Политематический журнал научных публикаций
"ДИСКУССИЯ"
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №2 (32) февраль 2013  Рубрика: Социологические науки

Социологический анализ изменений ценностных ориентаций молодежи

В. Ю. Черных, доктор филос. наук, профессор,
кафедра философии, истории и гуманитарных дисциплин,
Западно-Уральский институт экономики и права,
г. Пермь, Россия

В. Д. Паначев, доктор социол. наук, зав. кафедрой,
кафедра физической культуры,
Пермский национальный исследовательский политехнический университет,
г. Пермь, Россия
,
В статье рассматриваются результаты социологических исследований ценностного сознания российской молодежи 1970–2000-х гг. Показаны характерные тенденции изменения структуры ценностей молодежи. Выделены типы ценностной ориентации
Ключевые слова: молодежь, ценности, ценностные ориентации, советская молодежь, трансформация ценностей

Будущее страны зависит от молодежи. Отсюда очевидна актуальность изучения ценностных ориентаций молодежи, особенно, динамики их изменений. С развитием социологии в ХХ веке появилась возможность анализа этих изменений не только на абстрактно-теоретическом (историко-философском) уровне, но и на конкретно-социологическом. Мы попытались провести такой анализ на базе данных социологических исследований 1970–2000-х годов.

Следует сразу оговориться, что ценностный мир человека достаточно сложен, и ни один из методов социологических исследований не позволяет абсолютно адекватно его отразить. Ценности теснейшим образом связаны с эмоциями и стереотипами, поэтому человек не всегда может выразить их в вербальной (словесной) форме. Особенно это характерно для молодежи. К тому же ценностные ориентации молодого человека (по сравнению со взрослым) более динамичны, часто иллюзорны и не воспринимаются им как принципы собственного мировоззрения. Тем не менее, со временная социология способна дать общую картину и отследить тенденции изменения системы ценностей той или иной социальной группы.

Как выглядело ценностное сознание советской молодежи? Не смотря на действовавшую несколько десятилетий мощную систему коммунистического воспитания, терминальными (т. е. целевыми, ценностями-идеалами) стали не идеологические постулаты типа преданности делу коммунизма, классовой борьбы, борьбы за мир или научного мировоззрения. По данным масштабных социологических исследований 1971–1982 годов, проведенных в нескольких регионах России1, в этот период важнейшими для себя ценностями молодые люди считали интересную работу и семейное счастье. Третье-четвертое места «делили» сознание того, что приносишь пользу людям и их уважение. С большим отрывом на пятом месте шло материальное благополучие. Далее по степени важности назывались: возможность заниматься только тем, что тебя интересует; расширение кругозора и др.

Анализируя данные этих исследований, В. М. Соколов разделил молодежь 1970-х годов на три группы. Большинство (около 70 %) составили те, кто на первое место ставили такие ценности, как «иметь интересную работу», и «приносить пользу людям», на второе – «заслужить уважение людей», и на третье – семейное счастье, счастье в любви. Вторая группа (22 %) ставила на первое место семейное счастье, а на второе-третье места – интересную работу и материальное благополучие. Третью группу (8 %) составляли те, для кого первой жизненной ценностью было материальное благополучие. У них, как правило, на второе и третье места попадали «возможность заниматься только тем, что тебя интересует» и «спокойная жизнь». Данные более ранних исследоаний показывают, что преобладание у советской молодежи «активистски-альтруистических» установок над «гедонистическими» и «эгоистическими» существовало не всегда. Так, на вопрос «что бы я делал, если бы все мог?» в 1927 г. из 3,5 тыс. человек 32 % ответили, что проявили бы заботу лишь о личном благополучии. В исследовании 1967 г. таких оказалось в 2 раза меньше. Число выбравших различного рода общественно полезные виды деятельности в 1927 г. было 12%, а в 1967 г. – 52 % 2.

Примерно для половины представителей молодого поколения 1970-х была характерна просоциальная активная жизненная позиция. Она проявлялась в различных видах общественно полезной деятельности. Так, на основе проведенного нами анализа результатов исследований рубежа 1970–1980-х годов, проведенных на промышленных предприятиях Пермской области,3 были вы делены три уровня такой активности: – 14–15 % молодых рабочих проявляли высокий (инициативно-творческий) уровень активности и участвовали в нескольких видах деятельности в разных сферах жизни; – 30–40 % – средний (инициативный) – достаточно активно участвовали в социальной деятельности, преимущественно в одной сфере жизни, например, в трудовой; – 40–45 % – низкий (исполнительский). Для 3–5 % была характерна асоциальная ориентация.

Анализ показал тесную корреляцию между разнообразием видов деятельности человека и уровнем его социальной активности. При этом мотивация социальной активности, как правило, не была связана с эгоистическими или корыстными побуждениями. Так, вопреки распространенному мнению о том, что в общественной работе (выполнение общественных поручений, участие в органах самоуправления) люди участвовали из карьеристских соображений, на первое место этот мотив ставили около 3% респондентов. Еще порядка 10 % считали его важным, но не единственным и не главным. Основными побуждениями были «чувство долга» (40 %), «стремление к общению и приобретению жизненного опыта».

Изменения в ценностной иерархии в 1990-е годы носили противоречивый характер. Из ценностей-лидеров 1970-1980-х годов почти на прежних позициях остались «семья» и «интересная работа», но практически исчезли «сознание того, что приносишь пользу людям» и «уважение людей», что свидетельствует о переориентации интересов человека с общества «в целом» на ближайшее окружение. Увеличилась значимость материального благополучия и свободы, самостоятельности, независимости. Лидерами становятся ценности здоровья и безопасности. Криминализация жизни привела к увеличению числа молодых людей с асоциальной ориентацией.

Каковы тенденции трансформации ценностного сознания молодежи в начале ХХI века? В постсоветской социологии (по образцу западных социологических школ) утвердилось противопоставление человека «типа А» – современного, ориентированного на образованность, профессионализм, личный успех, предприимчивость, собственность, свободу и инструментальные ценности (т. е. достижительные, ценности-средства), человеку «типа В» (в русской транслитерации «Б»), для которого характерны традиционализм, коллективизм, авторитаризм, приоритет традиционно устоявшихся в данном обществе терминальных ценностей. Данные социологических исследований 1990-х годов показывают, что разрушение советской системы ценностных ориентаций, хотя и стимулировало увеличение в России числа людей «типа А», однако не привело к его преобладанию. Пока к нему с различными оговорками можно отнести лишь 10–15 % населения со временной России. 15–20 % остаются приверженцами советской системы ценностей, а 50–60 % ориентируются на традиционные российские ценности4.

Обратим внимание на последние цифры. Традиционализм оказался характерен и для молодежи. Например, среди молодежи Пермской области в 1970-е годы было 15% верующих. Исследования середины 1990-х дали цифру 60 %.5 Тогда же один из авторов этих строк решил проверить данную тенденцию. Результат оказался поразительным: к верующим отнесли себя 80 % опрошенных студентов-медиков6.

Ограниченность альтернативной типологии (типы А и В), на наш взгляд, связана с тем, что она не выходит за рамки теории модернизации, описываю щей переход от общества традиционного к индустриальному (со временному). Между тем, со второй половины ХХ века происходит переход к постиндустриальному (информационному) обществу. Если на Западе новая, постиндустриальная система ценностей, вероятно, сможет сложиться на основе «типа А», то в России это вряд ли возможно. Поэтому  оптимизация процесса формирования ценностного сознания в нынешних условиях, на наш взгляд, должна заключаться в ориентации на новый тип, который условно можно обозначить как «тип С» (в русской транслитерации «Ц»). От «типа А» его должен отличать приоритет традиционных российских (прежде всего, духовных) и терминальных общечеловеческих ценностей, таких как «справедливость», «глобальное выживание», «семья», «природа» и др., а не инструментальных («собственность», «материальные блага» и т. д.). В отличие от «типа В», для «типа С» приоритетом должно быть уважение к личности, в т. ч. к своей, и ориентация на творчество.

Определенные основания для формирования «типа С» уже имеются. По мнению социологов, для 50–70 % современной российской молодежи характерен устойчивый интерес к своему духовному развитию7. Это подтверждает мониторинг, проводимый в течение последних 10 лет учеными Пермского национального исследовательского политехнического университета (ПНИПУ) среди студентов данного вуза. По данным исследования 2012 года8, основными ценностными ориентациями студенты определяют семью – 64 %, любовь – 61 %, друзей – 51 %, деньги – 50 %. Однако и духовная составляющая культуры для них важна, что отражают такие показатели, как общение с друзьями, на значимость которого указали 33 % юношей и 42 % девушек, творчество и реализация способностей – 25 и 32 %, не зависимость и свобода – 30 и 23 %, образованность и профессионализм – 26 и 32 %. Хотя духовные ценности не являются лидерами, но они явно опережают такие предпочтения, как: получение удовольствий, личная безопасность, престиж, слава, власть.

Таким образом, на рубеже XX–XXI веков в системе ценностей российской молодежи произошли существенные изменения. Новое поколение почувствовало себя более свободным и стало более прагматичным. Перспектива социологических исследований в этой области, на наш взгляд, должна быть связана не с анализом модернизационных процессов, а с выявлением оснований для формирования постиндустриального типа личности.

Литература:

1. Соколов В. М. Социология нравственного развития личности. М.: Политиз дат, 1986. С. 92–95.
2. Там же. С. 94–97.
3. Воспитание молодых рабочих на передовых традициях советского народа (исследование, проведенное на Чайковском комбинате шелковых тканей): Отчет о НИР / Перм. политехн. ин-т. Пермь, 1979. С. 69–70, 102; Воспитание молодежи на передовых традициях советского народа (исследование, проведенное на Пермском химическом заводе им. С. Орджоникидзе): Отчет о НИР / Перм. политехн. ин-т. Пермь, 1981. С. 97–99, 138; Воспитание молодежи на передовых традициях советского народа (исследование, проведенное на Березниковском производственном объединении «Сода»): Отчет о НИР / Перм. политехн. ин-т. Пермь, 1982. С. 153; Воспитание молодежи на передовых традициях советского народа (исследование, проведенное в коллективе объединения «Пермнефтеоргсинтез»): Отчет о НИР / Перм. политехн. ин-т. Пермь, 1982. С. 167.
4. Например: Беленький В. Х. Борьба вокруг русской идеи // Социально-политический журнал. 1996. № 1. С. 17–28. Подробнее см.: Черных В. Ю. Аксиология истории России: современная отечественная история в свете теории ценностей / Перм. гос. мед. академия. Пермь, 1999. Гл. 3.
5. Калашников М. Ф. Молодое поколение и религия. Пермь: Перм. кн. изд-во, 1977. С. 87, 90, 93; Религия в истории и культуре: / под ред. М. Г. Писманика. Пермь: Книжный мир, 1995. С. 62–63.
6. Анкетирование проводилось В. Ю. Черных в 1997 г. среди студентов первого курса Пермской государственной медицинской академии. Выборка – 180 чел. Данные не публиковались.
7. Молодежь Германии и России: Социологическое исследование / Ин-т молодежи; Лейпциг. ун-т. М.: Социум, 1994. С. 42; Григорьев С. И., Немировский В. Г. В поисках смысла жизни и справедливости: студенчество России на пороге XXI в. (к формированию основ социальной логотерапии и социальной педагогики). Барнаул-Красноярск, 1995. С. 116.
8. Инициативное научное исследование по программе развития Научно-образовательного центра ПНИПУ «Комплексное изучение человека». Программа рассчитана на пять лет. Данные за 2012 г. не публиковались.
Яндекс.Метрика