Политематический журнал научных публикаций
"ДИСКУССИЯ"
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №4 (56) апрель 2015  Рубрика: Социологические науки

Действенная сущность социального праксиса в понимании К. Маркса

П.Н. Кондрашов, канд. филос. наук,
ст. научный сотрудник, отдел философии,
Институт философии и права УрО РАН,
г. Екатеринбург, Россия
В статье предпринят анализ известного положения Маркса о том, что социальная структура и общественное сознание возникают из жизненного процесса. Однако, в отличие от всех предшествующих интерпретаций, ориентированных на материалистическое истолкование, автор акцентирует внимание на семантике действенности (wirklich), что подчеркивает и сам Маркс. Согласно Марксу субстанцией социально-исторического бытия является праксис (Praxis), то есть целостная материально-духовная сознательная целеполагающая социальная предметная преобразующая деятельность людей, а все социальные явления суть результаты развертывания человеческого праксиса, в каждом из которых имеет место единство материальной и духовной (идеальной) составляющих. В конкретно-исторической действительности обе эти стороны праксиса одновременно детерминируют целостный жизненный процесс, однако на разных стадиях исторического развития в качестве наиболее действенной движущей силы, определяющей способ производства и воспроизводства целостного общественного организма, в том числе и содержание общественного сознания, сначала выступают материальные (природа, техника) факторы человеческой деятельности, а затем в структуре общей социальной детерминации постепенно набирают силу факторы идеальные (технология, организация, наука, информация), которые в перспективе будут играть доминирующую роль. Поэтому исследования социальной реальности, рассмотренной сквозь призму праксиса, с необходимостью предполагают, что в рамках деятельностного понимания истории наряду с праксеологическим материализмом с необходимостью должен быть и праксеологический идеализм, показывающий то, как духовная надстройка определяет структуры, механизмы и содержание материального бытия.
Ключевые слова: философия практики Карла Маркса, материалистическое, идеалистическое и деятельностное понимание истории, действенность, праксис, единство материальной и духовной деятельности

Усилившийся в последние годы интерес к социальной теории К. Маркса можно только приветствовать, ибо вместе с этим движением «назад к Марксу» постепенно формируется стремление молодых социологов к фундаментально-теоретическому обоснованию (не только марксистскому!) своих исследований. Однако при этом вместе с подлинным Марксом зачастую начинают заново воспроизводить его вульгарное и схематическое понимание. В предлагаемой статье мы попытаемся обратить внимание на действенный аспект социального праксиса в противоположность его грубо материалистическому толкованию.

Существенным определением философии Маркса является то, что она – философия практики (А. Грамши). В онтологическом и методологическом аспектах это означает, что согласно Марксу в основе человеческого бытия вообще лежит праксис (Praxis, Praktik, Tätigkeit, Arbeit в широком смысле) – единая материально-духовная сознательная целеполагающая социальная предметная преобразующая деятельность людей. И в этом плане не существует никаких «чисто материальных» и «чисто духовных» видов праксиса: работа с палкой-копалкой и забивание гвоздей молотком предполагают психическую активность в виде целеполагания, а решение квадратного уравнения в голове совершается посредством материального головного мозга. Поэтому не существует в социальной реальности никаких «чисто материальных» и «чисто идеальных» предметностей, ибо все они, будь то обыкновенная ложка или литературный шедевр, определенная форма государственного правления, музыкальное произведение или математическая теория, – результаты развертывания человеческого праксиса, в каждом из которых имеет место материальная и духовная (идеальная) составляющие.

Иначе говоря, любое социально-историческое явление представляет собой либо саму деятельность, либо какой-то ее модус, какое-то ее состояние, какой-то ее результат, ибо, «как показал Маркс, становится непосредственно очевидным тот факт, … что все формы культуры суть только формы деятельности самого человека»1.

Поэтому человеческая реальность, представляющая собой тотальность внутреннего (самого человека, его телесности и духа) и внешнего (природного мира, втянутого в сферу человеческой практики, предметного мира, созданного людьми, мира культуры), для своего исследования a priori предполагает использование не только «материалистического», но и «идеалистического» понимания истории, которые в своем единстве составляют праксеологическое (деятельностное) понимание истории.

Таким образом, в свете понимания всякого социального феномена как того или иного модуса праксиса-субстанции, имеющей два атрибута – материальную и духовную активность, данных в диалектической тотальности жизненного процесса, в историческом процессе надо видеть не только материально-производственный аспект (смену способов производства и общественных формаций), как это обычно делается и на чем всегда и акцентируется внимание, но и аспект духовный, экзистенциальный (когда историчными оказываются самые различные формы отношения человека к миру природы, культуре, другим людям и самому себе). Другое дело, какая из этих сторон – материальная или идеальная – в каждой конкретной ситуации оказывается наиболее действенной (wirk clich), вынуждающей индивидов изменять мир.

Обратим внимание на этот важнейший момент действенности в рамках марксовой философии практики. В «Немецкой идеологии» Маркс пишет буквально следующее: «общественная структура и государство постоянно возникают из жизненного процесса [Lebensprozeß] определенных индивидов – не таких, какими они могут казаться в собственном или чужом представлении, а таких, каковы они в действительности [wirklich], то есть как они действуют [wirken], материально производят и, следовательно, как они действенно [tätig] проявляют себя в определенных материальных, не зависящих от их произвола, границах, предпосылках и условиях»2.

Удивительно, но в истолкованиях этого знаменитого фрагмента из «Немецкой идеологии» исследователи основной упор всегда делали на понятие материальный (которое встречается в тексте всего один раз), упуская при этом радикально динамический смысл тезиса, ибо сам Маркс акцентирует внимание именно на понятиях действительность (которое он специально выделяет курсивом), действие, действенный. Этот момент действенности (в самых разных смыслах: и как Wirksamkeit – действенности/эффективности, и как Tätigung/Tätigkeit – деятельности/осуществления, и как Aktion – действия/воздействия, и как Wirkung – воздействия/влияния) является важнейшим в тезисе Маркса, а именно: то, что в рамках практического, действительного жизненного процесса оказывается наиболее действенным, то и определяет (bedingt, bestimmt) действенность (Wirksamkeit) влияния, воздействия (Wirkung) общественного бытия на формирование содержания общественного сознания, – именно это в рамках общественного бытия и наиболее эффективно воздействует на содержание общественного сознания.

Центральное здесь понятие действительность (Wirklichkeit), согласно прямой этимологии слова, есть то, что действует, производит действие одного на другое. Поэтому действительным (действенным, wirksam) является то, что обладает способностью действовать (wirken), то, что обладает действенностью (Wirksamkeit), способностью воздействия (Wirkung), которое обнаруживает себя в налично схватываемом эффекте (Wirkung).

Этот момент действенной действительности влияния практического бытия на сознание у Маркса носит диалектический характер: с одной стороны, праксис определяет действительность или недействительность мышления (Wirklichkeit oder Nichtwirklichkeit des Denkens), с другой – само мышление обнаруживает свою «истинность, то есть действительность и мощь (Wirklichkeit und Macht)» «в практике (Praxis)»3. Таким образом, Маркс говорит об имманентном единстве праксиса, о том, что в его динамической структуре «бытие» и «сознание» составляют тотальность, даны в форме целостного жизненного телесно-психического акта: «хотя мышление и бытие отличны друг от друга, – пишет он, – но в то же время они находятся в единстве друг с другом»4. Поэтому соотношение общественного бытия и общественного сознания в философии Маркса следует понимать именно в этом динамическом, действенном аспекте.

Итак, деятельность, рассматриваемая как способ человеческого бытия-в-мире, представляет собой предметное единство материальной и духовной активности, в результате развертывания которой постепенно формируется целостный социальный организм, в котором воедино слиты материальная и духовная культура. Но вот то, что же именно в динамической структуре этого целостного социального организма оказывается действенным в смысле определения всего жизненного процесса (Lebensprozeß) в целом, зависит от конкретных исторических условий: исторически изначально материальное (как в форме природы, так и в форме общины) действенно детерминирует всю социальную тотальность; затем, с развитием техники, технологии, организации, знаний и т. д., «идеальные» моменты праксиса начинают постепенно пробивать себе дорогу и их доля в детерминации целостного человеческого бытия постоянно увеличивается, оттесняя природные границы; наконец, уже в современном информационном обществе знания играют несравненно более существенную роль, чем прежде. В будущем же обществе наука (идеальное, духовное) станет базисной действенной движущей силой исторического развития. Думается, что акцент здесь надо делать именно на действенные моменты праксиса, а не на его материальные стороны. Но при этом, безусловно, производство и воспроизводство целостной жизни остаются фундаментальными (неустранимыми, как выражается Маркс) условиями социального бытия.

Итак, социальный праксис всегда содержит в себе материальное и идеальное. Поэтому если мы говорим, что всё в человеческом обществе есть деятельность (либо она сама в различных формах, либо ее результаты, либо какие-то ее стороны или состояния), то мы тем самым должны также признать, что и история, будучи не чем иным, «как деятельностью преследующего свои цели человека»5, репрезентируется как в материальной, так и идеальной формах. А коль скоро это так, то в качестве движущих сил, детерминирующих социальную структуру общества и социально-исторический жизненный процесс, выступают и материальные и идеальные факторы праксиса. Самое главное, по Марксу, установить: какие из них в конкретной социальной ситуации являются наиболее действенными.

Литература:

1. Ильенков Э.В. Диалектическая логика. Очерки истории и теории. М., 1984. С. 184.
2. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. М.: Политиздат, 1955. Т. 3. С. 24.
3. Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. М.: Политиздат, 1968. Т. 3. С. 1.
4. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. М.: Политиздат, 1974. Т. 42. С. 119.
5. Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. М.: Политиздат, 1955. Т. 2. С. 102.
Яндекс.Метрика