Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: № 1 (64) январь 2016  Рубрика: Гость номера

«В условиях усиления в обществе процессов стратификации, дифференциации и поляризации социальных групп роль государства существенно возрастает»

Современный этап мирового социального развития характеризуется наличием нескольких типов цивилизации, которые можно классифицировать по уровню научно-технического прогресса. Если ориентироваться на этот принцип, то одни страны еще находятся на доиндустриальном этапе цивилизации, другие проходят индустриальный этап, а третьи вступают в постиндустриальную эпоху. В последнюю группу входит и Россия. Достигнув постиндустриальной стадии, человечество столкнулось с проблемой изменения роли, места и содержания информации. Человек оказался под воздействием постоянных потоков информации, и современное общество мы начали характеризовать как общество инновационное, информационное. Каковы основные черты и конфликты этого нового типа общества? Как чувствует себя личность в условиях информационной революции? Как человеческий и социальный капитал воздействуют на благосостояние общества и каково его значение для экономического роста? Эти вопросы мы обсудили с гостем январского номера журнала «Дискуссия» доктором социологических наук, профессором Пермского национального исследовательского политехнического университета Василием Николаевичем Стегнием. Профессор Стегний считает, что современный мир заставляет человеческое сознание меняться очень быстро. Ускорение ритмов, темпов социальных процессов, сокращение периодов эволюционных накоплений, рост числа коренных, качественных «скачков» во всех сферах жизни способствуют этому. Существенное влияние на развитие человеческого сознания оказывает искусственный интеллект, основными формами которого являются робототехника и компьютер. Но использование компьютеров невозможно без программного обеспечения, которое разрабатывает человек. Чтобы двигаться дальше, необходимо развивать сознание.
Ключевые слова: индустриальное и постиндустриальное общество, человеческий и социальный капитал, модернизм и патернализм, глобализация, традиционные человеческие ценности, кризис духовности, единое коммуникативное пространство, исследование социокультурных явлений, институт семьи.

СТЕГНИЙ Василий Николаевич,

доктор социологических наук, профессор Пермского национального исследовательского политехнического университета (ПНИПУ), академик Академии социальных наук РФ, Почетный работник высшего профессионального образования РФ, Заслуженный работник высшей школы РФ, Заслуженный деятель Российского общества социологов (РОС).

Автор 400 научных работ, из них – 12 монографий, 13 учебных пособий, 29 публикаций в изданиях из перечня ВАК, 11 – Scopus. Разработчик концепции и технологии гуманитаризации инженерного образования, на базе которой в 1993 году в ПНИПУ был организован гуманитарный факультет.

Сфера научных интересов

проблемы социологии личности, сознания, социального прогнозирования и проектирования, социальной структуры, социальных процессов, теории и методологии социологии.

Современный этап мирового социального развития характеризуется наличием нескольких типов цивилизации, которые можно классифицировать по степени развития научно-технического прогресса. Если ориентироваться на этот принцип, то одни страны еще находятся на доиндустриальном этапе цивилизации, другие проходят индустриальный этап, а третьи вступают в постиндустриальную эпоху. В последнюю группу входит и Россия.

Достигнув постиндустриальной стадии, человечество столкнулось с изменением роли, места и содержания информации. Человек оказался под воздействием постоянных потоков информации, и современное общество мы начали характеризовать как общество инновационное, информационное. Каковы основные черты и конфликты этого нового типа общества? Как чувствует себя личность в условиях информационной революции? Как человеческий и социальный капитал воздействуют на благосостояние общества и каково его значение для экономического роста?

Обо всем этом мы беседуем с гостем январского номера доктором социологических наук, профессором Пермского национального исследовательского политехнического университета Василием Николаевичем СТЕГНИЕМ.

– Василий Николаевич, современный мир заставляет человеческое сознание меняться очень быстро. Что именно оказывает влияние на ход наших мыслей?

– Во всемирной истории действует закон ускорения развития. Ускорение ритмов, темпов социальных процессов, сокращение периодов эволюционных накоплений, увеличение числа коренных, качественных «скачков» во всех сферах жизни способствует быстрому их изменению. Под действие этого закона попало и сознание, роль которого сегодня резко возросла. А оно не отвечает потребностям социального прогресса, отстает от него. Тем более что существенное влияние на его развитие в настоящее время оказывает искусственный интеллект, основными формами которого являются робототехника и компьютер. Компьютер отличается от человека тем, что быстро считает. Больше ничем. Станислав Лем в своей книге «Сумма технологий» подметил это лет 40 назад. Но использование компьютеров невозможно без программного обеспечения, которое зависит от состояния знания, сознания. Чтобы двигаться дальше, необходимо развивать сознание. Ядром сознания являются знания. Современное сознание – очень многотиповое. Мы с вами имеем и мифическое, и магическое, и религиозное, и утопическое сознание. В постиндустриальном, информационном обществе быстро встал вопрос о формировании нового типа сознания – научного, основой которого являются научность и образованность человека.

От человеку, живущего в современном обществе, требуется три составляющие для успешного функционирования: это труд, капитал и информация, знания. Почему добавились информация, знания? Лет через 20-25 мы придем к тому, что процентов 80 населения будут занято в сфере обслуживания, 15 процентов – в промышленности и 5 процентов – в сельском хозяйстве. Западная Европа уже близка к этим показателям, Россия приблизится к ним чуть позже. Обслуживание связано с информацией, с знаниями. От этого никуда не уйти. Ядро сознания, как я уже сказал, составляют знания, информация. Вот какова информация, таково и сознание. Сознание формируется под действием многих факторов. Прежде всего, это объективные факторы макросреды, то есть все общество, окружающее человека; все то, что происходит с обществом – с материальной базой, экономикой, социальной структурой, культурой, с политической системой. Мы застаем все эти факторы в момент рождения. Эти факторы нас двигают в заданном направлении. К объективным факторам добавляются субъективные. Что сюда входит? Литература, искусство, средства массовой информации. Кстати, СМИ сегодня принадлежит огромная роль в деле формирования сознания. Мы проводили исследования по поводу того, что и как читают современные жители России. К примеру, газета на первой полосе публикует официальную информацию. На второй – менее важная информация, но она касается более узкой аудитории, на третьей – международная информация, на четвертой – фельетоны, справочная информация. Последнюю страницу читают больше всего – 70 процентов, первую страницу − всего 7-8 процентов читателей. И вот мы удивляемся тому, как проголосовали эти люди на выборах, удивляемся, кого они выбирают в думы. Они это делают на основе информации. Еще раз повторю: роль СМИ существенно возросла в последние годы. Но формирование сознания происходит не только под действием объективных и субъективных факторов макросреды. В этом процессе громадную роль играют факторы микросреды: семья, школа, трудовой коллектив. Существуют определенные направления, формы, средства, каналы, методы формирования сознания… Сама позиция индивида, как он занимается своим самовоспитанием, саморазвитием, самоуправлением, какие ценности он для себя выбирает… То есть сознание формирует социальная среда. Ей принадлежит основная роль. При этом роль индивидуального выбора человека мы тоже не умаляем.

В связи с этим приведу такой пример. Нашу сегодняшнюю молодежь упрекают в том, что многие из них хотят уехать на Запад. 30 лет назад, когда нас воспитывало поколение фронтовиков, эта проблема не стояла. И в Советском Союзе тоже не стояла. И не потому, что был железный занавес, а потому что вся окружающая человека среда, действительность создавалась им самим, а не Западом. Люди работали на наших предприятиях, станках, читали наши книги, газеты, журналы, смотрели наше кино, носили нашу одежду. А сегодня, простите, он ест западную пищу, смотрит западные фильмы, ездит на иностранной машине… Возникает вопрос: а чего мы от современного человека ждем?! Чтобы он хотел жить в стране, где нет ничего собственного, а люди, владеющие собственностью, живут на Западе?

Чтобы он захотел остаться, надо создать такую ситуацию, когда все будет производиться здесь. Чтобы человек видел здесь свое место, в этом созидательном процессе. Такая социальная среда будет формировать другое сознание, ориентированное на данную среду.

Несмотря на доминирующую в сознании молодежи установку уехать из России после окончания школы, молодые люди не считают себя приверженцами западной культуры. Так, по данным опроса 2014 года, проведенного «Левада-центром», на вопрос: «В какой мере вы ощущаете себя человеком западной культуры?» 53 % ответили, что не ощущают, и только 2 % сказали, что воспринимают себя как европейцев. Кроме того, 70 % опрошенных готовы встать на защиту своей Родины.

200-250 тысяч граждан РФ ежегодно уезжают на Запад, такое же количество с Запада приезжают к нам.

– Есть такой тезис «рынок все решит»...

– Рынок не может решить вопросы воспитания, образования, культуры, литературы, духовности, искусства. Кадры решают все, человек, личность. Остановлюсь еще на одном моменте. Ядром, ориентиром сознания, как известно, является идеология. Много веков подряд идеологией россиян было православие. Хорошая эта идеология или нет, можно спорить, но она была. А с 1917 года идеологией народа стал марксизм-ленинизм. С этой идеологией страна провела индустриализацию, вышла в космос, победила в войне. На смену этой идеологии в 90-е годы пришла либеральная, что привело к столкновению ценностей и дало толчок к разрушению общества, человека. Ввиду разрушения общества основная группа людей наемного труда не поддержала эти ценности. Некоторое время назад я проводил опрос среди студентов нашего вуза относительно понимания ими сущности демократии, ее места и роли в обществе. Анализ их представлений показал, что демократия в сознании молодых девальвировалась, стала пустым звуком. Трагедия в том, что без идеологии общество не может позитивно, сознательно развиваться. Вот, Китай, например, взял за идеологию патриотизм. Плохо или хорошо, но это работает. Нужна идея, которая могла бы объединить людей. Индустриализация, строительство социализма в 30-е годы ХХ века объединили людей. Заводы строили, дома строили, хлеб появился, сахар, книги были написаны, ликвидировали неграмотность. Как-то так получилось, что в Конституции 1990-х годов закрепили деидеологизацию общества. Но сознание не может дрейфовать куда попало.

– Какая идея нужна современной России?

– Перед нами стоит задача – создать постиндустриальное, информационное, инновационное общество. Это должно быть общество нанотехнологий, биотехнологий, информационных технологий и когнитивных технологий. Это четыре стратегических направления развития общества. Нужно поставить себе цель – что мы хотим построить? У нас много идет разговоров, что мы строим рыночное общество социальной ориентации. А что в основе этого общества, не ясно. Чтобы эти четыре направления двигать, нужно принимать во внимания два других стратегических направления – развитие производства и стимулирование труда работника. Возьмите эти стратегические направления в качестве цели, из этой цели выйдет тактика, за тактикой сделайте прогноз, за прогнозом создайте программу, из программы – план, а из плана выделите проекты. И вы получите определенное направление развития. Тогда у человека появятся цель и уверенность. Мои исследования, которые проводились в 70-х годах, показывали: в те времена большая часть населения была уверена в своем завтрашнем дне. В 90-е годы уверенных осталось меньше − 20 процентов. Сейчас доля увеличилась примерно до 50-60 процентов, но ведь мы знаем, что половина молодежи хочет уехать из страны. Что ее туда толкает? Мы уже говорили об этом. Задачи, которые ставит перед собой общество, должны стать достоянием сознания каждого человека. Трагедия сегодняшнего общества еще и в том, что у нас нет идеала личности. Кого бы вы могли назвать идеалом? Депутата? Бизнесмена? Губернатора? Коррупция губит общество. У нас забыли и про учителя, и про врача. В сознании детей осело: можно купить все − справедливость, честь, достоинство… Нет у нас сегодня и национального героя. О красоте рабочей профессии нигде нет ни слова, даже в вузе преподавать молодежь не хочет! Раньше были образы, на которых можно было воспитывать детей, нас учили поэзии, музыке, спорту. А сейчас чем занять ребенка? Каково общество, таково и сознание. Если у нас рыхлое, неопределенное сознание, то и конкретного позитивного результата трудно ждать. Мы должны показывать, рассказывать, каким должно быть будущее общество. Культура человека труда должна быть в основе всего. Деньги не могут быть высшей ценностью. В советское время среди главных ценностей у инженера на первом месте была семья, на втором – повышение квалификации, уровня знаний и культуры, на третьем – заработная плата. То есть материальный достаток не стоял на первом месте. Не был, конечно, и на последнем. А сегодня материальный достаток главнее всего. Естественно, созидателя при таких установках получить трудно. Я помню, как наш известный актер Олег Борисов в одном из фильмов объяснял, что у нас в России сад крестьянин держал не для живота, а для культуры. Понимаете? Не для живота, а для культуры! Чтобы молодежь хотела здесь жить, нужна грамотная стратегия. Нужны новые художественные произведения, которые будут вести людей за собой, ориентировать на новое, лучшее социальное будущее, инновационное общество и личность.

– А если сравнить нашего человека с западным, есть у них какие-то ориентиры?

– Дело в том, что западные ценности сейчас переживают кризис. Глубокий кризис. В XVIII-XIX веках в Европе была принята англо-саксонская модель капитализма. Англия превратилась в мастерскую мира. Запад очень здорово продвинулся вперед. В ХХ веке он подготовил первую мировую войну и проиграл ее, затем подготовил вторую мировую и тоже проиграл. Это были звоночки – модель изжила себя. В 90-е годы мы стали копировать Запад. Напрасно, потому что он переживает кризис. Если делать так, как на Западе, то эта же участь постигнет и нас. На Западе реакцией на духовный кризис стал экстремизм. Люди выбирают девиантные формы поведения, идут вербоваться в ИГИЛ. И прикрываются религией, которая к этому никакого отношения не имеет. Почему они делают это? Потому что духовных, нравственных ценностей, по большому счету, нет. Материальные ценности в порядке, а душа мается. Потребительство не может дать счастья. Кризис сознания − страшная вещь. Ядром сознания, определяющим его вектор, являются нравственные ценности. Они ориентируют человека на будущее, идеал. Мы ведь живем представлениями об идеале. Можно ли воспитать ребенка без идеала, без сказок? Нет. В жизни, в сознании должны быть идеалы, сказки, которые возвышали бы человека, отрывали его от суровой действительности. Идеал – это улучшенный образец и человека, и общества. Где в литературе и в искусстве есть такой образец? На Западе? У нас? Какие значительные произведения искусства были созданы в последние годы? Запад делает ставку на раскол культуры. Задышали идеи национализма, расизма. Воспитание начинается тогда, когда работает самовоспитание. Когда человек понимает, что он должен расти, он будет расти. А есть ли у современных людей такое стремление? Если сравнивать нашего человека с западным, то принципиальные различия между ними – в духовно-нравственных ценностях. Отношение россиян к обществу во втором тысячелетии базировалось на таких ценностях, как Отечество, Родина, Государство, Справедливость, которые в последние 20 лет подменяют либеральными ценностями − демократия, свобода. Свою индивидуальную жизнь россияне выстраивают на осн ове таких ценностей, как семья, вера, надежда, любовь, ответственность, духовность и так далее. Духовно-нравственные ценности россиян всегда основывались на коллективизме. Как только они отходили от него, начиналась смута, опирались на него – страна быстро прогрессировала. Западные либеральные ценности основываются на индивидуализме. В их основе лежит интерес, здесь доминируют такие ценности, как вседозволенность, двойной стандарт, культ эффективности, экономическая рациональность (все измеряется только в деньгах), технологический императив (все, что можно сделать, нужно сделать). Не случайно такие западные футурологи, как А. Печчеи, Ласло, предлагают провести «человеческую революцию» через реформу сознания, ценностей в сторону нравственности, гуманизма и культуры.

– В одной из работ Вы пишете о человеческом и социальном капитале. Что общего у этих понятий и в чем между ними разница?

– Человеческий капитал и социальный капитал – понятия неразделимые. Человек – это биосоциальное существо. Его характеризуют физиология, биология, психика и социальное поведение. А социальный капитал – это капитал, который характеризует личность, деятельность, квалификацию, содержание труда, уровень культуры, образования. В деятельности человека по мере перехода к постиндустриальному обществу изменяется роль компетенций. Раньше обществу нужен был один тип личности. Там было машинное производство. Сегодня внедряется автоматизированное производство. Сегодня сокращается роль тяжелого физического и неквалифицированного труда. Всю эту работу выполняют автоматы. Контроль за автоматами возлагается на человека. И уровень ответственности этого человека очень высок. От того, насколько ответственно он будет управлять станками, машинами, зависит многое. Еще раз повторю: содержание труда существенно изменилось. Начального профессионального образования уже часто недостаточно. Появилась потребность в работниках с высшим образованием и сформировавшихся как личность. Если мы работника подготовили как личность, то мы подготовили настоящего специалиста. Профессиональное и личностное в современном мире тесно переплелись. Кроме того, уровень развития информационного общества требует от работника постоянного повышения квалификации. Человеку необходимо уметь ориентироваться в стремительных потоках информации. Должно быть сформировано так называемое чувство нового. Без этого ни рабочий, ни журналист, ни ученый не сможет быть конкурентоспособным. Это и есть социальный капитал, который определяется не только профессионализмом, но и уровнем развития личности.

– Хотелось бы остановиться на феномене патернализма. Каковы его истоки? Является ли патернализм закономерным для России? Как он соотносится с модернизмом?

– Патернализм и модернизм – понятия на первый взгляд противоположные, но, тем не менее, тесно связанные друг с другом. Перебор патернализма привел к тому, что появился паразитизм. Когда государство берет на себя обеспечение того, другого и третьего, оно должно понимать, что можно решать за человека, а что нет. Патернализм тяготеет к традиции. Является носителем консерватизма. Модернизм – носитель нового. В идеале эти два принципа должны сочетаться, находиться в паритете. Модернизм ориентирован на обновление. Он реализует себя тогда, когда есть предпосылки для нового. Если будете форсировать появление нового, вы рискуете развалить всю систему. Демократию, например, часто насаждают. И что мы видим в результате? Возьмите Ливию, другие арабские страны. Модернизм хорош, когда есть материальные, социальные, духовные предпосылки. Тогда он будет работать. Потом, модернизм нельзя противопоставлять патернализму, внедрять за два дня. Модерн должен быть чем-то качественно новым. Сегодня модерн связывают с постиндустриальным, с информационным обществом. Справедливости ради надо сказать, что у патернализма тоже есть разная степень зрелости. И когда между патернализмом и модернизмом есть постоянный контакт, когда один другого подпирает, это очень хорошо. Явление это характерно для всего человечества, не только для России. Есть только некоторые особенности. Патерналистский взгляд на проблему взаимосвязи политики и личности происходит из неравенства политического статуса людей, обусловливающего роль государства в жизни общества. Подмена роли государства рынком или монетаризацией дает отрицательный эффект. В условиях усиления в обществе процессов стратификации, дифференциации, поляризации социальных групп, кризиса и переходного состояния, реформирования, модернизации роль государства возрастает. Потому и не выдержали испытания временем те экономические реформы, которые проводили младореформаторы. «Рынок решает все» – говорили они, но рынок не может решить всех проблем. Не надо забегать вперед и не надо отставать. Мы сегодня немного отстаем, но я считаю, что это лучше, чем забегать вперед. Придет время, когда предпосылки к обновлению начнут эффективно работать. И тогда мы увидим рывок. Эффективность любой социальной системы зависит от эффективности системы управления. Все решают люди. Есть регионы в России, которые ушли далеко вперед. Почему у них это получилось? Потому что там есть грамотные управленцы. Самые модернизированные регионы у нас сегодня – Татарстан и Москва.

– Каким образом можно охарактеризовать состояние тандема «личность - семья»? Что происходит сегодня с институтом семьи? Действительно ли она исчезает, правда ли, что семья больше не нужна человеку?

– Семья немного преобразуется, но исчезнуть совсем она не может. В 70-е годы 27-30 процентов браков распадалось, сегодня – около 40 процентов. Семья основана на определенных ценностях – в ней есть и патернализм, и модернизм. Очень хорошо, что наш президент поддерживает в этом смысле традиционные ценности. Семья была, есть и будет основной ячейкой общества. Альтернативы семье в смысле рождения и воспитания детей нет. Но есть другая проблема – одна треть детей в России сегодня воспитываются в неполной семье. И в 90-е годы началась определенная девальвация роли матери. Расцвели проституция, наркомания. В 1996 году мы исследовали отношение школьников к профессиям. Ученики 9-10-х классов поставили на первое место в списке уважаемых профессий юриста, на второе − экономиста, на третье − проститутку, на четвертое − киллера... Многие пары сегодня живут в гражданском браке. Что такое гражданский брак? Нет такого юридического понятия. Если вы не зарегистрированы, то государство не обязано защищать ваши права. Люди этого не понимают. Вспомните, сколько было беспризорников и сирот в 90-е годы. Рыночная среда больнее ударила по женщине, чем по мужчине. Ей пришлось тащить на себе семью. Ее статус изменился, изменился ее облик. Изменилась проблема ответственного отношения к детям, изменилась установка на количество детей. 60 процентов современных студентов ориентированы на одного-единственного ребенка. Изменился возраст вступления в брак. В советское время девушки выходили замуж в 20-22 года, сейчас замужество отодвигают до 28-30 лет. С одной стороны, это вроде бы неплохо – люди становятся взрослее, сознательнее. Но с другой стороны – самый детородный возраст у женщины до 30 лет. То есть изменения произошли, и не все они положительные. Сегодня семья не имеет гарантий, что ее не выкинут на улицу из жилья, не имеет гарантий образования для своих детей. Уровень социальной защищенности женщины и семьи стал значительно ниже. Семья должна быть под надежной защитой государства! Неправильная это установка – во всем виновата семья! А где другие институты? Где система образования? Где спортивные секции, кружки? К сожалению, сегодня о молодой семье мало кто думает. А между тем, ей нужна и консультативная психологическая помощь, и материальная, и государственная, и со стороны близких. Среди опрошенных нами молодых людей в возрасте до 20 лет преобладающее большинство ориентированы на создание семьи с определенным количеством в ней детей. Так что семья изменяется, но не исчезает в российском обществе, а за западное общество говорить не хочу.

Беседовала Ольга Иванова