Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №4 (56) апрель 2015  Рубрика: Социологические науки

Экономическое поведение и быт современных россиянок: социологический взгляд

А.В. Михайлова, аспирант,
кафедра теоретической социологии,
Финансовый университет при правительстве РФ,
г. Москва, Россия
В статье представлены результаты авторского эмпирического исследования экономического поведения женщин и раскрыта взаимосвязь их экономического поведения с образом и уровнем жизни и занятиями. Автор приводит социально-демографические и социально-территориальные, социально-профессиональные и социально-классовые показатели, характеризующие женскую общность, анализирует бюджет времени и занятия, особенности быта и ведения хозяйства, а также увлечения и хобби женщин. В статье описано материальное положение женщин, особенности владения и пользования имуществом, осведомленность, опыт и включенность в различные виды и формы экономического поведения, показаны гендерные особенности, смещения и дифференцированность этих характеристик. Как показали результаты исследования, образ и условия жизни, социальный и материальный статус женщин, бюджет их времени и особенности экономического поведения неразрывно взаимосвязаны и отражают пласт социальных противоречий в положении женщин как крупнейшей гендерной общности России. Данные процессы сопровождают эволюцию гендерной структуры российского общества, которая привела не только к количественному преобладанию женщин в составе населения и неравномерному их распределению в структуре экономической активности и занятости, но и к особой социально-ролевой структуре общества.
Ключевые слова: социологическое исследование, женщины, гендер, уровень жизни, экономическое поведение, трудовое поведение, потребительское поведение, бюджет времени, занятия, хобби

Экономическое поведение является предметом пристального внимания разных отраслей науки: экономики, психологии, социологии. Социологический подход, в отличие от психологического, позволяет измерить характеристики экономического поведения у широких групп населения и, в отличие от экономического подхода, оценить качественные признаки, показатели и детерминанты экономической жизни.

Изучение экономического положения и поведения женщин занимает особое место, так как женщины, составляющие почти 54% населения, являются ключевым демографическим звеном, именно они принимают окончательное репродуктивное решение1, именно они непосредственно растят, лечат и воспитывают новые поколения: среди педагогических работников и учителей 88% женщин, а в здравоохранении 802. Таким образом, изучение экономического положения и поведения женщин всегда сохраняет актуальность, а особенно важно оно в современный период, сопровождающийся, с одной стороны, серьезной трансформацией социальных институтов, структуры российского общества и его социального капитала, а с другой, – экономическими кризисами, накоплением системных проблем в экономике, обострением социальных проблем, в том числе и на фоне крымского вопроса.

Проблемы взаимосвязи экономического поведения и положения населения, в том числе женщин, затронуты в ряде исследований. Социологии личности и образу жизни посвящены труды И.С. Кона и В.А. Ядова, социология жизни разрабатывается Ж.Т. Тощенко, материальное положение населения изучает Л.С. Ржаницына. Экономическое поведение как центральное понятие экономической социологии широко и разнопланово освещается в трудах В.И. Верховина, Ю.В. Веселова, В.В. Радаева, Р.В. Рывкиной, Г.Г. Силласте и ряда других ученых. Отдельные аспекты взаимосвязи уровня жизни и экономического поведения подробно раскрыты в работах Т.В. Огородниковой3 (сельское население), С.Д.-Н. Дагбаевой4 (бедность).

Помимо этого, в социологических исследованиях, посвященных различным отдельным видам финансового поведения: кредитного, инвестиционного, страхового и других, отмечается или доказывается детерминированность труда или мобильности на рынке профессий, активного экономического поведения, современных форм организованного финансового поведения в зависимости от ряда социальных показателей: пола, возраста, уровня образования, семейного и детного статуса и так далее (по материалам отдельных публикаций Д.Х. Ибрагимовой, А.К. Капелюш, М.Д. Красильниковой, О.Е. Кузиной, В.В. Мартыненко, Д. Стребкова, Э.Л. Панеях, Г.Г. Силласте, А.Ю. Чепуренко, А.В. Шевчука и ряда других).

Тем не менее вопросы взаимообусловленности и взаимосвязи образа и уровня жизни с экономическим поведением как целостной категории социального поведения, вопросы гендерного аспекта социально-экономической адаптации, особенно в рамках холистического подхода, недостаточно изучены. Автор работы предпринимает попытку восполнить этот пробел. Экономическое поведение рассматривается автором как социальное поведение в системе социально-экономических отношений и институтов в сфере экономики. Теории социального поведения и социального действия, теории социальных ролей, используемые автором, предложены М. Вебером и Т. Парсонсом, Э. Дюркгеймом и Г. Зиммелем, а концепция экономического поведения разрабатывается Г.Г. Силласте.

В результате комплексного эмпирического исследования, проведенного автором в 2010–2012 годах, состоящего из социологического наблюдения и двухэтапного анкетного опроса, получены значимые данные, характеризующие особенности экономики и быта женщин. Исследование охватило 1 200 респонденток изо всех федеральных округов, за исключением Северо-Кавказского. Возраст участниц ограничен границами возраста экономической активности 15–72 года. Анкетный опрос проводился среди городских жительниц, что обусловлено двумя причинами. Во-первых, подавляющая доля (74%)5 россиянок проживает в городах, причем в городах европейской части России. Во-вторых, предварительное исследование документов и научных источников6 и вспомогательное авторское социологическое наблюдение показали, насколько сильно различаются городской и сельский институты экономики: сельские женщины располагают гораздо более узким полем возможностей для своей экономической деятельности: работы на селе мало, выбор профессий ограничен, финансовая инфраструктура неразвита, сельская социально-экономическая реальность в значительной степени зиждется на натуральном хозяйстве и личных подсобных хозяйствах, бартере, неформальных экономических связях, безальтернативном рынке труда – по сути это качественно иная социально-экономическая система общественных отношений. Автором собраны устные свидетельства о том, что многие сельские жительницы не держали в руках банковских карточек и валюты, о том, что экономические отношения на селе основываются на неформальных социальных обычаях. Кроме того, обследование сельского населения в объеме, обладающем статистической значимостью, оказалось трудноосуществимым по финансовым причинам.

Валидность результатов исследования обеспечена соблюдением критериев репрезентативности, разработанных Дж. Гэллапом, Э. Ноэль-Нойман, Г.В. Осиповым, В.А. Ядовым, квотная выборка рассчитана по трем признакам: территориальному (по федеральным округам), возрастной группе (молодежь до 30 лет, женщины среднего – 30–55 и старшего – 56–72 возраста), статусу занятости (неработающие, работающие по найму и самозанятые).

Распределение ключевых социально-демографических характеристик респонденток представлено в таблице 1. Как видно из таблицы, средняя российская экономически активная горожанка - это женщина среднего возраста 30–55 лет, проживающая в европейской части России, скорее всего в центральном федеральном округе. Она, как правило, состоит в зарегистрированном браке и имеет одного или двух детей. Женщина имеет высшее, а по данным официальной статистики7, не менее чем послешкольное образование, работает по найму. Послевузовское образование и научные степени не распространены: только 1% являются кандидатами или докторами наук. Зато почти половина сталкивались с дополнительным образованием, (чаще всего это вождение автомобиля, изучение иностранного языка или дополнительное профессиональное образование).

Женщины активны и в реализации трудовых стратегий: среди опрошенных 48,9% работают на занимаемом месте менее пяти лет, что свидетельствует о высокой текучести кадров в экономике, однако может свидетельствовать и о том, что женщины активно стремятся найти свое место на рынке труда, даже когда обстоятельства этому не способствуют. Только 17,1% респонденток более 10 лет трудятся на одном и том же предприятии, и только 25% имеют трудовой стаж более 10 лет, остальные женщины меняли работу или не наработали стажа большей продолжительности – так обесценивается трудовой опыт и человеческий капитал. Продолжительность трудовой деятельности по месту работы почти для трети респонденток составляет от 3 до 5 лет и еще для почти трети – от 5 до 10 лет, что свидетельствует о высокой трудовой мобильности экономически активных горожанок. 47,9% женщин работают не по специальности.

По квоте самозанятых обследовались 4,3% экономически активных женщин, но таковых выявилось немного больше (4,58%). Примерно половина самозанятых практикуют различные формы совмещения предпринимательства, разовые заработки и работу «на хозяина». Как отмечают в свободных строках анкеты многие самозанятые респондентки, они «крутятся». Доля таких суперактивных женщин невысока – 7,7% (суммарно самозанятых плюс комбинирующих самозанятость с работой по найму). Самые популярные варианты: сочетание работы по найму с разовыми заработками (3,3%), только предпринимательство (1,8%) и только фриланс (1,3%). В целом, о наличии предпринимательского опыта сообщили 8,58% опрошенных, то есть помимо 4,58%, считающих себя предпринимателями, еще 4,83% имеют такой опыт в прошлом. В обстоятельствах, когда женщины начинают мыслить и действовать шире, чем традиционная работа по найму, они сочетают разнообразные виды занятости, границы между которыми, впрочем, размыты.

Что касается неработающих женщин, то отсутствие работы для них обусловлено разными жизненными обстоятельствами (см. таблицу 2):

Помимо работы, женщины ведут домашнее хозяйство, преимущественно самостоятельно (55,1%) или при помощи других членов семьи (33,0%). Значительно реже (7,67%) в семьях городских жительниц хозяйство ведут родители или другие родственники (это респондентки моложе 23 лет или получающие пенсию по инвалидности), мужья (3,1%) или наемные домработницы (1,2%). Женщины также имеют различные хобби (см. рисунок 1).

Скромная доля (8,1%) городских жительниц являются социально активными, состоят в общественных организациях, среди которых лидируют – в процентном отношении от состоящих в объединениях – религиозные (25,8%) и благотворительные (23,7%). В других организациях состоят 19,6% женщин. Наименее популярны женские (13,4%), а также политические движения и партии (5,2%).

Женщинам важно быть в курсе событий и узнавать информацию и новости, обращаясь к средствам массовой информации. (см. таблицу 3):

Самым популярным является, предсказуемо, телевизор: 83,3% женщин смотрят его если не ежедневно, то хотя бы несколько раз в неделю. Далее по списку предпочтений следуют радио (54,5%), журналы (50,1), газеты (48,7), замыкает список Интернет (36,6%). Популярность СМИ сильно дифференцирована по возрасту: среди молодых женщин популярны телевидение, журналы и Интернет, а среди пожилых – ТВ, радио и газеты.

Однако нельзя сказать, что женщинам хватает времени на их любимые занятия и хобби. На первом месте в списке женских приоритетов – семья, дети, дом (66,3%), правда, большая часть женщин – 37,9% – относятся к ним как к своим основным любимым занятиям, а меньшая часть – 28,4% – тоскуют и по другим делам, на которые хотелось бы выделить время, но, увы, его не хватает. Пятая часть респонденток (19,5%) находят время для любимых занятий самостоятельно (12,2%) или вместе с семьей (7,3%). Только 13% женщин счастливы, имея любимую работу – это редкость.

Бюджет времени у женщин напряженный (см. рисунок 2): 15,7% всех опрошенных, или 22,8% работающих женщин указали, что работают более 8 часов в день и вынуждены совмещать работу и воспитание детей. 19,2% работающих женщин (13,3% опрошенных) работают менее чем на полставки: 11,1% – от часу до 4 часов в день (7,7% опрошенных), 6,3% – несколько раз в неделю (4,3% опрошенных), 1,8% – реже раза в неделю, они перебиваются случайными заработками (1,3% опрошенных).

К времяемким занятиям можно отнести поездки и перемещения, число которых у современной женщины значительно: утром – ребенка в школу или садик, потом на работу, с работы – в магазин, затем за ребенком, домой, а ведь еще и в химчистку нужно, и в банк – счета оплатить, и родителей проведать, и бумаги оформить, и стрижку подправить. Так и набирается у большинства современных горожанок (56,7%) от одного до четырех часов в день, а у 23,7% (все – жительницы крупнейших городов) даже больше – от 4 до 8 часов в день – беготни. Это удивительная и колоссальная цифра. Проводят в поездках более 8 часов в день 1,5% женщин (все – жительницы крупнейших городов, работают по найму или предприниматели). Авторское социологическое наблюдение косвенно подтверждает эти данные.

Важнейшее занятие женщины – общение, воспитание и уход за детьми. Для 23,6% респонденток это полноценная работа, занимающая от 4 до 8 (17,7%) или более 8 (5,9%) часов в день. Еще 38,4% женщин уделяют детям в среднем от одного до четырех часов ежедневно. Ответы «несколько раз в неделю» (8,17%) и «в месяц» (4,0%) были даны женщинами старшего возраста и относятся к встречам со взрослыми детьми, живущими отдельно.

Занятия из категории «понемногу каждый день» – это ведение хозяйства, общение с мужем или возлюбленным и уход за собой, поддержание красоты и здоровья. Ведение хозяйства занимает у преобладающего количества (64,8%) женщин от часу до четырех (26,3%) или менее часа (38,5%) в день (преимущественно работающие женщины с детьми). Находят время на хозяйство только несколько раз в неделю 17,1% респонденток (работающие женщины без детей, предпринимательницы, студентки). Особняком стоят 8,6% женщин, которые занимаются хозяйством от 4 до 8 часов (7,8%) и даже более 8 часов (0,75%) ежедневно – в основном это многодетные женщины, живущие хозяйством в частном секторе).

Общению с мужем или возлюбленным 57,8% ответивших уделяют около четырех часов в день: из них 34,8% могут посвятить мужчине от 1 до 4 часов в день, еще 19,3% женщин довольствуются только от силы часом совместного проведения времени. Разумеется, качество этого времени бывает разным, и для одних – это совместная прогулка, общение или иные формы супружеской деятельности, а для других – совместное мытье посуды или даже просто пребывание на одной территории, но автор ограничился субъективным мнением респонденток.

И наконец, особое гендерное занятие – поддержание красоты и уход за собой, обросшее большим количеством мифов о «часах, проводимых перед зеркалом» и ставшее притчей во языцех – располагается лишь на условном шестом месте в рейтинге распределения бюджета времени. Преобладающая доля женщин (63,3%) уделяют себе не более часа в день, и только одна из двенадцати женщин (8,4%) отмечает, что тратит на себя от 1 до 4 часов (это не имеющие детей либо богатые респондентки). Целых 20,4% отмечают, что вообще собой не занимаются. Похоже, такая значительная цифра обусловлена не маргинальностью самих женщин, а их представлениями о должном и надлежащем уходе за собой и высокими стандартами, которые они предъявляют к такому уходу.

Малозатратные статьи бюджета времени женщин – это время на хобби, развлечения, общение и образование. 8,0% респонденток указали, что вообще не развлекаются, 50,4% отдыхают и развлекаются от случая к случаю, и только 41,6% – ежедневно, в том числе 28,2% – менее часа в день. Активно развлекаются лишь 13,3% женщин – молодых и обеспеченных. Времени на общение с друзьями и родственниками тоже выделяется в обрез: 82,6% не могут позволить себе ежедневное общение, а те 12,8%, которые могут, состоят из студенток и женщин, живущих в расширенных, ненуклеарных семьях. Образованию и саморазвитию уделяют время только 26,6% женщин (это студентки и молодые карьеристки), у 73,4% – на образование и саморазвитие времени нет.

Как показывает анализ, у российских женщин мало времени и возможностей для социальной активности и общения, досуга и отдыха, образования и саморазвития, и, как следствие, диверсификации экономического поведения: они работают, растят детей, ведут хозяйство и перемещаются по делам. Исходя из структуры бюджета времени, а также ответов женщин на ряд других вопросов анкеты, можно сделать однозначный вывод о том, что такое распределение времени является вынужденным, и основана эта вынужденность:
• на невысоком уровне жизни населения, когда женщины, не имея возможности приобрести бытовую технику или личный транспорт, сталкиваются с необходимостью уделять ведению хозяйства и поездкам значительную долю своего времени;
• гендерной асимметрии практически всех сфер жизни как следствия эволюции гендерной структуры российского общества, обусловившей избыточную социально-ролевую нагрузку на женщин;
• неразвитости инфраструктуры, что приводит к значительным транспортным издержкам в бюджете времени.

Ведение хозяйства и перемещения – это именно те сферы, «разгрузив» которые можно относительно быстро улучшить социальное состояние общества в целом и положение женщин в частности. Создание условий для преодоления «замыкания» женщин на хозяйстве и решение проблемы транспорта высвободит время, которое они могли бы потратить:
• на продолжительное и полноценное общение с собственными детьми и развитие привязанности, что даст возможность воспитывать их при помощи силы родительского авторитета8 (на что требуется достаточно времени), а не агрессией, грубостью и насилием;
• более полноценное и продолжительное общение с мужьями, что способствует развитию и укреплению семьи;
• самообразование, улучшение профессиональных и личностных компетенций, внося вклад в развитие сферы труда и рост социального капитала;
• общение с коллегами, друзьями и родственниками, укрепление горизонтальных связей, что позволяет создавать и развивать множество малых устойчивых социальных групп, стимулирует гражданскую и социальную активность;
• более тщательный уход за своим здоровьем, профилактику болезней.

Впрочем, эти мысли не авторские и далеко не новые. Освобождение женщин от «гнета быта» при помощи фабрик-кухонь, столовых и прачечных, яслей и детских садов предпринималось еще в советском периоде, но, к сожалению, окончательным успехом не увенчалось. Причины этого представляют собой целый пласт социально-гендерных противоречий, сопровождающих эволюцию гендерной структуры российского общества: искажение содержания социальных ролей матери, жены, хозяйки; смещение в балансе ролевых статусов в сфере труда, повседневной жизни и родительства и ряд других гендерных диспропорций. Не в последнюю очередь – это вынужденное «жонглирование» и перегруженность социальными ролями, возникшие в процессе эволюции гендерной структуры российского общества.

Рассмотрев социальные характеристики, занятия и бюджет времени женщин, перейдем к анализу их материального положения и экономического поведения.

Распределение ответов женщин на вопросы о материальном достатке и уровне доходов (см. рисунок 3) отражает искажения в оценках материального положения: уровень материального достатка не всегда соответствует финансовым возможностям респонденток.

Эти смещения имеют три возможные причины: сравнение себя с другими, с уровнем жизни вокруг, а также ощущение «финансовой безопасности» от владения недвижимостью и соответствие реальных финансовых возможностей семьи представлениям самих женщин.

Обеспеченность жильем – важнейший показатель положения женщин, база для самостоятельной жизни, принятия решения о рождении детей, финансовой и экономической стабильности семьи. В выборке 89,8% имеют квартиру, из них у 52,6% она принадлежит женщинам, и у 37,3% – членам их семьи. Часть горожанок (7,4%) проживают в частном секторе, являющемся своего рода селом в черте города, где возможно относительно автономное существование за счет выращивания собственных продуктов, накопления значительных запасов продовольствия, отопления помещения независимо. Широко распространено (34%), особенно у старшего поколения, выращивание продуктов в подсобных хозяйствах – это, пожалуй, один из основных факторов выживаемости россиян в трудные годы.

Возвращаясь к анализу владения и пользования имуществом, можно выделить несколько особенностей (см. рисунок 4):

– обеспеченность городских жительниц жильем можно охарактеризовать как высокую, но недостаточную. Помимо квартир, небольшая доля российских горожанок имеет другое недвижимое имущество: 25,1% – дома и дачи (в том числе 13,2% владеют ими лично), 13,0% – гаражи (в том числе 2,6% владеют ими лично). Женщины чаще владеют недвижимостью лично, нежели совместно с членами семьи – так проявляется интересный феномен российского имущественного гендерного смещения, когда недвижимость чаще оформляется на женщину, особенно если у мужей есть риски владения (деловая или политическая активность);

– у 41,5% горожанок есть автомобили (в том числе 15,5% владеют ими лично). Имущественное гендерное смещение проявляется и в «мужских» позициях: автомобили и гаражи, компьютеры;

– обеспеченность женщин современными средствами связи: только 83,4% имеют личные мобильные телефоны, из которых только 78,5% постоянно ими пользуются. С компьютерами и доступом в Интернет картина обратная – ими пользуются больше женщин, чем владеют: компьютерами владеют 21,0%, пользуются 75,8, а доступом в Интернет владеют 17,4%, пользуются 68,9.

Опрошенные женщины высказывают разную степень осведомленности и влияния гендерного фактора на экономическое поведение (см. таблицу 4). Как видно из таблицы, наиболее распространены: потребительское (100,0%), хозяйственно-бытовое (97,8) и «добывание» дохода (91,0, сюда относится также получение гособеспечения), а наименее распространены: управление имуществом – «арендное» (14,3%), предпринимательское (4,58) и инвестиционное (1,17).

По результатам анализа данных авторского исследования можно сделать следующие выводы.

Социально-экономическая реальность в российских городах серьезно отличается от сельской. На селе социальный институт экономики функционирует преимущественно посредством неформальных трудовых, торговых и деловых отношений, экономическая жизнь сельских женщин основывается на ведении натурального хозяйства, бартера, совокупности межличностных социальных установок, обычаев.

Горожанки активнее включены в экономику, у них шире выбор видов и форм экономического поведения. Работают они в основном по найму и часто не по специальности, их трудовая активность и мобильность значительна. Самозанятые горожанки часто сочетают различные формы трудовой активности: предпринимательство, работу разовую, за гонорары, «на хозяина».

Бюджет времени городских жительниц крайне насыщенный: они «крутятся» на работе, по хозяйству, с детьми. На общение с мужьями и поддержание здоровья у них остается совсем немного времени и почти не остается на досуг, общение с друзьями и родными, образование и саморазвитие.

Структура бюджета времени отражает ряд важных социальных противоречий, которые проявляются, во-первых, в избыточной ролевой нагрузке на женщин, во-вторых, в недостаточном развитии городской инфраструктуры, и, в-третьих, в невысоком уровне жизни населения. Быт женщин не располагает к развитию человеческого капитала.

Материальное положение горожанок относительно устойчивое, хотя и не слишком хорошее, но собственные оценки материальной обеспеченности оптимистичные. В женских руках аккумулируется недвижимость.

Среди видов экономического поведения женщин наиболее распространены: трудовое и обеспечительное, ведение хозяйства и потребительское, фискальное, заемно-долговое. Менее – сберегательное, кредитное и страховое поведение, а в наименьшей степени – предпринимательское и инвестиционное. Экономическое поведение характеризуется гендерными смещениями и гендерной детерминированностью. Экономическая активность женщин дифференцирована по возрасту, образованию, состоянию в браке, наличию и количеству детей, уровню доходов, форме занятости и месту проживания.

Таким образом, эволюция гендерной структуры российского общества наложила отпечаток на жизнь и быт женщин, что наиболее ярко проявлено в гендерных смещениях в пользу женщин в родительской, хозяйственной и супружеской социальных ролях, в смещениях и гендерной дифференциации владения имуществом разных категорий: недвижимости, транспорта, техники, а также практически во всех видах и формах их экономического поведения.

Литература:

1. Носкова А.В. Социальные аспекты решения демографической проблемы низкой рождаемости // Социологические исследования. 2012. № 8. С. 60–70.
2. Труд и занятость в России. 2013: Стат. сб. М.: Росстат, 2014. С. 157–168.
3. Огородникова Т. В. Уровень жизни и экономическое поведение субъекта: дисс… канд. экон. наук. Иркутск, 1994. 213 с.
4. Дагбаева С. Д.-Н. Уровень жизни населения: пути решения проблемы бедности: дисс… канд. соц. наук. Улан-Уде, 2004. 194 с.
5. Экономическая активность населения России (по результатам выборочных обследований), 2014: Стат. сб. М.: Росстат, 2014. С. 52–55.
6. Силласте Г.Г. Сельская школа и село России в начале XXI века: монография. М.: Центр образовательной литературы, 2003. C. 382–400.
7. Женщины и мужчины России, 2014: Стат. сб. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b14_50/Main.htm (дата обращения 20.01.2015).
8. Newfield G., Mate G. M.D. Hold on to Your Kids: Why Parents Need to Matter More Than Peers. Alfred A. Knopf Canada, 2004. P. 213–267.