Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №9 (61) октябрь 2015  Рубрика: Гость номера

«Пока жив русский язык – будет жить и Россия!»

Русский язык в народных преданиях, литературных художественных образах, научных исследованиях и обобщениях надежно хранит историческую память о тысячелетнем героическом пути России, без чего невозможно наше движение вперед. В разные периоды развития русского литературного языка оценка проникновения в него иноязычных элементов была неоднозначной. Так, Петр I требовал от своих современников писать «как можно вразумительней», не злоупотребляя нерусскими словами. М.В. Ломоносов в своей «теории трех штилей» разграничил стили «по пристойности материй» на высокий, средний и низкий, а также не оставил места для заимствований из неславянских языков. Однако в XIX веке акценты сместились. Представители карамзинской школы – молодые поэты во главе с Пушкиным – боролись за использование лексических заимствований на русской почве, поскольку они отражали передовые идеи французского просветительства. В наше время вопрос о целесообразности использования иностранных слов снова оказался в повестке дня. Это произошло в связи с тем, что в 90-е годы прошлого века мы стали свидетелями небывалой экспансии англоязычной лексики. О том, насколько новые заимствования полезны современному русскому языку, насколько они способны изменить его облик, мы беседуем с гостем «Дискуссии», доктором философских наук, профессором, академиком Академии политической науки Николаем Целищевым.
Ключевые слова: расширение политических, экономических и культурных связей государств, заимствования из иностранных языков, чистота русского языка, Н.Я. Марр, яфетидология, англоамериканизмы, словарный запас, роль языка в жизни общества, языкознание, классики российской литературы, историческая память народа

ЦЕЛИЩЕВ Николай Николаевич,

доктор философских наук, профессор, академик Академии политической науки.

Образование, профессиональная и научная карьера

Выпускник Московского государственного института международных отношений (МГИМО МИД СССР). После окончания института занимался общественной, партийной и научно-преподавательской деятельностью.
С 1981 года более 30 лет – проректор Уральского государственного университета им. А.М. Горького, директор Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей общественных наук.
В настоящее время – советник ректора Уральского государственного аграрного университета, профессор кафедры управления и права, руководитель Межвузовского центра по проблемам гуманитарного и социально-экономического образования.

Сфера научных интересов

Н.Н. Целищев опубликовал свыше 300 научных работ, в том числе 18 монографий, 19 учебников и учебно-методических пособий по вопросам идеологии и политики, международных и национальных отношений.

В последние годы – в соавторстве – в Москве, Екатеринбурге, Перми им изданы «Этнополитология» – УМК в трех частях, монографии «Национальные отношения в России и мире», «Содружество, устремленное в будущее», «Язык и этнополитика», «Духовные скрепы российского народа», «Русский язык и литература в истории России».

Заслуги и награды

Награжден орденом «Знак Почета», является заслуженным работником высшей школы Российской Федерации, ветераном Великой Отечественной войны (тружеником тыла) и ветераном труда.

В разные периоды развития русского литературного языка оценка проникновения в него иноязычных элементов была неоднозначной. Так, Петр I требовал от своих современников писать «как можно вразумительней», не злоупотребляя нерусскими словами. М.В. Ломоносов в своей «теории трех штилей» разграничил стили «по пристойности материй» на высокий, средний и низкий, а также не оставил места для заимствований из неславянских языков. Однако в XIX веке акценты сместились. Представители карамзинской школы – молодые поэты во главе с Пушкиным – боролись за использование лексических заимствований на русской почве, поскольку они отражали передовые идеи французского просветительства.

В наше время вопрос о целесообразности использования иностранных слов снова оказался в повестке дня. Это произошло в связи с тем, что в 90-е годы прошлого века мы стали свидетелями небывалой экспансии англоязычной лексики. О том, насколько новые заимствования полезны современному русскому языку, насколько они способны изменить его облик, мы беседуем с гостем нашей редакции, доктором философских наук, профессором, академиком Академии политической науки Николаем ЦЕЛИЩЕВЫМ.

– Николай Николаевич, известно, что на протяжении длительного времени русский язык существовал автономно и не соприкасался с другими языковыми группами. Но впоследствии ситуация изменилась...

– Да, с принятием христианства в IX веке и развитием отношений с Византией главным иностранным языком на Руси становится греческий. В период монгольского нашествия в XIII–XV веках его сменяет тюркский язык. В эпоху Петра I лексика заимствуется в основном из голландского языка, что объяснялось торгово-промышленными связями России с Голландией, в частности строительством российского флота с голландской помощью.

С конца XVIII века и до XX самым популярным языком в России был французский. Франция при Наполеоне завоевывает фактически всю континентальную Европу, становится самой культурной и процветающей страной. В это время российские дворяне с детства наряду с русским овладевали и французским языком.

В XX веке основным иностранным языком нашей страны становится немецкий, в том числе и в период двух мировых войн, что не в последнюю очередь объяснялось необходимостью понимать язык врага. Большинство школьников и студентов Советского Союза накануне и в период Великой Отечественной войны изучали немецкий язык.

Со второй половины XX века картина меняется. На арену в качестве мирового языка выходит английский. Это объясняется тем, что США становятся самой мощной экономической державой и наряду с Советским Союзом – крупнейшей военной силой, обладающей атомным оружием. Американский доллар превратился в главную мировую валюту. Естественно, что геополитические изменения оказывали сильное влияние на русский язык, приводили к заимствованиям из английского. Это обстоятельство имело определенное положительное значение для развития нашего языка. В то же время неумное и тем более неверное употребление иностранных слов приводило и приводит к засорению русского языка, его обеднению. О вреде частого, без необходимости, и порой неверного употребления иностранных слов в русской речи говорили многие отечественные писатели и поэты.

Современник Ломоносова А.П. Сумароков писал: «Восприятие чужих слов, а особливо без необходимости, есть не обогащение, но порча языка».

А.С. Пушкин в «Евгении Онегине» по этому поводу с иронией замечает:
…но панталоны, фрак, жилет –
Всех этих слов на русском нет…

Вот еще несколько рекомендаций отечественных литераторов о чистоте русского языка.

«Употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское, – значит оскорблять и здравый смысл и здравый вкус», «Нет сомнения, что охота пестрить русскую речь иностранными словами без нужды, без достаточного основания, противна здравому смыслу и здравому вкусу: но она вредит не русскому языку и не русской литературе, а только тем, кто одержим ею» (В.Г. Белинский).

«Берегите чистоту языка как святыню! Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас» (И.С. Тургенев).

«Русский язык достаточно богат, он обладает всеми средствами для выражения самых тонких ощущений и оттенков мысли» (В.Г. Короленко).

«Я не считаю хорошим и пригодным иностранные слова, если только их можно заменить чисто русскими или более обруселыми. Надо беречь наш богатый и прекрасный язык от порчи». «Новые слова иностранного происхождения вводятся в русскую печать беспрестанно и часто совсем без надобности, и – что всего обиднее – эти вредные упражнения практикуются в тех самых органах, где всего горячее стоят за русскую национальность и ее особенности» (Н.С. Лесков).

Председатель Совнаркома первого в мире социалистического государства В.И. Ленин в заметке «Об очистке русского языка» (1919 или 1920 год), опубликованной в газете «Правда» 3 декабря 1924 года, писал: «Русский язык мы портим. Иностранные слова употребляем без надобности. Употребляем их неправильно. К чему говорить „дефекты”, когда можно сказать недочеты или недостатки или пробелы? Конечно, когда человек, вообще недавно научившийся читать и особенно газеты, принимается усердно читать их, он невольно усваивает газетные обороты речи. Именно газетный язык у нас тоже начинает портиться. Если недавно научившемуся читать простительно употреблять, как новинку, иностранные слова, то литераторам простить этого нельзя. Не пора ли нам объявить войну употреблению иностранных слов без надобности? Сознаюсь, что если меня употребление иностранных слов без надобности озлобляет (ибо это затрудняет наше влияние на массу), то некоторые ошибки пишущих в газетах совсем уже могут вывести из себя. Например, употребляют слово „будировать” в смысле возбуждать, тормошить, будить. Но французское слово bouder (будэ) значит сердиться, дуться. Поэтому будировать значит на самом деле „сердиться”, „дуться”. Перенимать французски-нижегородское словоупотребление – значит перенимать худшее от худших представителей русского помещичьего класса, который по-французски учился, но, во-первых, недоучился, а во-вторых, коверкал русский язык. Не пора ли объявить войну коверканью русского языка?».

Активным борцом с «иностранщиной» в печатном слове был В. Маяковский. В статье «С неба на землю» (1923) он писал: «Иностранщина из учебников, безобразная безобразность до сих пор портит язык, которым пишем мы. А в это время поэты и писатели, вместо того чтоб руководить языком, забрались в такие заоблачные выси, что их и за хвост не вытащишь. Открываешь какой-нибудь журнал – сплошь испещрен стихами: тут и „жемчужные зубки”, „хитоны”, и „Парфенон”, и „грезы”, и черт его знает, чего тут только нет. Надо бы попросить господ поэтов слезть с неба на землю».

В другой статье «О „фиасках”, „апогеях” и других неведомых вещах», написанной в том же году, он выступает против засорения газет иностранными словами, за чистоту газетного языка, понятного широким массам трудящихся:
Чтоб мне не писать, впустую оря,
Мораль вывожу тоже:
То, что годится для иностранного словаря,
Газете – негоже.

Борьба за чистоту русского языка у Маяковского всегда неразрывно связана со злободневностью стиха, с призывами решать насущные задачи страны. Так, В.И. Ленин высоко оценил стихотворение Маяковского «Прозаседавшиеся»: «Мы действительно находимся в положении людей, и надо сказать, что положение это очень глупое, которые все заседают, составляют комиссии, составляют планы – до бесконечности».

– Между тем Владимир Маяковский был общепризнанным поэтом-новатором...

– Это не мешало ему выступать за простоту и ясность слова, создавать неповторимый образный строй стиха, отдавать созданию своих произведений весь талант, время, упорство. И этого же он требовал от «собратьев по писательскому цеху». В стихотворении «Разговор с фининспектором о поэзии» Маяковский писал:
Поэзия – та же добыча радия.
В грамм добыча,
в год труды.
Изводишь
единого слова ради
тысячи тонн
словесной руды.
Но как
испепеляюще
слов этих жжение
рядом
с тлением
слова-сырца.
Эти слова
приводят в движение
тысячи лет
миллионов сердца…

В 1920–30-е годы в СССР усилилось внимание к теоретическим проблемам языкознания, открылось отделение литературы и языкознания в Академии наук; были созданы академические институты, например Ленинградский институт языка и мышления во главе с академиком Н.Я. Марром. Вопросы филологии изучаются в МГУ, ЛГУ и других вузах страны. В 1923–1926 годах Марр создает «Новое учение о языке», названное им яфетической теорией, или яфетидологией, которая, по его мнению, противостояла «реакционной индоевропеистике».

– Что лежало в основе этой теории?

– В основе яфетической теории Марра лежал четырехэлементный палеонтологический анализ: все языки якобы ведут начало от одного и того же материала – четырех элементов, то есть племенных названий: Sol, Ber, Jon, Ros и их многоразличных скрещений.

Уже с самого начала своего появления яфетическая теория Марра своей амбициозностью, «непогрешимостью» и бездоказательностью вызвала споры и дискуссии, фактически разделила советских языковедов на два лагеря. Однако в связи с Великой Отечественной войной было не до дискуссий.

После окончания войны споры возобновились между последователями Марра (Н.Я. Марр умер в 1934 году) – И.И. Мещаниновым, Г.К. Даниловым, О.М. Фрейденберг и их противниками – А.С. Чикобавой, Т.П. Ломтевым, В.В. Виноградовым. Для того чтобы ликвидировать кризис в языкознании, Сталин инициировал в мае – августе 1950 года на страницах газеты «Правда» дискуссию, в которой приняли участие ведущие советские языковеды. Придавая большое значение языкознанию, Сталин в ходе дискуссии выступил трижды. В результате антимарксистская теория Марра о «новом языке» была осуждена. Статьи И.В. Сталина, напечатанные в «Правде», затем были объединены в брошюру под общим названием «Марксизм и вопросы языкознания».

После смерти Сталина в 1953 году некоторые исследователи стали высказывать мнение, что Сталин, не будучи специалистом в области языкознания, не мог профессионально оценить яфетическую теорию Марра. Однако Сталин, по свидетельству современников, тщательно готовился к дискуссии, проштудировал основные труды по языкознанию, консультировался с учеными-языковедами. Кроме того, Сталин выступил не по специальным вопросам языка (происхождение, морфология, особенности языковых семей и так далее), а с точки зрения марксистского подхода к сущности языка, его роли в жизни общества, наций и государств, в развитии всего человечества. И логика Сталина была железной.

– Каковы были основные положения в сталинской критике теории Марра?

– Во-первых, вопреки утверждению Марра, Сталин доказал, что язык не является частью надстройки над экономическим базисом. Надстройка порождается базисом, служит ему и исчезает вместе с ликвидацией базиса. Язык же порожден не тем или иным базисом и надстройкой, а всем ходом развития общества в течение веков, сотен поколений как общенародный язык. И хотя со временем в языке происходят определенные изменения (обогащается словарный запас, исчезают устаревшие выражения, изменяется смысловое значение большого количества слов), но основной словарный запас, грамматический строй остаются прежними. Поэтому современный русский язык мало чем отличается от языка Пушкина.

Еще одно коренное отличие языка от надстройки: надстройка отражает изменение уровня развития производительных сил не сразу и не прямо, а после изменений в базисе; язык же, напротив, связан с производственной деятельностью непосредственно. Развитие промышленности и транспорта, сельского хозяйства и торговли, науки и техники требует от языка пополнения словарного запаса новыми терминами и выражениями. Сфера действия языка охватывает, в отличие от надстройки, все области деятельности человека.

Во-вторых, вопреки утверждению Марра о классовости языка, Сталин доказывал, что язык создан не для удовлетворения нужд того или иного класса, а для всех классов общества, являясь общенародным языком. Язык служит всему обществу в целом в качестве орудия общения людей. В этом смысле язык отличается и от культуры – он остается в течение многих периодов тем же языком, обслуживая как новую культуру, так и старую. Диалекты и жаргоны, которые появляются в обществе, представляют собой ответвления единого общенародного языка.

В-третьих, Марр и его последователи отрывают мышление от языка, они считают, что общение людей можно осуществить и без языка, при помощи самого мышления, свободного от «природной материи» языка, свободного от «норм природы». Однако оголенных мыслей, свободных от языкового материала, не существует. Реальность мыслей проявляется в языке. «Отрывая мышление от языка и „освободив“ его от языковой „природной материи“, Н.Я. Марр попадает в болото идеализма».

Доктор филологических наук, профессор В.М. Алпатов в послесловии ко второму изданию книги Н.Я. Марра «Яфетидология» писал: «Много здесь откровенной фантастики вроде столь важных для позднего Н.Я. Марра пресловутых четырех элементов, на комбинации которых якобы можно разложить любое слово любого языка … сейчас „новое учение о языке“ известно главным образом понаслышке – как концепция, разруганная И.В. Сталиным».

– После распада СССР и утверждения общества рыночной экономики началась новая волна наступления на русский язык...

– Да, появилось огромное количество англоамериканизмов, засоряющих родной язык. И устную речь, и печатные издания заполонили бренды и тренды, триллеры и киллеры, шопы и шоппинги, топ- и сити-менеджеры, риелторы и дилеры, спичрайтеры, в которых простому человеку невозможно разобраться.

Засилье английских слов не так безобидно, как кажется, в частности появились высказывания, что вузам надо иметь во главе не ректоров – ученых с мировым именем и организаторов науки и учебного процесса, а эффективных топ-менеджеров, умеющих зарабатывать деньги.

Вся история российской науки свидетельствует об обратном. Так, по инициативе гениального ученого-энциклопедиста М.В. Ломоносова в 1755 году был основан Московский государственный университет. Совершив великие открытия во многих областях науки, Ломоносов одновременно изобрел и ввел в научный и повседневный оборот такие термины, как компас, квадрат, горизонт, громоотвод, атмосфера, барометр, земная ось и ряд других.

Знаменитый ученый, создатель неэвклидовой геометрии, получившей его имя, Н.И. Лобачевский, почти 30 лет (1827–1846) возглавлял Казанский университет.

Академик Российской академии наук математик А.Д. Александров в 1952–1964 годах руководил Ленинградским государственным университетом. Член-корреспондент Академии наук СССР С.В Карпачев в 1956–1963 годах был ректором Уральского государственного университета им. А.М. Горького, а с 1963 по 1973 годы – директором Института электрохимии Уральского научного центра АН СССР. Всемирно известный ученый в области информатики академик РАН В.А. Садовничий с 1992 года по настоящее время является ректором МГУ им. М.В. Ломоносова. И таких примеров можно привести еще много.

– А какова языковая политика других стран? Ведь не только Россия сталкивается с проблемой неуемного употребления иностранных слов.

– Развитые страны Европы накопили богатый опыт в деле очищения родных языков от излишних американизмов. В частности, во Франции составлен список из 3,5 тысяч английских терминов и выражений, запрещенных к употреблению, в Германии, Италии и Японии также составлен перечень нежелательных американизмов.

Вместе с тем необходимо вести решительную борьбу за чистоту русского языка в средствах массовой информации, в театрах и кино – против его коверкания и ненормативной лексики, искажений. И здесь наше главное оружие – это язык классиков российской литературы. В детских дошкольных учреждениях, школах, техникумах и вузах русский язык, а также литература, история российского государства должны стать основными предметами, которые воспитывают высоконравственного человека, патриота своей великой Родины – России. В усилении идейного влияния русского языка большое значение имеют центры по изучению его за рубежом, переводы на иностранные языки классиков русской литературы, проведение общероссийских мероприятий, связанных с юбилейными датами. Так, в октябре 2014 года праздновалось 200-летие со дня рождения М.Ю. Лермонтова. 2014 год был Годом культуры. 2015 год объявлен в России Годом литературы. Президент РФ В.В. Путин подписал указ о праздновании в 2018 году 150-летия со дня рождения великого русского писателя и мыслителя Максима Горького, который внес выдающийся вклад в отечественную и мировую культуру.

В мае 2015 года состоялось совместное заседание Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку. Выступая на заседании, Президент РФ В.В. Путин подчеркнул: «Именно русский язык, по сути, вместе с культурой сформировал Россию как единую многонациональную цивилизацию, на протяжении веков обеспечивал связь поколений, преемственность и взаимообогащение этнических культур».

Русский язык в народных преданиях, литературных художественных образах, научных исследованиях и обобщениях надежно хранит историческую память о тысячелетнем героическом пути России, без чего невозможно наше движение вперед. Пока жив русский язык – будет жить и Россия!

Беседовала Ольга Иванова