Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: № 11 (74) декабрь 2016  Рубрика: Социологические науки

Социокультурные условия возникновения новаций в искусстве

А.А. Конева, преподаватель,
кафедра мастерства актера и режиссуры театра,
Институт театрального искусства им. П.М. Ершова,
г. Москва, Россия
В статье анализируются факторы, влияющие на развитие и трансформацию искусства. Автор опирается на концепцию П.А. Сорокина о трех типах культуры: идеациональной, чувственной и идеалистической и обращает внимание на взаимосвязь между господствующим типом культуры и канонами, на которые ориентируются создатели художественных произведений. Кризис искусства и возникновение новых форм рассматриваются как угасание господствующего типа культуры и начало его смены другим. Опираясь на труды Н.А. Бердяева, Ж. Бодрийяра, Х. Ортега-и-Гассета, П.А. Сорокина, автор анализирует развитие искусства в условиях рыночных отношений и описывает возможные реакции социума на экспериментальные направления в искусстве. Автор обращает внимание на то, что общество принимает новизну в искусстве в случае, если создаваемые произведения содержат достаточное количество понятной и узнаваемой информации, обеспечивающей, таким образом, связь традиций и новаций. В противном случае новизна воспринимается агрессивно по той причине, что публика не понимает замысла создателей произведения искусства. Новизна исследования заключается в изучении социокультурных условий, сопутствующих возникновению новаций в искусстве, и обосновании необходимости создания ряда объективных критериев, позволяющих отличать истинное новаторство от псевдоновизны.
Ключевые слова: кризис искусства, смена культурного типа, искусство и рыночные отношения, новые формы в искусстве, общество потребления, П.А. Сорокин, Х. Ортега-и-Гассет, Ж. Бодрийяр

Говоря о зарождении новых течений в искусстве, обратимся прежде всего к причинам и условиям их возникновения. В связи с тем, что искусство неразрывно связано с жизнью общества, можно сказать, что катализатором трансформаций творческой мысли являются социокультурные изменения. Необходимо отметить, что искусство одинаково точно отражает как положительные, так и отрицательные тенденции: так, кризис духовной культуры общества неизбежно влечет за собой кризис искусства.

П.А. Сорокин в своей работе «Человек. Цивилизация. Общество» выделяет три типа культуры: идеациональную, чувственную и идеалистическую, каждой из которых соответствует определенный тип искусства. Всякая великая культура, по мнению Сорокина, есть единство, части которого связаны между собой одной главной ценностью. Эта главная ценность проявляет себя в религии, этике, социальной, политической и экономической организации общества, в нравах, менталитете, образе жизни, искусстве. С точки зрения П.А. Сорокина, искусство представляет собой «наиболее чувствительное зеркало, отражающее общество и культуру, составной частью которых является. Каковы культура и общество, таковыми будут и изящные искусства»1. Такой ценностью для идеациональной культуры является сверхчувственность, религия. В искусстве данного типа культуры преобладает духовность, мало внимания уделяется человеку и бытовым явлениям. Средства художественного выражения строги, символичны.

Чувственная культура ориентирована на эмпирический мир чувств, окружающий нас. Стиль чувственного искусства максимально приближен к воспроизведению мира таким, какой он есть, а его явлений – такими, какими они воспринимаются нашими органами чувств.

Идеалистический тип культуры являет собой синтез идеационального и чувственного типов, в нем взаимно дополняют друг друга интеллект и чувства, наука и религия. Мир идеалистического искусства соединяет в себе черты чувственного и сверхчувственного и отражает лучшие явления окружающего мира. Стиль идеалистического искусства одновременно и символичен, и реалистичен.

С точки зрения П.А. Сорокина, один из данных типов культуры всегда занимает доминирующую позицию, накладывая отпечаток на все компоненты общественной жизни, определяя образ мышления людей и их отношение к окружающему миру. Господство того или иного типа культуры продолжительно по времени и зачастую длится несколько столетий. Различные ученые неоднократно отмечали, что ХХ век характеризуется упадком искусства. Так, Н.А. Бердяев пишет: «Мы присутствуем при кризисе искусства вообще, при глубочайших потрясениях в тысячелетних его основах»2. По мнению П.А. Сорокина, кризис культуры, который мы можем наблюдать в настоящее время, является не предпосылкой к ее угасанию и смерти, а всего лишь переходом к другому доминирующему типу культуры, то есть к новому этапу культурной динамики. Подобный переход может быть достаточно тяжелым и болезненным для социума, но он неизбежен, поскольку каждый из типов культуры ограничен на определенном этапе своего развития.

Х. Ортега-и-Гассет пишет об искусстве своего времени: «Наивное заблуждение полагать, что бесплодность жанров в наши дни проистекает от отсутствия талантов. Просто наступила такая ситуация, что все возможные комбинации внутри этих жанров исчерпаны»3. П.А. Сорокин, в свою очередь, отмечает, что наступает момент, когда все возможности реализованы. В этом случае культура и искусство или теряют свои созидательные силы и становятся «мертвыми», либо трансформируются в новую форму, которая открывает новые творческие возможности и ценности.

По утверждению П.А. Сорокина, в настоящее время господствует чувственный тип культуры. Его зарождение начиналось еще в конце XIV века, а период зрелости пришелся на конец XIX и начало XX века. В период своего существования чувственная культура подарила людям множество научных и творческих открытий. Тем не менее, в ХХ веке чувственное искусство начинает угасать, становится все более противоречивым и бессодержательным. Становится явным утверждение о том, что «кризис искусства – это всегда кризис смысла»4.

По мере истощения творческих сил искусство постепенно изменяет свои функции, отходя все дальше от высоких нравственных идеалов. Таким образом, значимость искусства все больше снижается, и общество постепенно приходит к мысли о его бесполезности и бессмысленности.

Правильность утверждений, выдвигаемых П.А. Сорокиным, косвенно подтверждается тем, что многие ученые в разные периоды времени писали о сходных явлениях.

Чувственное искусство повествует о простых людях и бытовых событиях и находится в постоянном поиске наиболее эффектных и «сенсационных» выразительных средств, позволяющих произвести максимальное воздействие на зрителя. Это влечет за собой стремление к чрезмерному реализму и зрелищности.

Ж. Бодрийяр в своей работе «Общество потребления. Его мифы и структуры» пишет о потребности общества в «потреблении катастрофы» – желании «истины», «реальности», «объективности». «Повсюду документальное кино, прямой репортаж, экстренное сообщение, фотошок, документальное свидетельство и т.д. Повсюду ищут “сердце события”, “сердце столкновения”, le in vivo, “лицом к лицу” – стремятся испытать головокружение от целостного присутствия в событии…»5. Подобные течения все чаще встречаются в современном искусстве: поднимаются темы социального неблагополучия, девиантного поведения, катастроф, происшествий, преступлений. Все эти негативные явления отражаются в искусстве средствами реализма – как копирование и перенесение отрывков жизни в произведения искусства. Создатели этих произведений не считают необходимым осмысливать и выражать происходящее художественными средствами. Своеобразие выбора тем также отмечал Р. Вагнер в работе «Искусство и революция», сравнивая искусство своего времени с творениями древних греков: «Свои художественные средства грек извлекал из достижений самой высокой социальной культуры; мы же берем их из атмосферы самого глубокого социального варварства»6. Х. Ортега-и-Гассет отмечает, что в искусстве все больше преобладают очернительные образы, которые не облагораживают, а высмеивают и ужесточают реальность, а П.А. Сорокин характеризует современное искусство как «музей социальной и культурной патологии».

Искусство не может существовать отдельно от общества, ради которого оно создается. Для гармоничной взаимосвязи между ними большое значение имеют как высокий художественный уровень создаваемых произведений, так и наличие определенного культурного уровня тех, кто эти произведения воспринимает. В противном случае высокое искусство не представляет никакого интереса для публики по той причине, что оно ей непонятно. В настоящее время, желая привлечь зрителя, современное искусство зачастую вместо того, чтобы облагораживать действительность, поднимать и решать важные проблемы, опускается до уровня потребностей толпы, а общество, в свою очередь, недостаточно подготовлено для восприятия высокохудожественных произведений.

Все чаще современное искусство следует течениям моды, поскольку в других условиях его создатели остаются без средств к существованию. Так, П.А. Сорокин отмечает, что искусство с течением времени все чаще становится коммерческим товаром на рынке развлечений. Это способствует тому, что деятели искусства создают свои произведения в угоду спросу. Подобная ситуация обесценивает подлинное искусство и способствует созданию продукта массового потребления.

В настоящее время мы можем наблюдать стремление творческих коллективов к созданию новых стилей в искусстве. Подобные творения получают как восторженные положительные отклики, так и резко отрицательные. Х. Ортега-и-Гассет в своих работах отмечает, что новое искусство всегда разделяет общество на две части, одна из которых относится к нему благосклонно, другая – враждебно. Однако причина враждебности зачастую кроется не в том, что публике не нравится новое произведение, а в том, что она его не понимает.

Известно, что для восприятия нового человеку требуется наличие определенного количества уже известной ему информации. Таким образом, чтобы новаторские течения в искусстве были приняты, необходимо, чтобы они были прочно связаны с традициями. Традиция не только обеспечивает соблюдение определенного уровня духовности и профессионального мастерства, но и помогает зрителю устанавливать логические связи, нужные для понимания режиссерских решений и их художественного воплощения. Однако люди имеют различные способности к восприятию новизны, в связи с чем каждому субъекту требуется различное количество привычной для него информации для успешного восприятия нового явления. Х. Ортега-и-Гассет обозначает различные возможные реакции людей: в первом случае произведение искусства рассматривается с учетом прежде всего его художественных характеристик, в другом случае реакция человека непосредственно связана с соотношением нового и известного в произведении. В том случае, когда человек не понимает чего-либо, он чувствует себя в какой-то степени униженным, несостоятельным и стремится компенсировать это возмущенным, яростным самоутверждением перед лицом произведения. Таким образом, искусство способно быть своеобразной «лакмусовой бумажкой», характеризующей человека на предмет его открытости новой информации.

Произведения, создаваемые деятелями искусства в процессе поиска новизны, различаются по своему качеству. Так, использование новейших технических средств не означает, что результат будет являться произведением искусства. В связи с этим, важно различать истинное новаторство и псевдо-новизну, которые в современном искусстве сосуществуют рядом. Однако оценка создаваемых произведений серьезно затруднена вследствие отсутствия критериев, позволяющих оценивать уровень художественности и новизны. Одной из главных задач при изучении инноваций в искусстве является разработка подобных критериев. Такой подход позволит наиболее объективно оценивать произведения искусства, учитывая как общие закономерности, так и индивидуальность творческого коллектива.

Литература:

1. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. C. 435.
2. Бердяев Н.А. Кризис искусства. М.: Интер-принт, 1990. С. 3.
3. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. М.: АСТ, 2002. С. 224.
4. Иванов В.В. Избранные труды по семиотике и истории культуры. М.: Языки славянской культуры, 2009. Т. 6. С. 71.
5. Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. М.: Республика: Культурная революция, 2006. С. 15.
6. Вагнер Р. Избранные работы. М.: Искусство, 1978. С. 123.