Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №7 (70) август 2016  Рубрика: Гость номера

«Государство, требуя от предприятий выполнения природоохранных мероприятий, свои собственные обязанности не торопится выполнять»

2017 год пройдет в России под знаком Года экологии. В соответствующем указе Президента РФ говорится, что проведение такого года поможет привлечь внимание широкой общественности к «вопросам экологического развития страны, сохранения биологического разнообразия и обеспечения экологической безопасности». Проблемы охраны окружающей среды чрезвычайно актуальны для современной России. Долгое время вопросы государственной экологической политики оставались, по сути, на обочине господствующих в российской власти идеологических течений. Сегодня, как говорят эксперты, наметились определенные позитивные сдвиги. Текущее состояние дел в экологической отрасли мы обсудили с кандидатом экономических наук, профессором кафедры корпоративной экономики и управления бизнесом Уральского государственного экономического университета Галиной Пахальчак. Галина Юрьевна с 2001 года по 2009 год работала в должности первого заместителя Министра природных ресурсов Свердловской области, а сегодня возглавляет общественный совет при этом ведомстве. Наш эксперт считает, что сегодняшнее российское законодательство не стимулирует природоохранную деятельность. Ситуация далека от идеальной как в целом по России, так и в отдельных регионах. Средний Урал, к примеру, по количеству накопленных отходов занимает третье место в стране.
Ключевые слова: охрана окружающей среды, экологическая обстановка в России и в Свердловской области, утилизация и размещение отходов, программа «Ликвидация накопленного экологического ущерба на 2014–2025 годы», технологии переработки отходов, природоохранная деятельность, загрязнения атмосферного воздуха, экологическая ответственность бизнеса, конкурс научно-исследовательских проектов студентов и молодых ученых «Евразия Green»

ПАХАЛЬЧАК Галина Юрьевна,

кандидат экономических наук, профессор кафедры корпоративной экономики и управления бизнесом Уральского государственного экономического университета.

Карьера

С 2001 года по 2009 год трудилась в должности первого заместителя министра природных ресурсов Свердловской области.
Вице-президент НП «Уральская ассоциация экологически ответственных предприятий», председатель Общественного совета Министерства природных ресурсов и экологии Свердловской области. Эксперт Общественной палаты Свердловской области.

Награды

Награждена орденом «Знак почета II степени».

2017 год в России объявлен Годом экологии. В соответствующем указе Президента РФ говорится, что проведение такого года поможет привлечь внимание широкой общественности к «вопросам экологического развития страны, сохранения биологического разнообразия и обеспечения экологической безопасности». Проблемы охраны окружающей среды чрезвычайно актуальны для современной России. Долгое время вопросы государственной экологической политики оставались, по сути, на обочине господствующих в российской власти идеологических течений. Сегодня, как говорят эксперты, наметились определенные позитивные сдвиги.

О текущем состоянии дел в экологической отрасли мы беседуем с кандидатом экономических наук, профессором кафедры корпоративной экономики и управления бизнесом Уральского государственного экономического университета Галиной ПАХАЛЬЧАК.

– Галина Юрьевна, довольно широко распространено мнение, что несмотря на принимаемые меры экологическая обстановка в России, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Вы с этим согласны?

– Это действительно так, ситуация далека от идеальной. И в целом по России, и в отдельных регионах. Если взять Свердловскую область, то у нас высокая степень загрязнения атмосферного воздуха в промышленных городах, качество воды большинства водных объектов не соответствует нормативным требованиям, загрязнены почвы, по количеству накопленных отходов мы занимаем третье место в стране – у нас более 9 миллиардов тонн отходов размещено. По сути, площадь, которую занимают у нас отходы, равна площади стран Бенилюкса. То есть в стране есть огромные экологические проблемы. И сказать, что государство очень много делает для решения этих проблем, я, как человек, работавший долгое время в органах государственной власти, а сейчас – в постоянном взаимодействии с предприятиями, к сожалению, не могу. У нас периодически объявляют Год экологии. Один мы уже прожили, следующий год – 2017-й – снова будет проходить под знаком охраны окружающей среды. Но что мы видим в реальности? В реальности мы видим, что государство, требуя от предприятий выполнения природоохранных мероприятий, свои собственные обязанности не торопится выполнять. Сегодняшнее законодательство не стимулирует природоохранную деятельность. В 2014–2015 годах в Закон «Об охране окружающей среды» и в Закон «Об отходах и потреблении» внесли очень много поправок, но все эти изменения не являются нормами прямого действия. Для того чтобы они начали работать, нужно принять большое количество подзаконных актов. А их нет. Поэтому у предприятий возникают большие проблемы по организации своей природоохранной деятельности. Самый больной вопрос, который тревожит многих природопользователей, это вопрос, связанный с лицензированием деятельности по обращению с отходами I–IV класса опасности. С 1 июля текущего года поменялась система лицензирования: к лицензируемым ранее двум видам деятельности (утилизация и размещение отходов) прибавилось еще четыре – сбор, транспортирование, обработка и обезвреживание отходов. Многие предприятия оказались в непростом положении, потому что старые лицензии уже не будут действовать, а новые они получить не успевают. Надо сказать, что эта норма должна была вступить в силу еще 1 января 2016 года, но под давлением крупного бизнеса сроки перенесли на 1 июля. Начиная с этого дня, за отсутствие оформленной по новым требованиям лицензии природопользователь будет наказан. Я считаю такое отношение неправильным, потому что, повторяю, государство не приняло своевременно подзаконные акты, которые должны были четко определить порядок оформления документов.

Особенно сложная ситуация возникает у предприятий, обеспечивающих обращение с твердыми бытовыми отходами (правильнее пользоваться новым термином – ТКО – твердые коммунальные отходы). Промышленные отходы – прерогатива промпредприятий и ответственность за их безопасное размещение или переработку несут предприятия, а за безопасное обращение с ТКО отвечали по ранее действующему законодательству муниципалитеты. Сейчас полномочия по обращению с ТКО переданы субъектам федерации, но практически в организации этой деятельности ничего не изменилось. Ситуация с полигонами в Свердловской области продолжает оставаться напряженной. Около 30% действующих полигонов не имеет надлежащим образом оформленных документов: нет землеотводов, проектной документации, полигоны не включены в федеральный реестр объектов размещения отходов и т.д. Поэтому с 1 июля у многих эксплуатирующих эти полигоны предприятий возникнут серьезные проблемы с природонадзорными органами.

– И что с ними будет дальше?

– Если предприятие работает без лицензии, включается система наказаний: пятикратный размер платы за размещение отходов, предписания по приостановке деятельности, штрафы. Вообще, теоретически считается, что мусорный бизнес – очень выгодное дело. Но по факту предприятия, которые работают с отходами, весьма далеки от заоблачных прибылей. Проблем у них очень много. Почему? Потому что для нормальной работы объекта необходимо оформить все правоустанавливающие документы: сделать проект, землеотвод, получить лицензию, оформить паспорта. Многие полигоны, которые действуют в стране, создавались десятилетия назад, когда не было таких жестких требований. Когда требования появились, для того чтобы им соответствовать, нужно было выделять финансовые средства, а у муниципальной власти их было недостаточно. Были попытки передачи полигонов в частные руки. Например, в городе Березовском. И сразу возникли финансовые проблемы между властью и бизнесом. Потому что любой частный бизнес ориентирован на получение прибыли. Он устанавливает свою цену на прием отходов. Но существует государственная ценовая политика, которую реализует Региональная энергетическая комиссия, и тут у собственника начинаются проблемы: как включить в тариф инвестиционную составляющую (ведь создание эффективного бизнеса требует серьезных капитальных вложений), не превысив размер предельного тарифа? Кстати, в соответствии с новым законодательством в сфере ТБО на 1 января 2016 года должен был быть утвержден новый порядок расчета тарифов. Однако только 30 мая 2016 года Правительство РФ утвердило Основы ценообразования и правила регулирования тарифов в сфере обращения с ТКО и дало поручение Федеральной антимонопольной службе в 4-месячный срок утвердить по согласованию с Министерством экономического развития Российской Федерации и Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации методические указания по расчету регулируемых тарифов в области обращения с твердыми коммунальными отходами. То есть по новым правилам будут проводиться расчеты тарифов только в 2017 году, и будем надеяться, что в них будут учтены интересы потенциальных инвесторов.

Для реализации требований нового законодательства по обращению с отходами нужны значительные финансовые ресурсы. Для того чтобы сейчас, например, привести в порядок Широкореченский полигон в Екатеринбурге и создать на его площадке эффективное предприятие по переработке ТКО, потребуются даже не миллионные, а миллиардные вложения! А сколько нужно, чтобы навести порядок на всех объектах складирования ТКО в населенных пунктах нашей области и других регионов России? Таких средств ни в областных, ни в местных бюджетах нет. Поэтому необходимо привлекать к решению проблемы частных инвесторов, развивая механизмы экономического стимулирования их инициатив. В свое время в Свердловской области в рамках бюджета были предусмотрены льготные кредиты, которые выдавались предприятиям для внедрения технологий по переработке отходов. На сегодняшний день таких льготных кредитов практически нет. Новым законом, кстати, предусмотрен возврат к тому механизму, который действовал в России почти десять лет – с 1990 года по 2000 год. Тогда было разрешено часть платы за негативное размещение отходов оставлять предприятию, если оно выполняет природоохранные мероприятия. Потом эту норму забыли и до последних лет никак не стимулировали экологическую деятельность. Теперь этот пункт снова появился в законе. Это хороший шаг вперед. Но! Норма была введена еще в декабре 2014 года, а подзаконного акта до сих пор нет. То есть с точки зрения законодательства есть пробелы, с точки зрения финансового обеспечения есть возможность привлечь инвесторов в случае создания взаимовыгодных условий взаимодействия власти и бизнеса.

Возвращаясь к вопросу ранее накопленных отходов. Мы знаем, что на Урале промышленность развивается уже более трехсот лет. Металлургия, горнодобывающее производство и так далее. У всех предприятий в результате производственной деятельности образуются отходы, размещение которых осуществляется на специальных объектах (шламонакопителях). После приватизации в 1990-х годах из 307 объектов размещения отходов 37 объектов (12,1%) оказались бесхозными. При отсутствии собственника ответственность за поддержание экологической безопасности на этих объектах несут муниципалитет и правительство субъекта федерации. Вот, например, всем известные шламонакопители ликвидированных Лёвихинского и Дягтярского рудников. Если ими не заниматься, они могут оказать негативное влияние на источники питьевого водоснабжения Екатеринбурга и Нижнего Тагила. Во избежание этого более 50 миллионов рублей ежегодно из областного бюджета Свердловской области направляется на нейтрализацию размещенных в этих накопителях отходов. Такие объекты относятся к категории объектов ранее накопленного экологического ущерба.

– То есть именно для таких объектов создавалась федеральная целевая программа «Ликвидация накопленного экологического ущерба на 2014–2025 годы»?

– Совершенно верно. Но эта программа так и не была принята! Говорят о ней на разных уровнях власти уже лет 15. Правительство Свердловской области не раз направляло в адрес Росприроднадзора свои предложения по включению в программу областных объектов ранее накопленного экологического ущерба. Кроме Лёвихинского и Дегтярского шламонакопителей там фигурируют шламонакопитель «Хромпика», в котором содержится токсичный шестивалентный хром, ряд других объектов. На Всероссийском съезде по охране окружающей среды, который состоялся в Москве в 2013 году, представители субъектов РФ и бизнеса снова поднимали вопрос о принятии этой программы, что было отражено в резолюции съезда, но дело опять было отложено, поскольку сегодня в стране сложилась не самая благоприятная ситуация для решения экологических проблем.

– И тем не менее их необходимо решать…

– Безусловно, потому что они усугубляются. От решения экологических проблем зависит качество жизни населения, по уровню которого мы еще отстаем от многих экономически развитых стран. Вернемся к теме твердых коммунальных отходов. Вот если у промышленных отходов есть хозяин, собственник, то он худо-бедно решает проблему переработки отходов. На многих крупных предприятиях, таких как СУМЗ, НТМК, Северский трубный завод, «Русский хром», ПНТЗ, текущие отходы перерабатываются практически на 100%. В то же время существуют целые отрасли, в которых решение проблем, связанных с отходами, никак не сдвинется с мертвой точки. Например, алюминиевое производство: Богословский алюминиевый завод, Уральский алюминиевый завод. Там поиск технологий переработки отходов (красных шламов) продолжается, поскольку предлагаемые на сегодняшний день экономически нерентабельны.

С твердыми коммунальными отходами ситуация еще сложнее. Законом все основные полномочия по обращению с ними ложатся на плечи субъекта федерации. В законе говорится, что субъект федерации должен выбрать регионального оператора, который будет управлять процессом обращения с ТКО. Но на сегодняшний день ничего до конца не решено: подзаконных актов Правительства РФ, определяющих порядок их выбора и организации работы, нет. Поэтому никакого регионального оператора в Свердловской области нет, как нет областной программы и территориальной схемы по обращению с отходами, наличие которых тоже предусмотрено законодательством. Причина? Множество правовых дыр. По инерции за эту работу у нас все еще отвечают муниципалитеты. Вы, наверное, слышали, что администрация города Нижний Тагил пытается самостоятельно найти партнера, инвестора, который мог бы вложиться в строительство нового полигона ТКО на основе частно-государственного партнерства. Я считаю, что данный механизм мог бы хорошо продвинуть решение этого вопроса. То есть государство передает в аренду имущественные комплексы, устанавливает какие-то налоговые льготы, дает возможность включать в тарифы на обращение с ТКО инвестиционную составляющую. Инвестор, в свою очередь, вкладывает собственные либо заемные средства в строительство объекта. Такой альянс государства и бизнеса, на мой взгляд, очень перспективен. Но, к сожалению, мы все знаем пословицу про то, как русский мужик долго запрягает. Мы все запрягаем, запрягаем и никак не поедем.

– Бич многих больших городов – стихийные свалки. Как Вы считаете, почему нам не удается справиться с этой бедой?

– Постоянно меняется законодательство. То мы его смягчаем, то ужесточаем. Не так давно было отменено обязательное лицензирование деятельности по сбору и транспортированию отходов. Поскольку сейчас любая деятельность, которая финансируется за счет бюджетных средств, осуществляется на конкурсной основе, а главным ориентиром в конкурсе является цена, то в итоге среди исполнителей контрактов оказались дешевые и не очень добросовестные компании. Они выигрывали конкурсы, не имея ни техники, ни специалистов. В результате отходы оказывались в лесах и на обочинах дорог. Сейчас опять ввели лицензирование сбора и транспортирования отходов, то есть повышаются ответственность и контроль за организациями, осуществляющими эти виды деятельности. Надеюсь, что это как-то улучшит ситуацию. Кстати, я считаю, что в последние годы наши дороги стали чище. Вспоминаю, как десять лет назад в области была принята программа «За чистый Урал» по борьбе с несанкционированными свалками, как много мы работали со «Свердловскавтодором» по обеспечению чистоты придорожных полос. Думаю, все это принесло положительные результаты.

– Как выглядит сегодня экологическая карта Свердловской области? Где самые грязные территории?

– Карта меняется. У нас есть 13 городов, где размещены предприятия металлургического, химического, энергетического комплексов. Это априори сложные предприятия. Нельзя сказать, что в этих городах все в порядке с воздухом, почвой и водой. Но, по оценке областного Министерства природных ресурсов и экологии, с 2010 года по 2015 год суммарные выбросы предприятий в атмосферу сократились на 15%. В Екатеринбурге и в Нижнем Тагиле уже не регистрируются экстремально высокие уровни загрязнения атмосферного воздуха. Все эти улучшения стали возможны благодаря взаимодействию Правительства области и крупных предприятий, заключивших соглашения о совместной природоохранной деятельности, а также благодаря повышению качества автомобильного топлива и строительству объездных дорог. Но, безусловно, необходимо еще очень много сделать для того, чтобы мы жили в комфортной среде обитания.

– В последние годы в России практически ничего не слышно о деятельности экологической общественности. Если раньше имена были у всех на слуху, то сегодня невозможно вспомнить ни одну фамилию.

– Я не могу с этим согласиться. Есть очень сильные группы общественников, например, в Первоуральске. Там есть такой лидер – Плюснин Владимир Серафимович. Он является заместителем председателя областного совета Всероссийского общества охраны окружающей среды. Это очень активная организация. В настоящее время они ведут переговоры с «Хромпиком», с Первоуральским новотрубным заводом. У них довольно жесткая позиция. Выступают за минимизацию производственных отходов. В Нижнем Тагиле действует организация «Экоправо», руководитель – Волегов Андрей Николаевич, которая борется за право тагильчан пить качественную питьевую воду.

В Дегтярске действует очень серьезная группа общественников, которая препятствует строительству сурьмяного завода. Об этом очень много пишут в прессе. Если бы эта группа не отстаивала своих позиций, то завод, наверное, уже был бы построен. Думаю, что они пойдут до конца и этого предприятия там не будет. Хотя у лоббистов завода очень серьезные доводы: они утверждают, что технология переработки сурьмяных отходов достаточно чистая, аналогичные предприятия есть в Европе и т.д. Но в Дегтярске и так очень плохая экологическая обстановка – старое производство оставило после себя шламонакопители. Дегтярский узел, опять же, связан с Волчихинским водохранилищем, которое является источником питьевой воды для екатеринбуржцев. Поэтому я, как жительница Екатеринбурга, тоже не проголосовала бы за сурьмяной завод. То, что общественники привлекают внимание к этому объекту, очень важно.

Кроме того, есть общественные организации, объединяющие людей по принципу профессиональных интересов. В качестве примера можно привести НП «Уральская ассоциация экологически ответственных предприятий», в которую входят руководители предприятий, осуществляющих деятельность по обращению с отходами, и представители науки и образования. Целью подобных организаций является информационная и правовая поддержка их членов, а также формирование вопросов и предложений в адрес органов власти в части совершенствования нормативно-правового обеспечения экологической деятельности.

– Галина Юрьевна, Вы уже долгие годы работаете в образовании, в высшей школе. Как по-Вашему, нынешняя молодежь не потеряла интерес к профессии эколога?

– Знаете, не так давно мне довелось побывать на юбилее кафедры в лесотехническом университете, которая выпускает инженеров-экологов. С большим удовольствием познакомилась с нынешними студентами, повстречалась с выпускниками. Очень хорошая кафедра, замечательные специалисты! Это именно инженеры, то есть у них развито инженерное мышление и при этом сформирована экологическая ответственность. Профессия востребована, интерес у ребят есть. К сожалению, в УрГЭУ кафедры природопользования как таковой сегодня нет, она соединилась с другой кафедрой, но все равно эта тема у нас звучит. Шесть лет в УрГЭУ в рамках Евразийского экономического форума молодежи проводится конкурс научно-исследовательских проектов студентов и молодых ученых «Евразия Green». В конкурсе есть три номинации: первая – «экологическая ответственность бизнеса, инженерные и технологические решения», вторая – «экономические и правовые вопросы охраны окружающей среды» и третья – «экологическая культура, образование и воспитание». Нам присылают работы студенты из других городов и стран. В этом году поступило более 60 работ. В том числе из Индии, Чили, Бангладеш, Казахстана. У молодых исследователей есть свое видение, как решать экологические проблемы, многие работы были как раз связаны с переработкой отходов. Они думают об альтернативных источниках энергии, о выращивании экологически чистых продуктов. Очень интересно было наблюдать, с каким воодушевлением ребята защищали свои работы. Хотелось бы отметить и поблагодарить наших постоянных партнеров и спонсоров: Среднеуральский медеплавильный завод, Русскую медную компанию, ООО «ЭНВИРО-ХЕМИ ГмбХ» (Германия), российско-бельгийское предприятие «Пролайм», НП «Уральская ассоциация экологически ответственных предприятий», которые помогают нам поощрять победителей конкурса очень достойными призами.

Вообще, я считаю экологическое образование, формирование экологической культуры очень важным направлением экологической деятельности. И этот вопрос, наряду с другими вопросами организации природоохранной деятельности, обсуждался на экологическом форуме «Сила Урала: здоровая окружающая среда», организованном Министерством природных ресурсов и экологии Свердловской области. Форум прошел в июле на площадке УрГЭУ и собрал большой круг экологов муниципальных образований, предприятий, научных и образовательных учреждений и общественных организаций. Специалисты обсудили итоги природоохранной деятельности за прошлый год и приняли к исполнению задачи по повышению качества окружающей среды в Свердловской области на перспективу.

Беседовала Ольга Иванова