Современные социологические теории игнорируют региональные и культурные различия, претендуя на универсальный, единообразный подход к любому региону мира, и тем самым нивелируют значимость регионального знания. Так, теория рационального выбора использует формальные модели и применима для анализа любого типа поведения (потребительского, электорального и т.д.) в любом регионе мира, без учета региональных и культурных особенностей.

Указанные выше факторы определили необходимость выработки ответов на поставленные вызовы, а в связи с наличием целого ряда таких факторов – потребность в реконцептуализации регионоведения. В академических кругах сформировалась оживленная дискуссия по поводу стратегических направлений дальнейшего развития регионоведения как области знания. Вопрос по-прежнему остается открытым, однако, на наш взгляд, наметилась общая траектория концептуализации и развития регионоведения в XXI веке, связанная непосредственно с рядом уникальных черт этой области знания. Такие черты расcматриваются как преимущества, обуславливающие наличие у регионоведения потенциала для ответа на вышеописанные концептуальные и методологические вызовы.

Во-первых, регионоведение обладает такой чертой, как трансдисциплинарность. «Трансдисциплинарность» – это относительно новое понятие. Трансдисциплинарными называют исследования, характеризующиеся как развитым внутренним сотрудничеством (взаимодействие между экспертами в разных дисциплинах), так и развитыми внешними коммуникациями (взаимодействие между академиками и значимыми факторами внешнего мира)3. В качестве факторов внешнего мира для регионоведения выступают государственные органы власти, негосударственные некоммерческие компании, бизнес, гражданское общество. Взаимодействие с ведущими политическими, экономическими и социальными субъектами, помимо прочего, останавливает регионоведение от превращения в «вещь в себе», производства знаний для своей узкой сферы, а специалистов-регионоведов – удерживает от отрыва от действительности. Необходимость сотрудничества экспертов в разных отраслях знания обусловлена и самой междисциплинарной направленностью регионоведения, и осознанным выдвижением междисциплинарности как одного из важнейших достоинств данной области. В связи с междисциплинарным и трансдисциплинарным характером регионоведения И. Валлерстайн назвал его «возможно, самой заметной академической инновацией после 1945 года»4. Помимо того, что регионоведение является междисциплинарной областью знания по определению, эта область, как отмечал И. Валлерстайн, преодолевает ограничения классических западных антиномий (противостояние прошлого и настоящего, цивилизованного и варварского и т.д.). Междисциплинарность, будучи модной тенденцией в образовании, привлекательна для абитуриентов, избирающих регионоведение в качестве направления своего обучения в вузе, ведь оно дает возможность изучить не только иностранные языки (обязательный компонент зарубежного регионоведения), но и различные аспекты культуры, политики, экономики изучаемой страны (региона). Также регионоведение объединяет в совместной работе специалистов разных сфер общественных наук (историков, экономистов, социологов, политологов и т.д.)5. Такое междисциплинарное сотрудничество видится весьма перспективным в свете последних тенденций развития академической мобильности и комплексных проблемно-ориентированных исследовательских проектов.

Во-вторых, тенденции нового глобализма можно рассматривать не только как вызов, но и как возможность развития регионоведения, расширения его границ. Так, по мнени Д. Луддена, перспективным направлением для регионоведения может стать интеграция его с исследованиями глобализации6. Данное направление видится логичным в свете того, что глобализацию и регионализацию принято рассматривать как контрнаправленные и взаимообусловленные процессы. Предложенная концепция позволяет проводить сравнительные исследования глобальных проблем в локальных контекстах и наоборот7. Сегодня, на наш взгляд, активно проводятся исследования глобальных проблем в локальных контекстах (например, проявления глобализации в конкретных регионах мира), в то время как исследование локальных проблем в глобальном контексте требует дальнейшей разработки методологии.

Таким образом, регионоведение как область знания переживает на сегодняшний день значительную трансформацию. Присущие регионоведению уникальные особенности, такие как трансдисциплинарность, а также возможность интеграции глобального и локального видения, составляют стратегический потенциал данной дисциплины и обеспечивают ей место в системе общественных наук. Более того, в контексте стратегически важных задач именно локальное знание может обретать первостепенное значение.

Литература:

1. Schafer W. Reconfi guring area studies for the global age [Электронный ресурс]. URL: https://gsj.stonybrook.edu/article/reconfiguring-area-studies-forthe-global-age/(дата обращения: 24.04.2017).
2. Bates R.H. Area studies and the discipline: A useful controversy? // PS: Political Science and Politics. 1997. № 30 (2). P. 166–169.
3. Schafer W. Reconfi guring area studies for the global age [Электронный ресурс]. URL: https://gsj.stonybrook.edu/article/reconfiguring-areastudies-for-the-global-age/ (дата обращения: 24.04.2017).
4. Цит. по: Schafer W. Reconfi guring area studies for the global age [Электронный ресурс]. URL: https://gsj.stonybrook.edu/article/reconfi guring-area-studiesfor-the-global-age/ (дата обращения: 24.04.2017).
5. Там же. 6. Ludden D. Area studies in the age of globalization [Электронный ресурс]. URL: http://www.sas.upenn.edu/~dludden/GlobalizationAndAreaStudies.htm (дата обращения: 05.05.2017).
7. Schafer W. Reconfi guring area studies for the global age [Электронный ресурс]. URL: https://gsj.stonybrook.edu/article/reconfiguring-area-studies-forthe-global-age/ (дата обращения: 24.04.2017).
Яндекс.Метрика