Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №5 (68) май 2016  Рубрика: Педагогические науки"

Оптимизация преподавания иностранного языка в неязыковом вузе при переходе на систему «бакалавриат − магистратура»

И.А. Авхачёва, канд. пед. наук, доцент,
кафедра иностранных языков, лингвистики и перевода,
Пермский национальный исследовательский политехнический университет,
г. Пермь, Россия
В статье рассматриваются вопросы, касающиеся организации процесса обучения иностранному языку в неязыковом вузе в условиях перехода на двухуровневую систему высшего образования. Обозначены ключевые направления приложения педагогических усилий в целях оптимизации процесса формирования необходимых компетенций, предусмотренных новым образовательным стандартом и отраженных в рабочих программах. Обосновывается необходимость консолидации междисциплинарных связей для повышения эффективности учебной деятельности студентов и улучшения ее результативности. Под этим углом зрения рассматриваются механизмы взаимного положительного влияния изучения специальных, общенаучных дисциплин и предмета «Иностранный язык». Анализируются потенциальные возможности организации научно-исследовательской работы студентов в рамках педагогического сотрудничества между кафедрами как одного из факторов, способствующих формированию положительной мотивации и позволяющих студентам осознать значимость иностранного языка для их будущей профессиональной деятельности. Приводятся данные, характеризующие структуру учебной мотивации студентов в отношении вузовского курса иностранного языка, и описываются методические приемы и формы работы, которые бы могли способствовать ее повышению. Особое внимание в статье уделено вопросу организации самостоятельной работы студентов и столь важному компоненту, как контроль ее результатов.
Ключевые слова: оптимизация обучения иностранному языку, принцип междисциплинарности, повышение учебной мотивации, самостоятельная работа студентов, научно-исследовательская работа студентов

На сегодняшний день переход к двухуровневой системе профессионального высшего образования является свершившимся фактом – соответственно, произошла смена всей парадигмы вузовской подготовки специалистов. Изменения затронули как образовательные стандарты в целом, переориентировав их с процесса обучения на его результат, предусматривающий формирование ряда общеобразовательных и профессиональных компетенций, так и отдельные параметры организации учебного процесса. Поменялись содержание обучения в части номенклатуры изучаемых дисциплин и предметно-тематическое наполнение последних; общее количество часов, отводимых на изучение отдельных предметов, сократилось, а также произошло их перераспределение в пользу самостоятельной работы студентов; обозначена необходимость усиления исследовательской компоненты в учебной деятельности. Реформирование высшего образования стало своеобразным вызовом для академического сообщества: сегодня требуется по-новому подходить к организации учебного процесса и использовать такие образовательные технологии, которые бы обеспечивали качественную подготовку специалистов. В настоящей статье предпринята попытка с учетом общего направления вектора развития высшей школы обозначить некоторые пути оптимизации учебной деятельности студентов в рамках преподавания дисциплины «Иностранный язык».

В определениях понятия «оптимизация», которые можно найти в разных источниках, объединяющим моментом является его трактовка как выбора варианта, наиболее предпочтительного и наиболее соответствующего данным условиям и задачам. Исходя из этого, а также учитывая, что профессиональная подготовка специалистов должна носить системный характер, при построении курса иностранного языка в вузе следует предусматривать не только решение узкоутилитарных задач, но и, по возможности, обеспечивать их органичную связь с задачами обучения, которые стоят перед другими дисциплинами. И если связь между отдельными дисциплинами достаточно очевидна – вряд ли нуждается в доказательствах значимость изучения математики для бухгалтера или финансиста, а сопромата для инженера, – логическое выстраивание междисциплинарных связей с участием предмета «Иностранный язык» и прочих дисциплин для неязыкового вуза представляет собой задачу более сложную. Несмотря на то, что в любом вузе имеется прослойка студентов, рассматривающих изучение иностранного языка как существенный элемент своей профессиональной подготовки, реальность такова, что в массовом студенческом сознании присутствие этого предмета в учебных планах неязыковых вузов трактуется как нечто лишнее, инородное по отношению к специальным дисциплинам и даже другим общеобразовательным предметам. Так, анкетирование, проведенное в Мордовском государственном университете, показало, что более половины студентов изучают язык лишь потому, что это предусмотрено программой; 19% опрашиваемых признались, что учат язык, чтобы не быть отчисленными за неуспеваемость; и только 10% связывают изучение языка с будущей работой и возможностью карьерного роста1. По данным опроса, проведенного специалистами Рязанского НИИ психологии и методологии, последний показатель составляет 17%2.

Возможно, одной из объективных причин такого положения вещей является «негуманитарный» склад ума студентов неязыковых вузов или утрата интереса к изучению иностранного языка еще на школьной скамье, наконец, изначально слабая подготовка по данному предмету на момент поступления в вуз. Как бы то ни было, приходится констатировать, что полноценная учебная мотивация в отношении дисциплины «Иностранный язык» и понимание её значимости для будущей профессиональной деятельности наблюдаются далеко не у всех студентов. Справедливости ради отметим, что результаты анкетирования студентов Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана – вуза элитарного в лучшем смысле этого слова – значительно отличались от тех, что приведены выше. С перспективой профессионального карьерного роста изучение языка связывали 32% студентов (при этом 6% уже в период обучения отмечали его необходимость для чтения научно-технической литературы), 9% – с изучением языков программирования и еще 1% студентов планировал продолжить обучение за границей3. Но и среди студентов этого вуза большая часть респондентов рассматривали изучение иностранного языка вне связи со своей профессиональной деятельностью, и, следовательно, вне связи с общенаучными и специальными дисциплинами.

Объединяющим началом для обеспечения междисциплинарных связей с участием иностранного языка могла бы стать должным образом организованная научно-исследовательская работа студентов (НИРС). Рассчитывать на сколько-нибудь серьезное исследование вопросов лингвистического плана в неязыковом вузе, естественно, не приходится. (Хотя автору известен случай полной «переквалификации» студента-химика в аспиранталингвиста с последующей защитой диссертации по филологии, это лишь исключение, подтверждающее правило.) В большинстве своем на внутривузовских и межвузовских студенческих конференциях сообщения на иностранном языке носят реферативный характер и касаются общекультурных аспектов жизни нашей страны и стран изучаемого языка. Безусловно, назвать их презентацией результатов научного исследования, то есть полноценной НИРС, нельзя. Вместе с тем, преподаватели общенаучных и выпускающих кафедр, как правило, занимаются реальными исследованиями в своих областях, что предполагает поиск информации о состоянии проблемы и ее последующее обобщение в виде обзора при написании статьи или монографии. Почему бы к информационному поиску не подключить студентов, используя в качестве консультанта их преподавателя по иностранному языку, тогда как консультантом по исследуемой проблеме выступал бы преподаватель-предметник? Объем подлежащих обработке (в виде полного или реферативного перевода) источников информации может быть небольшим, а их количество ограниченным, но в отношении качества выполненной работы скидок быть не должно. Сказанное вполне согласуется с нормами времени, отводимого на самостоятельную работу студентов, когда соотношение аудиторной и самостоятельной работы по многим дисциплинам составляет пропорцию 1:1. Просто вместо работы с текстами учебников студенты будут иметь дело с аутентичными и, что немаловажно, актуальными с профессиональной точки зрения материалами.

В организационном плане такое сотрудничество могло бы оформляться в виде рабочих групп, состоящих из нескольких студентов под руководством одного из них, наиболее продвинутого и подготовленного с точки зрения владения языком. Идеально было бы привлечь студентов к выполнению НИРС по соответствующей инженерной дисциплине, чтобы они на своем опыте убедились, насколько иностранный язык может быть востребован в их будущей профессии. Наконец, своеобразным признанием участия студентов – пусть весьма незначительного – в выполнении реальной научно-исследовательской работы могло бы стать упоминание об их помощи в статье или докладе преподавателя – то, что в публикациях зарубежных авторов часто присутствует под рубрикой Acknowledgements.

В арсенале преподавателя иностранного языка всегда отыщутся и другие средства выявления и консолидации связей между изучением данного предмета и других дисциплин. Например, прослеживание этимологического родства между терминами, актуальными для отдельных дисциплин, прочими словами родного языка и их англоязычными, немецкоязычными или франкоязычными корнями может благотворно сказаться и на усвоении иноязычной лексики, и облегчить овладение понятийным аппаратом других дисциплин. Разумеется, необходимыми условиями этого являются эрудиция преподавателя иностранного языка и системность в использовании им соответствующих методических приемов и форм работы. Если

В качестве своеобразного контрапункта для реализации принципа междисциплинарных связей применительно к предмету «Иностранный язык» может выступать ознакомительное (или информативное) чтение. Студенты, как правило, теряют интерес к этому виду учебной деятельности, если в тексте речь идет о вещах, им хорошо известных. Текст в этом случае воспринимается не как источник полезной информации, а как иллюстрация возможностей иностранного языка передавать то или иное предметное содержание. Если же информация в тексте отличается новизной, содержит неизвестные студентам факты и, более того, представляет профессиональный интерес, чтение превращается в достаточно увлекательный поиск сведений, которые могут иметь отношение к самому широкому кругу вопросов и затрагивать проблематику самых разных дисциплин, предусмотренных программой.

Полученная на занятиях по иностранному языку информация иной раз может «играть на опережение», поскольку студенты приобретают знания (пусть представленные в достаточно популярной форме), относящиеся к тем дисциплинам, которые им еще предстоит изучать. В дальнейшем эти сведения общего характера будут детализированы, конкретизированы и получат научное осмысление в курсах специальных дисциплин, имеющих непосредственное отношение к формированию профессионально значимых компетенций. Но именно благодаря иностранному языку будет создан некоторый бэкграунд, который может способствовать освоению понятийного аппарата специальных и общенаучных дисциплин. Наш опыт преподавания свидетельствует о том, что студенты часто впервые знакомятся с такими понятиями, как «аутсорсинг», «франчайзинг» (применительно к менеджменту), «протекционизм» (применительно к международной торговле), «фрустрация», «ригидность» (применительно к психологии), «коллаборационизм» и «конформизм» (применительно к истории и политологии), «ургентное состояние» (применительно к медицине), узнают о происхождении слов «пиар», «маржа», «мажоритарный» на занятиях по иностранному языку до того, как им встретятся эти понятия на старших курсах. Как видим, преподаватели иностранного языка располагают дидактическими ресурсами для интегрирования содержания обучения иностранному языку в общий контекст подготовки специалистов негуманитарного профиля.

Еще одно направление приложения педагогических усилий в интересах оптимизации учебной деятельности связано с поиском новых подходов к организации самостоятельной работы студентов (СРС). Она всегда считалась неотъемлемым компонентом процесса получения знаний и формирования навыков – независимо от типа и профиля учебного заведения, преподаваемой дисциплины, формы и этапа обучения. В условиях перехода на систему обучения «бакалавр – магистр» повышается не только удельный вес СРС в учебной деятельности, но и ее значимость как одного из потенциальных ресурсов развития у студентов навыков самообразования, поскольку требованием дня становится реализация концепции непрерывного профессионального образования на протяжении всей трудовой жизни. Это связано с постоянным возрастанием объема информации и быстро меняющимися запросами рынка труда. Так, на международном семинаре по проблемам бакалавриата в г. СанктПетербурге – в преддверии перехода к двухуровневому формату вузовского образования – особый акцент был сделан на необходимости развития у студентов способности к самостоятельному обучению, что является обязательным условием продолжения профессионального образования4. Аналогичные мысли высказывают авторы многих работ, посвященных проблеме организации СРС при изучении иностранных языков в учебных заведениях разных типов.

Однако реализация поставленной задачи сопряжена с немалыми трудностями, так как помимо усилий со стороны преподавателя предполагается наличие определенных личностных качеств и черт характера у самих студентов. Многие молодые люди, пришедшие в вуз, оказываются неспособными адаптироваться к серьезным академическим нагрузкам и новым формам обучения. При отсутствии самодисциплины менее жесткий, по сравнению со школой, контроль посещаемости занятий, отсроченный – вместо поурочного – контроль выполнения заданий по отдельным предметам подчас превращают СРС в пустую формальность. И если по отношению к изучению предметов, так или иначе связанных с будущей профессией, студенты проявляют бόльшую заинтересованность и ответственность, то изучение иностранного языка, как уже было сказано, часто остается на периферии их интересов. Между тем, как отмечается в работе О.В. Сагиновой, наиболее востребованными являются на сегодняшний день именно те виды деловой активности, в которых без адекватного знания иностранного языка сложно добиться успеха5. Очевидно, предлагая студентам тот или иной вид самостоятельной работы, преподаватель не должен сводить ее организацию к выдаче задания и раздаче необходимых материалов. В грамотно организованной самостоятельной работе студентов непременно должна присутствовать психолого-педагогическая составляющая, которая влияет на формирование нужных личностных качеств будущего специалиста – в частности, речь идет о мотивационной компоненте СРС.

По утверждению Р.А. Готлиба, мотивация выступает движущей силой, которая побуждает человека к успешному изучению языка. Но необходимо найти ту золотую середину, когда сам процесс овладения языком вызывал бы у студентов желание учиться, что возможно лишь при удовлетворенности как процессом учения, так и достигнутыми результатами6. Подтверждение сказанному находим в другой работе, где говорится, что высокая степень тревожности и низкая самооценка своих знаний по иностранному языку отрицательно влияют на успешность учения7. Чтобы способствовать преодолению этого психологического барьера, можно рекомендовать организовывать СРС в малых группах, где студентам с разным уровнем подготовки будут выдаваться посильные задания, работающие на общий результат. Попутно это внесет свой вклад в формирование умения работать в команде. Положительный опыт организации самостоятельной работы студентов-филологов при изучении спецкурса по лингвоаксиологии в таком формате описан в статье Ю.С. Старостиной8. Предлагаемая Ю.С. Старостиной форма организации внеаудиторной СРС укладывается в рамки проектной методики, и при соответствующей методической адаптации этот опыт может быть использован и в других условиях обучения – в частности, в рамках междисциплинарной НИРС, о чем упоминалось выше.

Определенным мотивационным потенциалом может обладать правильно организованный контроль СРС, при котором одним из принципов оценивания ее результатов должен стать дифференцированный подход к достижениям отдельных студентов. Поскольку студенты приходят в вуз с неодинаковой школьной подготовкой по иностранному языку, оценивать результаты их работы можно, руководствуясь единой шкалой. Тем самым будет соблюден принцип объективности оценивания. Однако интерпретировать эти результаты следует относительно разных отправных точек. Ведь то, что одним студентам дается без особого труда, для других может быть результатом многочасовой упорной работы, и оставить без положительного комментария слабую (но заслуженную!) «троечку» студента, пришедшего в вуз практически с нулевыми знаниями, было бы педагогически неверно. Контроль учебной деятельности – и самостоятельной работы в том числе – должен быть поставлен таким образом, чтобы студенты сами были заинтересованы в нем как объективном формальном свидетельстве своего прогресса. Если контроль перестанет нести в себе элемент устрашения, есть вероятность, что студенты перестанут бояться получения низкой оценки (во всяком случае, при текущем и рубежном контроле), перестанут стремиться получить более высокую оценку ценой списывания, подглядывания ответа или получения подсказки. Они, скорее, будут руководствоваться чувством здоровой конкуренции, что, в свою очередь, можно рассматривать как проявление положительной мотивации к учебе.

В заключение отметим, что обозначенные в настоящей статье направления работы по обеспечению эффективности и результативности преподавания иностранного языка в новых условиях осуществления образовательной деятельности отнюдь не исчерпывают ряда возможных решений всего многообразия задач, стоящих перед педагогами. В рамках предлагаемых подходов необходимо осмыслить и перевести в практическую плоскость весьма большой круг вопросов, касающихся как содержания обучения, так и методического инструментария в виде конкретных форм, средств и приемов обучения, учитывая при этом реалии современного образовательного пространства.

Литература:

1. Данилова О.А., Конова Д.В., Дукин Р.А. Роль мотивации в изучении иностранных языков [Электронный ресурс]. URL: http://study-english. info/article018.php (дата обращения: 07.04.2016).
2. Бирюкова С.А. Проблема мотивации при изучении иностранного языка [Электронный ресурс]. URL: http://www.niipsycho.ru/o-nas/problemyimotivaszii-pri-izuchenii-inostrannogo-yazyka (дата обращения: 29.04.2016).
3. Фуфурина Т.А. Пути повышения мотивации при изучении английского языка у студентов МГТУ им. Н.Э. Баумана // Гуманитарный вестник. 2014. Вып. 1 [Электронный ресурс]. URL: http:// hmbul.bmstu.ru/catalog/pedagog/engped/156.html (дата обращения: 03.04.2016).
4. Что представляет собой бакалавриат?: итоговый отчет междунар. семинара, Санкт-Петербург, 25– 26 нояб. 2004 г. [Электронный ресурс]. URL: http:// www bologna.spbu.ru/documents/123-25-26-2004 (дата обращения: 10.04.2016).
5. Сагинова О.В. Интернационализация высшего образования как фактор конкурентоспособности // Вестник Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова. 2004. № 1. С. 15–25.
6. Макаев Х.Ф. Мотивация как главный фактор подготовки лингвокомпетентного специалиста // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта. 2012. № 12 (94). С. 92–96. 7. Готлиб Р.А. Социальная востребованность знания иностранного языка // Социологические исследования. 2009. № 2. С. 122–127. 8. Старостина Ю.С. Вики-проект как эффективная форма организации самостоятельной работы студентов // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2016. № 4 (58), ч. 3. С. 210–212.