Политематический журнал научных публикаций
"ДИСКУССИЯ"
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №6 (58) июнь 2015  Рубрика: Социологические науки

Социально-экономические факторы миграции населения РСО – Алания

Л.Х. Батагова, канд. истор. наук, доцент,
кафедра социально-гуманитарных дисциплин,
Северо-Осетинский государственный университет,
г. Владикавказ, Россия
Статья посвящена актуальной проблеме трудовой миграции. Автор рассматривает миграцию как сложное и многоаспектное явление, обусловленное комплексом взаимосвязанных предпосылок социально-экономического, политического и этноконфессионального свойства. Отмечается, что в настоящее время в миграционных процессах доминирующее влияние приобрели социально-экономические факторы. В статье рассматривается их влияние на миграционные процессы в Республике Северная Осетия – Алания. Автор анализирует динамику миграционных потоков по возрастным группам, образовательному уровню, а также обстоятельствам, вызвавшим необходимость смены места жительства. Показаны общие и особенные черты миграции, характерные для Северного Кавказа: наличие мощных встречных потоков переселенцев, вынужденный характер, структурированность по этническому признаку, отрицательный миграционный прирост. Анализируются факторы, оказывающие негативное влияние на миграционную динамику в РСО – Алания, к которым относятся спад промышленного производства в республике, высокий уровень безработицы, несоответствие профессиональной и квалификационной подготовки выпускников учебных заведений конъюнктуре рынка и др. Обоснована необходимость проведения активной миграционной политики с учетом целей социально-экономического развития региона. В статье обозначены угрозы и риски безопасности, которые вызваны массовой и бесконтрольной миграцией рабочей силы.
Ключевые слова: миграция, внутрирегиональная миграция, межрегиональная миграция, международная миграция, трудовая миграция, миграционный прирост, социально-экономические факторы, беженцы, вынужденные переселенцы

Миграция сопровождает человечество на всем протяжении его существования. История изобилует примерами масштабных перемещений различных племен и этносов, которые оказали огромное влияние на развитие целых регионов и континентов. В современном глобализирующемся мире проблемы миграции приобрели особую актуальность, обусловленную интенсификацией трудовой миграции, изменением ее количественных и качественных характеристик. Миграционные потоки охватили практически все страны мира, которые можно условно классифицировать по признаку преобладания иммиграции или эмиграции.

Проблемам миграции посвящено значительное число научных работ, в которых это сложное и многоплановое явление рассматривается с позиций экономического, социологического, исторического, демографического, типологического и других методологических подходов. Следует отметить, что на сегодняшний день не существует единого понимания дефиниции «миграция». Имеется множество различных определений данного явления. Так исследователь В.А. Ионцев насчитал только в отечественных публикациях около 36 различных определений1.

Миграция населения вызвана целым комплексом взаимосвязанных и взаимообусловленных предпосылок политического, конфессионального и национального свойства, среди которых, на наш взгляд, определяющую роль играют причины экономического характера.

Миграция органически связана с социально-экономическими процессами и является своего рода индикатором экономического состояния конкретного региона и государства в целом. Целью данного исследования является выявление соотношения показателей социально-экономического развития Республики Северная Осетия – Алания с миграционными потоками в регионе (РСО - Алания).

РСО – Алания входит в Северокавказский федеральный округ, созданный указом Президента Российской Федерации в январе 2010 года. Территория республики, по сравнению с другими субъектами округа (Ставропольский край, Республика Дагестан, Чеченская республика, Кабардино-Балкарская республика, Карачаево-Черкесская республика), является одной из самым небольших – 8 тыс. квадратных километров (меньше только Республика Ингушетия – 3,5 тыс. квадратных километров). Малоземелье республики обусловило особенности ее экономического развития. В ХХ веке приоритетным направлением в народнохозяйственном комплексе Северной Осетии стало развитие промышленности. Научно-техническая революция, начавшаяся в середине ХХ века, придала новый импульс индустриализации республики. В Северной Осетии было построено значительное число предприятий машиностроения и химической промышленности, на которых производились полупроводниковые приборы, электроламповое оборудование, резисторы, полимерные материалы и многое другое. К концу 80-х годов ХХ века Северная Осетия занимала одно из первых мест в Северо-Кавказском экономическом районе (СКЭР) по уровню промышленного производства, что непосредственным образом отразилось на соотношении городского и сельского населения, структуре занятости работников. Так, по удельному весу горожане составляли 72% к общей численности населения, жители сельской местности – 28, рабочие составляли 31,1% от всех работающих в народном хозяйстве. По доле рабочих Северная Осетия занимала второе место в СКЭР, уступая только Ростовской области. Удельный вес занятых в сельском хозяйстве составлял 11,8%, что соответствовало последнему месту среди субъектов СКЭР2. В 1986 году Северная Осетия была на лидирующих позициях по объему промышленного производства на одного работающего в РСФСР, а также занимала первое место среди республик Северного Кавказа по обеспеченности населения жильем, дошкольными учреждениями, вводу амбулаторно-медицинских пунктов и поликлиник, числу высших и средних профессиональных образовательных учреждений, приходящихся на жителей республики3.

Вместе с тем необходимо отметить и ряд негативных моментов, имевших место в структуре и размещении промышленности. Основная масса промышленного производства была сосредоточена во Владикавказе (до 1990 года город Орджоникидзе), что приводило к сверхконцентрации предприятий в одном месте и недостаточному развитию промышленности в районных центрах. Существовали узкая специализация горных промышленных поселков, а также преобладание производства комплектующих в машиностроении, практическое отсутствие выпуска готовых изделий, конечного продукта. К недостаткам следует отнести и значительную зависимость промышленности от ввозимого сырья. Однако в условиях командно-административной, плановой экономики и наличия единого народнохозяйственного комплекса в масштабах всего Советского Союза эти негативные моменты не имели существенных отрицательных последствий.

Развитая индустрия и сельское хозяйство обеспечивали население республики рабочими местами. Миграция в этот период имела преимущественно нетрудовой характер, была обусловлена причинами личного и семейного характера (получение образования, необходимость смены жительства по природно-климатическим показаниям, переезд к родственникам и т. п.).

Все изменилось с распадом СССР. Крах советского государства в 1991 году, смена модели социально-экономического и политического развития в ходе непродуманного и радикального реформирования 90-х годов коренным образом изменили ситуацию на Северном Кавказе, как и в целом по РФ. В результате произошла деиндустриализация большинства северокавказских республик, приведшая к почти полному прекращению функционирования современной промышленности и деградации сельского хозяйства, его натурализации, к утрате современных форм экономики, к архаизации экономической и общественной жизни. В Северной Осетии падение промышленного производства в первой половине 90-х годов составило 70% к уровню 80-х годов. Число предприятий, относящихся к категории крупных и средних, уменьшилось со 170 до 92. Производство продукции на предприятиях военно-промышленного комплекса снизилось в 9 раз в результате резкого сокращения с 1993 года военных заказов, что привело к почти полной остановке производства. Если в 1989 году на предприятиях военно-промышленного комплекса работало 25 тысяч человек, то в 1995-м – менее 2,5 тысяч4.

Кризисные явления в экономике усугублялись обострением межнациональных противоречий, вылившихся в ряде регионов в открытые вооруженные конфликты. Один из таких конфликтов непосредственно затронул и Северную Осетию, которая в октябре-ноябре 1992 года подверглась нападению со стороны ингушских экстремистов. Потоки беженцев и вынужденных переселенцев, хлынувшие в республику в результате осетино-грузинского и осетино-ингушского конфликтов самым негативным образом отразились на рынке труда. Дополнительным дестабилизирующим фактором стала война в Чечне, развернувшаяся в 1994–1996 и 1999–2001 годах, проявления которой в РСО – Алания приняли форму многочисленных терактов, самым кровавым из них стал теракт в г. Беслан в 2004 году.

По данным Главы Временной администрации на территории районов РСО – Алания и Республики Ингушетия В. Лозового, на 29 июля 1994 года «в Северной Осетии из числа беженцев и вынужденных переселенцев зарегистрировано 23 554 человек, из них трудоустроено 6 420 человек, учтено безработных 144 человека, проходят переобучение 1 531 человек»5. В результате сложилась диспропорция в соотношении количества рабочих мест и численности экономически активного населения. Республика заняла прочное место среди регионов, в которых предложение рабочей силы значительно превышает ее спрос. Причина кроется в отставании на протяжении ряда лет темпов прироста рабочих мест в народном хозяйстве от темпов прироста трудовых ресурсов. К началу 90-х годов при численности трудовых ресурсов в 365 тысяч человек количество рабочих мест едва достигало 280 тысяч. Рабочими местами не были обеспечены около 50 тысяч человек. За 1985–1990 годы количество трудовых ресурсов увеличилось на 3%, а численность незанятого населения на 21%. В 1991 году ситуация значительно ухудшилась из-за притока в республику беженцев практически из всех республик бывшего СССР. В 1991 году, по сравнению с 1990-м, количество трудовых ресурсов увеличилось на 6,8%, а численность незанятого населения увеличилась на 70,9%. В 1993 году его численность увеличилось в 2,2 раза по сравнению с 1990 годом6.

В 2000-х годах социально-экономическая ситуация в республике несколько улучшилась, наблюдается рост темпов экономического развития, в том числе объемов промышленного и сельскохозяйственного производства. В 2012 году индекс промышленного производства по полному кpyгy предприятий в Северной Осетии составил 107,8%, в 2014 году, по сравнению с 2013-м, индекс промышленного производства составил 100,3%. Увеличение объема промышленной продукции в наибольшей степени обусловлено ростом производства пищевых продуктов, включая напитки и табак. Вместе с тем на протяжении последних лет наблюдается спад в металлургическом производстве (99,7% к уровню 2011 года), добыче полезных ископаемых (91%), производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (93,9%). Индекс производства и распределение электроэнергии, газа и воды за 2014 году, по сравнению с 2013-м, составил 86,0%7.

По таким ключевым социально-экономическим показателям, как валовой региональный продукт на душу населения, производительность труда и средняя заработная плата, бюджетная обеспеченность, уровень развития реального сектора экономики и вовлеченность во внешнеэкономическую деятельность, республики Северного Кавказа заметно отстают от других субъектов РФ. Однако дотации, выделяемые из федерального бюджета, направляются в основном на поддержание социальной сферы и в значительно меньшей степени – на стимулирование развития реального сектора экономики8.

Низкий уровень экономического развития республик Северного Кавказа порождает отставание качества жизни и высокий уровень безработицы. Безработица в Северо-Кавказском федеральном округе остается одной из самых высоких – ее официальный уровень варьируется от 8 до 55%, что в 1,5–9 раз превышает среднероссийский уровень. Имеют место скрытая безработица и высокий процент занятости населения в низкооплачиваемых секторах экономики. По состоянию на 1 мая 2010 года общее количество безработных граждан (по методологии Международной организации труда) в Северо-Кавказском федеральном округе составляет 766,6 тысяч человек, или 18% от численности экономически активного населения (в среднем по Российской Федерации – 8,2%). Наиболее высокий уровень безработицы отмечается в Республике Ингушетия – 53%, Чеченской Республике – 42 и Республике Дагестан – 17,2%9.

При этом уровень безработицы на селе значительно выше уровня безработицы среди городского населения. Более половины безработных составляет молодежь. Доля продолжительности безработицы в Северо-Кавказском федеральном округе превышает среднюю по Российской Федерации. Так, доля длительно безработных (более 1 года) составляет 27,7% (по Российской Федерации – 12,2%)10.

В РСО – Алания уровень безработицы в 2010 году составлял 9,7%, в 2011-м – 8,3, в 2012-м – 7,9, в 2013-м – 8,1, в 2014 году - 8,6%. Среднероссийский уровень безработицы в эти годы колебался в пределах 6,5–5,5%11.

Таким образом, политические факторы, определявшие потоки миграции в 90-х – начале 2000-х годов, в настоящее время практически утратили свое значение, уступив место экономической доминанте.

Общие итоги миграции населения РСО – Алания за период 2008–2014 гг. представлены в табл. 112.

Данные таблицы свидетельствуют об отрицательном сальдо миграционных потоков. Вместе с тем наблюдается тенденция увеличения количества прибывающих в регион мигрантов, что является свидетельством стабилизации общественно-политической ситуации и экономической привлекательности региона. Миграционные потоки населения РСО – Алания по территории прибытия и выбытия представлены в табл. 213.

Из приведенных данных следует, что внутрироссийская миграция имеет отрицательное сальдо, а международная – положительное. В 2012 году число выехавших из республики в другие регионы РФ в 2,1 раза превысило число прибывших из них (14 393 человек против 6 709). Число выбывших в другие регионы возросло в 2012 году, по сравнению с 2011-м, на 9,8%.

Активным продолжает оставаться миграционный обмен с субъектами Юга РФ, который составляет более половины всего объема межрегиональной миграции. Так, доля выбывших в Краснодарский край составляет 11,2%, в Ставропольский край – 9,7, в Ростовскую область – 4,5%. Несколько снизился, по сравнению с предыдущим годом, отток населения в Республику Ингушетия, составив 76% (3 047 человек против 4 007 в 2011 году). Активен также миграционный обмен с Кабардино-Балкарией (364 прибывших против 367 выбывших).

Социально-экономическая ситуация в стране сделала наиболее привлекательными для граждан республики центральные и северо-западные регионы РФ. Число выехавших в 2012 году в Центральный федеральный округ составило 22,9% от общего числа выбывших, в Северо-Западный федеральный округ – 8,5%. При этом наибольшее количество мигрантов оседают в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге.

Миграционные потоки в зарубежные страны являются незначительными и в целом мало влияют на состояние миграционных процессов в республике. В рамках международной миграции наиболее активен обмен с Южной Осетией (612 человека, прирост 473), Грузией (530 человека, прирост 518), Арменией (223 человека, прирост 213), Узбекистаном (84 человек, прирост 81), Таджикистаном (72 человека, прирост 61), Украиной (60 человек, прирост 45). Вместе с тем миграционный прирост свидетельствует, что Юг России является привлекательным для иммигрантов, прибытие которых обусловлено прежде всего социально-экономическими факторами, возможностью получить более высокооплачиваемую работу по сравнению с заработком на родине. Мигранты из стран СНГ и ближнего зарубежья занимают в основном определенные трудовые ниши, невостребованные коренным населением, – это сфера ЖКХ, строительные работы, розничная торговля.

Возрастной состав мигрантов, прибывших в республику и выбывших из РСО – Алания в 2012 году, представлен в табл. 314.

Наибольшей миграционной активностью обладают лица трудоспособного возраста, их доля в общей численности выбывших мигрантов составила 79,4%, доля лиц пожилого возраста, а также детей, чье перемещение зависит от родителей, составляет 20,6%. В составе прибывших в республику доля лиц трудоспособного возраста еще больше – 80,9%. Почти половина числа мигрантов приходится на молодежь в возрасте от 16 до 29 лет (среди прибывших – 48%, выбывших – 47,7). Эти данные свидетельствуют, что миграция носит в основном трудовой характер и обусловлена неравномерностью экономического развития регионов РФ.

Распределение мигрантов по обстоятельствам смены места жительства в 2012 году представлено в табл. 415.

Данные таблицы 4 свидетельствуют, что большинство мигрантов в качестве причины смены места жительства указали обстоятельства личного, семейного характера. Среди прибывших их доля составляет 65,1%, среди выбывших – 54,9. Второе место в процентном отношении занимают лица, сменившие место жительства в связи с работой, 11,5% от числа прибывших и 13,9 – от числа выбывших. Такое положение, на наш взгляд, является косвенным подтверждением недостаточности государственных целевых программ занятости. Люди переезжают на новое место на свой страх и риск, ориентируясь на родственные или земляческие связи. Отсюда миграция носит стихийный, подчас неуправляемый характер.

Вместе с тем одна из показательных для Северного Кавказа как наиболее конфликтогенного региона страны причина – обострение межнациональных отношений – занимает в процентном отношении незначительное место: 0,6% в доле прибывших и 2,2 – в доле выбывших. Эти данные являются несомненным свидетельством стабилизации общественно-политической ситуации в республике.

Проведенное исследование позволяет сделать ряд выводов. Миграция обусловлена целым комплексом взаимосвязанных факторов социально-экономического и политического свойства. В 90-е годы миграционные процессы определялись преимущественно сложной социально-политической ситуацией, острыми межнациональными и этноконфессиональными противоречиями и конфликтами. В настоящее время в миграции населения определяющую роль играют социально-экономические факторы, к которым необходимо отнести следующие:
– спад промышленного производства в республике;
– изменения в структуре хозяйства, превалирование сферы торговли и услуг как следствие невостребованности квалифицированных кадров;
– высокий уровень безработицы – как явной, так и скрытой, который был усугублен наплывом вынужденных переселенцев и беженцев;
– рост молодежной безработицы, уровень которой в два раза выше, чем среди всего трудоспособного населения;
– несоответствие профессиональной и квалификационной подготовки выпускников учебных заведений конъюнктуре рынка, переизбыток гуманитарных специальностей;
– конфликтность региона, вызвавшая поток беженцев и вынужденных переселенцев в республику;
– отставание в уровне и качестве жизни от экономически развитых регионов РФ.

Таким образом, рост миграционных перемещений в постсоветский период требует концептуальных, научно обоснованных подходов к их регулированию и оптимизации, совершенствованию правовой базы. Необходима реализация мер, направленных на обеспечение управляемости и целевой селекции миграционных потоков, стимулирование создания новых рабочих мест, а также создание условий, способствующих повышению качества рабочей силы.

Литература:

1. Ионцев В.А. Международная миграция населения: теория и история изучения. М.: Диалог, 1999. С. 19.
2. Северная Осетия за годы одиннадцатой пятилетки. Статистический сборник. Орджоникидзе, 1986. С. 21.
3. Народное хозяйство РСФСР в 1987 г. Статистический ежегодник. М.: Финансы и статистика, 1988. С. 527.
4. Кучиев В.Д. История Осетии. ХХ век. Владикавказ: Ир, 2011. С. 232.
5. ЦГА РСО-Алания. Ф.958. Оп. 1. Д. 6. Л. 201.
6. Анализ состояния рынка труда в 1993 г. ЦГА РСО-Алания. Ф. 958. Оп. 1. Д. 456. С. 23.
7. РСО-Алания в цифрах. 2014. Статистический сборник. Владикавказ: Северная Осетиястат, 2014. С. 120.
8. Стратегия социально-экономического развития СКФО до 2025 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.skfo. gov.ru (дата обращения: 20.05.2015).
9. Там же.
10. Труд и занятость в РСО-Алания. Краткий статистический сборник. Владикавказ: Северная Осетия-стат, 2011. С. 32.
11. Статистический ежегодник РСО-Алания. 2014. Статистический сборник. Владикавказ: Северная Осетиястат, 2014. С. 65.
12. РСО-Алания в цифрах. 2014. Статистический сборник. Владикавказ: Северная Осетиястат, 2014. С. 146.
13. Миграция населения РСО-Алания в 2012 г. Статистический бюллетень. Владикавказ: Северная Осетиястат, 2013. С. 14–17.
14. Там же. С. 12.
15. Там же. С. 14.
Яндекс.Метрика