Политематический журнал научных публикаций
"ДИСКУССИЯ"
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: № 11 (74) декабрь 2016  Рубрика: Социологические науки

Этнические стереотипы в среде учащейся молодежи

Е.В. Щербакова, канд. психол. наук, доцент,
кафедра экономики, управления и предпринимательства,
Чайковский филиал Пермского национального исследовательского политехнического университета,
г. Чайковский, Россия
В статье представлены результаты социологического исследования, проведенного методом анкетирования, целью которого было рассмотрение проявлений этнических стереотипов, существующих в среде студенческой молодежи, проживающей в среднем городе Приволжского федерального округа Российской Федерации. Выявлено существование этнических стереотипов в отношении конкретных национальностей, в первую очередь кавказских; наличие этнических предрассудков в восприятии цыган; при этом по отношению к статуарным народам региона – удмуртам, башкирам, татарам – этнические стереотипы и предрассудки не зафиксированы. Затронуты вопросы этнической идентификации, межэтнического восприятия при воспитании в моно- и полиэтнической семье. Сделан вывод об отсутствии различий в субъективной оценке межэтнических отношений и проявлениях этнических стереотипов у респондентов, имеющих родителей разной национальности и одной национальности. Выявлен общий низкий уровень межэтнической напряженности при наличии определенной части молодежи, демонстрирующей негативное отношение к «чужим» и их активное неприятие. На основе обобщения результатов опроса показано потенциальное влияние этнических стереотипов на выбор друга и партнера в браке. Обнаружено, что национальность супруга имеет большее значение для молодых людей, чем национальность друга: значительная часть опрошенных в этом аспекте демонстрируют наличие этнических стереотипов. Раскрыт вопрос отсутствия этнической напряженности и стереотипов в отношении статуарных народов региона при их наличии по отношению к пришлым народам.
Ключевые слова: молодежь, студенты, национальность, национальные отношения, межэтническое восприятие, этнические предрассудки, этнические стереотипы, этническая напряженность, ксенофобия

Актуальность изучения межэтнических отношений в провинции (на примере среднего города Чайковский Пермского края) определена полиэтничностью большинства регионов и важностью состояния локальных межэтнических отношений в условиях многонационального состава населения Российской Федерации. Географическое положение города Чайковский обуславливает его тесную экономическую и культурную связь с национальными республиками РФ: Удмуртией, Татарстаном, Башкортостаном. В городе исторически проживают русские (84%), татары (4,8%), башкиры (2,0%), удмурты (1,6%) как статутные народы и немцы, украинцы, белорусы, армяне, которые «осели» в регионе вследствие миграции 1990-х годов. Согласно статистическим данным, на территории Чайковского муниципального района (ЧМР) проживают представители более пятидесяти национальностей1.

Неоднократно отмечалось, что этнические стереотипы являются неотъемлемой частью межэтнических отношений2, во многом определяющей восприятие других национальностей3. В частности, согласно концепции этногенеза Л.Н. Гумилева, тип взаимодействия между этносами зависит от уровня этнической истории, содержания культуры, этнических стереотипов4.

Под национальными (этническими) стереотипами понимают относительно устойчивые мнения обобщенного характера о той или иной этнической группе. Это разновидность социальной установки, содержащая не только образы, но и оценочные суждения, которые могут быть как положительными, так и отрицательными 5.

Этнические предрассудки – это установки предвзятого и враждебного отношения к представителям других этнических групп без достаточных оснований, знаний, фактов. Наиболее распространенной формой предрассудков на бытовом уровне является ксенофобия, то есть неприязнь к «другим», чужим. Возникают предрассудки как результат незнания, искаженного понимания того этноса, по отношению к которому формируется установка, и представляют собой устойчивые элементы обыденной культуры, которые передаются из поколения в поколение6.

Эмпирическая основа исследования – результаты анкетного опроса, проведенного в декабре 2015 года в учебных заведениях города Чайковский. Респонденты – учащиеся учреждений систем высшего и среднего образования (возраст 19–22 года, n = 170).

Национальность респондентов определялась на основе самоидентификации. Результаты представлены на рис. 1.

Распределение ответов респондентов на вопрос об их национальности в целом соответствует статистическим данным о национальном составе населения ЧМР; относительно большая доля удмуртской национальности объясняется, вероятно, образовательной миграцией молодежи из соседнего региона – Удмуртии.

Для оценки возможного влияния на формирование этнических стереотипов воспитания в моно- и полиэтнической семье был задан вопрос о национальности родителей. Обращает на себя внимание тот факт, что при самоидентификации национальности только около 2% опрошенных указали на «смешанную» национальность, в то время как родителей разной национальности имеют 25% респондентов. То есть при самоидентификации национальной принадлежности респонденты ориентируются на титульную национальность и базовый язык мышления – русский.

Большинство опрошенных (89%) имеют в своем окружении представителей других национальностей, что объясняется многонациональной структурой населения в регионе. При этом практически все респонденты оценивают степень напряженности национальных отношений в непосредственном окружении как низкую – от 0 до 4 баллов по 10-балльной шкале. Средний балл – 1,9. В подгруппе респондентов, имеющих родителей одной национальности, и подгруппе, имеющих родителей разных национальностей, существенных различий не обнаружено (средний балл 1,92 и 1,91).

Для выявления этнических стереотипов был использован открытый вопрос «Люди какой национальности вызывают у Вас негативные эмоции? Почему?» (без вариантов ответа). Представляется, что такая форма вопроса позволяет избежать эффекта «вынужденного выбора» и тем самым дает возможность получить более объективную картину. Распределение ответов о негативных эмоциях респондентов в отношении представителей других национальностей представлено на рис. 2.

Следует отметить, что 51% респондентов при ответе на открытый вопрос сознательно подчеркивают отсутствие негативных эмоций в отношении каких-либо национальностей (варианты «никакой», «нет таких», «не национальности людей, а сами люди вызывают негативные эмоции», «нет плохих национальностей – есть плохие люди» и т.д.); остальные 49% указывают на конкретную (цыгане, дагестанцы, арабы, евреи) или «обобщенную» («кавказцы») национальность. При этом 4% опрошенных используют негативно окрашенные обозначения: «хохлы», «хачи», «чурки»; 3,5% опрошенных используют для обобщения разных национальностей понятие «гастарбайтеры».

Результаты анкетного опроса показывают, что наибольшее число респондентов (22%) испытывают негативные эмоции в отношении представителей кавказских национальностей («кавказцы», дагестанцы, азербайджанцы), объясняя это особенностями их характера: «агрессивные», «несдержанные», непринятием их культуры, особенностями их поведения: «слишком самоуверенные», «поведение вызывает отвращение», «вызывает страх». О негативном отношении к цыганам заявили 10,5% опрошенных, при этом в большинстве случаев о его причине респонденты не сказали ничего конкретного. Следовательно, можно говорить о том, что в отношении к цыганам проявляются этнические предрассудки, в то время как негативное отношение к представителям кавказских национальностей в большей мере связано с личным опытом взаимодействия («поведение вызывает отвращение», «агрессивные», «я их боюсь»); хотя это не исключает существование базового этнического стереотипа или проявлений эффекта стереотипизации индивидуального восприятия.

Этнические предрассудки также прослеживаются в причинах отрицательных эмоций по отношению к конкретной национальности (в ряде ответов). В частности: «евреи – хитрые», «цыгане – наглые», «украинцы – двуличные»… На наш взгляд, об активном неприятии «чужих» – ксенофобии – свидетельствуют ответы 2% респондентов, которые в качестве причины негативных эмоций обозначают фразу типа «они не русские»; именно этих респондентов можно отнести к наименее терпимым участникам межэтнических отношений, по Л.Н. Гумилеву7.

Можно предполагать, что людям, имеющим родителей разной национальности, в меньшей степени свойственны этнические стереотипы. В связи с чем было проведено сопоставление результатов в соответствующих подгруппах респондентов. При этом выявлено, что различие в обеих группах числа людей, подчеркивающих, что они не испытывают негативных эмоций по отношении к людям какой-либо национальности, крайне мало (отсутствует) – 51 и 52%.

Обращает на себя внимание отсутствие в ответах студентов проявлений негативного отношения к каким-либо статуарным народам региона (удмурты, татары и др.): постоянные межэтнические контакты дают твердую почву для понимания в том числе национальных особенностей, что исключает формирование этнических стереотипов и предрассудков.

Чтобы выявить, насколько этнические стереотипы и предрассудки «эмпиризованны» и потенциально влияют на поведение молодых людей, мы использовали вопросы «Имеет ли значение для Вас национальность при выборе друга?» и «Могли бы Вы вступить в брак с представителем другой национальности?». Большинство студентов не придают значения национальности при выборе друга: для 77% это не имеет значения, 12% не задумывались об этом. Для 11% опрошенных национальность друга значима; этнические предрассудки потенциально влияют на поведение этой части молодежи. Могли бы вступить в брак с представителем другой национальности 37% опрошенных, еще 12% не задумывались об этом. В то время как 46% учащихся придают значение национальности партнера (ответы «смотря какой национальности» – 28%, «нет» – 18%). Таким образом, национальность потенциального партнера в браке имеет большее значение для молодых людей, чем национальность возможного друга (46 и 11% соответственно). Больший психологический контакт, более тесное общение в предполагаемом браке проявляют возможные этнические предубеждения респондентов – что и демонстрируют 28% опрошенных.

В целом, по результатам опроса можно сделать вывод о низком уровне межэтнической напряженности в молодежной среде ЧМР. Межнациональные отношения среди народов, постоянно проживающих в регионе, гармонизированы. Тем не менее, значительная часть опрошенных демонстрируют негативное отношение к «пришлым», не статуарным национальностям и существование этнических стереотипов и предрассудков. Наиболее явно этнические предрассудки проявляются в отношении цыган.

В ответах 4% респондентов в той или иной степени прослеживается неприятие «чужих»; ксенофобия – как активное неприятие – в ответах 2%.

Воспитание в моно- или полиэтнической семье значимо не влияет на межэтническое восприятие и формирование этнических стереотипов в отношении нестатуарных национальностей.

Мы склонны полагать, что формирование этнических стереотипов и негативных позиций по отношению к представителям кавказских национальностей связано с разрушением общего культурного контекста, в первую очередь языкового поля, и утратой «советского» менталитета. С распадом Советского Союза в независимых государствах выросло новое поколение, ставшее носителем узко национальной культуры, которую российская молодежь закономерно воспринимает как чужеродную.

В целом, результаты исследования свидетельствуют о существовании достаточно выраженных этнических стереотипов и предрассудков в среде учащейся молодежи среднего города Приволжского федерального округа в отношении некоторых нестатуарных национальностей, что может стать фактором этнической напряженности при усилении миграции.

Литература:

1. Россия–2015. Региональная статистика: стат. справочник [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2015/rus15.pdf (дата обращения: 05.12.2016).
2. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология. М.: Аспект-Пресс, 1998. 271 с.
3. Тавадов Г.Т. Этнология: учеб. для вузов М.: Проект, 2002. 352 с.
4. Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало. М.: Рольф, 2001. 560 с.
5. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. М., 1990. 240 с.
6. Платонов Ю.П. Этнопсихология. М.: Академия, 2012. 320 с.
7. Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало. М.: Рольф, 2001. 560 с.
Яндекс.Метрика