Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №8 (71) сентябрь 2016  Рубрика: Социологические науки

Специфика политических конфликтов и медиативные технологии как возможность их урегулирования

В.Н. Нестерова, аспирант,
кафедра конфликтологии,
Санкт-Петербургский государственный университет,
г. Санкт-Петербург, Россия
По мере развития общества количество конфликтов и их разновидностей продолжает возрастать. В последнее время всё большее внимание уделяется использованию медиативных технологий для разрешения конфликтов в различных сферах общественных отношений. К сегодняшнему дню они показали свою эффективность в таких сферах, как трудовое право, семейные конфликты, коммерческие споры и т.д. В данной статье рассматривается проблема применения медиативных технологий для урегулирования конфликтов в политической сфере. Сама сущность политики как совокупности социально-политических общностей, политических институтов, форм взаимодействий и взаимоотношений между ними предполагает наличие проблем и противоречий, которые она призвана решать для своего нормального функционирования и дальнейшего развития. В статье анализируются специфические черты конфликтов в этой сфере, связанные с количеством их участников, публичностью и ориентацией на широкую общественность, отношениями власти и подчинения между их участниками и т.д. Эти черты соотносятся с основными принципами проведения процедуры медиации, чтобы определить, возможно ли её применение для урегулирования конфликтов в политической сфере и какие сложности могут при этом возникать. В качестве примера применения медиативных технологий приводится практика разрешения конфликтов между муниципалитетами в различных штатах Канады. За счёт того, что данные технологии помимо урегулирования конфликтов позволяют сократить расходы на этот процесс и обеспечить возможности для дальнейшего сотрудничества между его участниками, их эффективность в подобных конфликтах оценивается высоко.
Ключевые слова: медиативные технологии, медиация, принципы медиации, конфликт, политическая сфера, баланс сил, урегулирование конфликтов, конфликты между муниципалитетами

То, что конфликт является неотъемлемым элементом социальных отношений, представляется очевидным фактом. Все сообщества, организации в процессе своей деятельности сталкиваются с данным феноменом. Причём по мере развития общества количество конфликтов и их разновидностей не уменьшается, а наоборот, возрастает. В этой ситуации, говорим ли мы об отношениях или о материальной составляющей, цена нерешенных конфликтов чрезвычайно высока. Для того чтобы негативные последствия конфликта не нарушали стабильности существования общества, на протяжении многих сотен лет ведётся поиск эффективных способов их урегулирования и разрешения.

Данная тема становится всё более актуальной, и на сегодняшний день считается, что одним из наиболее эффективных способов разрешения конфликта является переговорный процесс, в частности, с участием третьей стороны, а именно медиативные технологии. В последнее время именно медиативные технологии получают все большее распространение, потому что позволяют достичь согласия в рамках диалога и, таким образом, сохраняют возможности для дальнейшего сотрудничества участников. Решения в рамках таких технологий стороны вырабатывают самостоятельно, не отдавая эти полномочия третьим лицам. Мы можем наблюдать эффективность их применения в таких сферах, как трудовое право, семейные конфликты, коммерческие споры, а в некоторых случаях и в политической сфере.

В данной статье речь пойдёт именно о последней сфере, под которой мы будем понимать совокупность различных политических институтов, социально-политических общностей, форм взаимодействий и взаимоотношений между ними. Причём поддержание целостности и нормальное функционирование данной системы возможны при условии того, что постоянно происходят выявление и урегулирование возникающих в ней конфликтов.

Для того чтобы приблизиться к решению вопроса об использовании медиативных технологий в сфере политики, в первую очередь необходимо рассмотреть специфические черты политических конфликтов, которые могут оказывать влияние на возможность их урегулирования или разрешения подобным образом. При этом мы исходим из того, что медиативные технологии базируются на соблюдении таких принципов, как добровольность участия, нейтральность посредника, конфиденциальность процесса и равноправие сторон1. Данные принципы являются обязательным условием применения интересующих нас технологий.

Во-первых, к числу особенностей политического конфликта можно отнести то, что количество его участников часто оказывается большим по сравнению с другими видами конфликтов. В силу специфики своего объекта политический конфликт может непосредственно или опосредованно затрагивать интересы больших социальных групп, социальных слоев, общества в целом. Даже если вести речь только о субъектах конфликта, то есть таких участниках, которые напрямую влияют на ход конфликта в зависимости от своих собственных интересов, то в их качестве часто выступают не отдельные люди, а группы. Кроме того, в конфликте вполне может быть не две стороны, а больше.

В подобных случаях при проведении медиативных процедур одним из важнейших является вопрос о том, кто и каким образом должен представлять интересы заинтересованных лиц, ведь естественно, что все они не могут принимать участие в переговорном процессе. Кроме того, возникает ряд проблем, связанных с тем, что решения, принимаемые в этом процессе, должны удовлетворять не только самих представителей, но и группы, от лица которых они выступают. Таким образом, между ними должен осуществляться постоянный обмен информацией. Это, в свою очередь, усложняет и замедляет проведение переговорного процесса, но не исключает его.

Второй особенно стью политического конфликта являются его публичность и связанная с этим сложность соблюдения такого принципа медиации, как конфиденциальность, согласно которому медиатор не имеет права распространять информацию, полученную им в рамках процедуры, а стороны, в свою очередь, договариваются о том, нужна ли им конфиденциальность друг от друга. Политический конфликт часто предполагает выход на широкую общественность. Но даже если этого не происходит, то если принять во внимание одно лишь то, что представителю нужно доносить информацию до своей группы, то заметной проблемой становится необходимость контроля информационного потока2.

С данной характерной особенностью политического конфликта связана также сложность осуществления принципа нейтральности медиатора. Необходимо, чтобы медиатор сохранял независимое, беспристрастное отношение к каждой из сторон и обеспечивал им равное право участия в переговорах3. Если по какой-то причине он не может это сделать, то должен отказаться от ведения процесса. Таким образом, если в ситуации политического конфликта медиатор может отказаться от субъективной оценки сторон и их действий, то, значит, процесс возможен.

В-третьих, наиболее сложным в интересующем нас ракурсе исследуемой проблемы является то, что в основе политических конфликтов находятся отношения власти и подчинения4. Таким образом, часто баланс сил сторон в подобных конфликтах оказывается нарушен. В ситуации, когда одна из сторон понимает, что может в одностороннем порядке влиять на принятие выгодного ей решения и не испытывает заинтересованности в другой стороне, она не видит для себя необходимости принимать участие в переговорах подобного рода, поскольку здесь отсутствует взаимозависимость сторон.

Следовательно, в подобных обстоятельствах нарушается один из базовых принципов медиативных технологий — равноправие сторон и соблюдение так называемого баланса сил. То есть, если конфликтующие стороны изначально наделены разным уровнем силы, то задача медиатора состоит прежде всего в том, чтобы ликвидировать существующий дисбаланс. Если же разница настолько велика, что её не удается нивелировать, то проведение медиации становится невозможным.

Таким образом, в качестве предпосылки к успешному применению медиативных технологий выступает приблизительное равенство сил или же, в случае наличия дисбаланса, возможность сделать так, чтобы стороны принимали друг друга как равных участников процесса. Насколько это возможно в ситуации политического конфликта сложно сказать однозначно.

Если посмотреть на имеющиеся удачные примеры применения медиативных технологий в политической сфере, то в большей степени это разрешение конфликтов между сторонами без значительного различия в уровне сил сторон. Так, например, в 1980-х годах в США начали использовать процедуру медиации для урегулирования конфликтов между органами местного самоуправления. В том случае, если стороны не могли договориться, медиатор сначала проводил работу с каждой из сторон отдельно, а затем сводил их для совместной переговорной сессии. Впервые подобный опыт был реализован в штате Вирджиния, а затем стал использоваться на территории других штатов5.

Сюда же относятся конфликты между муниципалитетами в штате Альберта (Канада), которые решаются подробным образом ещё с 1989 года. С 2008 года там действует особая программа «Let’s Resolve», в рамках которой всем муниципалитетам предлагаются процедура медиации, а также тренинги по эффективному разрешению конфликтов в различных областях6. Для этого созданы списки квалифицированных медиаторов и закреплена следующая процедура: во-первых, стороны пробуют договориться друг с другом самостоятельно; во-вторых, если не удается найти устраивающее всех решение, применяется медиация; в-третьих, если решение так и не будет найдено, то участники конфликта могут обратиться в Совет муниципальных образований с целью проведения слушаний, предоставив информацию о результатах, полученных в ходе медиации.

Также подобная практика существует в штате Онтарио (Канада), при этом она оценивается как эффективная и позволяющая участникам находить удовлетворяющее их решение конфликта, в то же время сокращая расходы и обеспечивая им в будущем нормальные отношения7. Здесь принято считать, что процедура медиации не подходит для тех случаев, когда какой-либо из сторон требуется юридический прецедент для дальнейшей реализации своих целей, если она применяется только для того, чтобы тянуть время, а также если конфликт поддерживается для того, чтобы обратить внимание какого-то актора, не задействованного в нём.

В Великобритании опыт применения медиации распространился настолько, что на муниципалитеты там накладывается обязательство по применению подобной практики разрешения конфликтов, поскольку считается, что это позволяет экономить средства. На самом деле можно сказать, что население посредством налогов оплачивает разрешение споров между органами власти, что может приводить к ряду сложностей. В ситуации, когда муниципалитеты сталкиваются, с одной стороны, с проблемой урезания финансирования, а с другой стороны, с необходимостью оставлять налогообложение населения на прежнем ровне, медиативные технологии являются действенным способом сокращения затрат8.

Таким образом, мы видим, что конфликты между политическими акторами одного уровня в описанных примерах институализированы и имеют шанс быть максимально эффективно разрешены. При этом указанные выше сложности для применения медиативных технологий в подобных обстоятельствах не становятся препятствием для реализации данного процесса. А значит, их не стоит исключать из списка возможных инструментов урегулирования политических конфликтов.

Разумеется, медиативные технологии не единственный возможный способ урегулирования и разрешения конфликтов в политической сфере. Но получается, что по крайней мере при наличии определенных условий применение данных технологий возможно и может оказаться эффективным. Подытоживая сказанное выше, к таким условиям мы можем отнести наличие у сторон обоюдной необходимости разрешить сложившийся конфликт, наличие полномочий для этой деятельности и потребность сохранять долгосрочные отношения друг с другом. При этом так же, как и в любом другом конфликте, для того, чтобы процесс переговоров служил достижению его целей, медиатору нужно следить за соблюдением описанных в начале статьи четырех принципов, на которых базируются эти технологии, и балансом сил сторон.

Литература:

1. Аллахвердова О.В., Карпенко А.Д. Медиация – конструктивное разрешение конфликтов: учеб.- метод. пособие. СПб., 2008. С. 64.
2. Бесемер Х. Медиация. Посредничество в конфликтах. Калуга: Духовное познание, 2004. С. 125.
3. Аллахвердова О.В., Карпенко А.Д. Медиация – конструктивное разрешение конфликтов: учеб.- метод. пособие. СПб., 2008. С. 64.
4. Козырев Г.И. Об особенностях политического конфликта // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. 2007. № 4. С. 68–79.
5. Richman R. Mediation in disputes between municipal governments // International Journal of Public Administration. 1988. Vol. 11, issue 4. Pp. 455–461.
6. Intermunicipal Dispute Resolution Initiative [Электронный ресурс]. URL: http://www.municipalaffairs.gov.ab.ca/MDRS_mediation (дата обращения: 20.06.2016).
7. Там же.
8. Brannigan C., Duignan N. Resolving Municipal Conflict [Электронный ресурс] // Municipal world-ADR part 3. URL: http://mediate.ca/Municipal-ADR.html (дата обращения: 15.01.2016).