Политематический журнал научных публикаций
"ДИСКУССИЯ"
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №4 (56) апрель 2015  Рубрика: Экономические науки

Диалектика соотношения рыночной и плановой составляющих в экономике

Г.Н. Сапожников, канд. техн. наук, доцент,
кафедра экономики,
Уральский технический институт связи и информатики (филиал),
Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики,
г. Екатеринбург, Россия
«Рыночная» и «плановая» экономика часто воспринимаются как некий стереотип: рыночную экономику связывают с капиталистической системой хозяйствования, которая, несмотря на спады и кризисы, возрождается и продолжает успешно развиваться; а плановую – считают неотъемлемой характеристикой социалистической системы, которая показала свою нежизнеспособность. Однако планирование – неотъемлемая часть развития производительных сил, не менее важная, чем свобода предпринимательства. Планирование возникло и эволюционировало одновременно и во взаимодействии с рынком. Эти два вида являются противоположными формами организации экономической деятельности, а с точки зрения диалектики в любом развивающемся процессе должно быть оптимальное сочетание противоположностей. Противоположности только тогда оказываются неустойчивыми, когда субъективными усилиями, в противодействие объективным законам диалектики, они применяются самостоятельно, не в сочетании. При естественном развитии они функционируют совместно, но долевое участие «рынка» и «плана» зависит от конкретных условий. В статье предлагается оптимизировать соотношение этих двух способов организации экономики на основе законов диалектики и анализа ситуации. Автор считает целесообразным при оптимизации использовать наряду с европейской диалектикой Гегеля концепцию Инь-Ян восточной философии.
Ключевые слова: объективные законы, субъективные действия, рыночные отношения, централизованное планирование, директивное управление, оптимальное сочетание противоположностей

Общий вектор экономического развития определяется объективными законами. Об этом сказал еще в 1776 году основоположник экономической науки А. Смит в своем знаменитом труде: «Исследование о природе и причинах богатства народов». Однако экономику творят люди, со своими интересами и предпочтениями, поэтому фактическое развитие экономики является результатом взаимодействия субъективных намерений и объективных законов, которые реализуются порой вопреки субъективным действиям участников процесса – последние могут замедлить, но не отменить действие законов.

Экономика является частью целостной картины мира, который функционирует в результате действия сравнительно небольшого числа фундаментальных закономерностей. Именно их взаимодействие формирует всё многообразие мира и обеспечивает его развитие. Если сами закономерности известны, можно представить механизм их действия и вывести из этого основные следствия1.

Процесс экономического развития имеет волнообразный характер2. Эту закономерность установил в 1922 году Н.Д. Кондратьев, и его идеи развиваются. Известны волны Кузнеца (Смита), Китчина, Жигляра, других ученых. Отличаются они продолжительностью периода: у Кондратьева он длится 45–60 лет, у Кузнеца 15–25 лет, у Жигляра 7–11 лет, у Китчина 3–4 года3. Разная продолжительность цикла зависит от принятых к расчету исходных показателей, так как период изменения разных показателей различен. «Волновой характер реализации процесса экономического развития подобен действию маятника»4 – ему присущи те же колебания между максимальными и минимальными значениями параметров. То есть это – проявление основного закона европейской диалектики, «единства и борьбы противоположностей», или концепции Инь-Ян восточной философии в процессе экономического развития.

Сейчас выделяют два основных вида организации экономических отношений: «рыночную» экономику и «плановую» (другие – фактически являются их разновидностью или их сочетанием). Эти понятия настолько часто употребляются, что они превратились в некий стереотип, под плановой – понимают экономику Советского Союза и других бывших стран социализма, а под рыночной – стран остального мира. При этом, поскольку мировая система социализма прекратила свое существование, считается, что централизованная плановая экономика нежизнеспособна, в отличие от рыночной, которая через спады и кризисы восстанавливается и продолжает функционировать. Отрицание централизованной плановой экономики приводит на практике к отказу от планирования вообще. Уточнив содержание понятий «рыночная» и «плановая» экономика, мы обоснованно сохраним место и роль планирования в экономике.

Рыночная экономика в ее нынешнем понимании сформировалась в связи с широким развитием товарного производства в конце XVI – начале XVII вв. в Западной Европе. Под рыночными отношениями понимают взаимоотношения неопределенного множества продавцов и покупателей, которые регулируются ценовым механизмом. Появление свободного (стихийного) рынка при возникновении товарного производства представляется довольно обоснованным объективным явлением. Но возникновение противоположной стороны экономических отношений – планирования – не кажется таким очевидным. Однако уже на самой ранней стадии товарно-денежных отношений производители столкнулись с негативным влиянием рыночной стихии. Неопределенность в объемах потребностей и уровне цен на производимые товары приводила к перепроизводству и проблемам со сбытом продукции, в результате чего средства, вложенные в производство, часто не возвращались и производители разорялись. Таким образом, в условиях неопределенности принятие решения «что и как производить» становится даже более важным делом, чем само производство5. В результате уже на заре товарного производства появились объединения производителей, главной целью которых было снизить фактор неопределенности, чтобы по возможности упорядочить производство, увязать его с потребностями, со сбытом. Именно с этим связано появление в недрах рыночной экономики планирования.

Если на первом этапе объединение производителей и планирование производства требовались только для снижения не- определенности «что и как производить», то в дальнейшем это диктовалось уже совершенствованием техники и технологии производства, созданием крупных механизированных предприятий. Субъектом рынка становится уже не индивидуальный производитель, а предприятие, фирма. Крупное производство не может направляться только ценовым механизмом, который функционирует в условиях неопределенности. Ценовой механизм работает вне фирмы, но внутри ее координация осуществляется «сознательной властью предпринимателя»6. «Развитие техники и технологии, а также квалификация нанимаемого персонала и объем привлекаемых инвестиций постоянно требуют повышения надежности рынка, то есть прогнозируемости поведения его участников … поэтому любая фирма стремится свести к минимуму влияние рынка или избавиться от него»7. Соответственно, в этих условиях усложняется и задача планирования: функционирование фирмы уже невозможно представить без детального плана, выполнение которого предприниматель или его представитель (управляющий) жестко контролирует. Поэтому повышается степень обязательности, «директивности» выполнения планов. Планирование заменяет механизм цен директивным управлением: что производить, в каком количестве, кому продавать и по какой цене.

Укрупнение фирм, в том числе путем слияния и поглощения конкурентов, поставщиков ресурсов и потребителей продукции сокращает рыночные затраты и в целом для фирмы, как правило, благоприятно. Однако результатом таких укрупнений является появление монополий, что негативно сказывается на общественном производстве, так как при этом уменьшается сфера конкуренции – единственного рычага поступательного развития экономики при рыночных отношениях.

По мнению Рональда Коуза, «есть предел роста фирмы из-за увеличения внутренних транзакций, которые в конце концов превосходят транзакции на открытом рынке, что останавливает расширение фирмы»8. Эти исследования относятся к средине прошлого века, а в наших условиях нет объективных фактов, которые подтверждали бы необходимость ограничения роста монополий по этой причине. Наоборот, можно привести множество примеров укрупнения и слияния фирм. Например, в 2014 году было подписано соглашение о долгосрочном сотрудничестве между «Роснефтью» и «АвтоВАЗом». Эти компании занимают ведущие позиции на нашем рынке («Роснефть» – 40% добычи нефти, а «АвтоВАЗ» – почти четверть производства автомобилей), поэтому со свободного рынка уйдет заметная доля транзакций.

Рыночная экономика не имеет средств противодействия возникновению и росту монополий. Только жесткие законодательные меры как у нас, так и во всем мире помогают справиться с расширением монополий, задействовать специальные антимонопольные органы, то есть использовать государственные формы управления экономикой. Этому вопросу в связи с глобализацией экономики уделяется все большее внимание, так как глобализация способствует монополизации. Об этом свидетельствует в частности и присуждение Нобелевской премии по экономике за 2014 год Ж. Тиролю, исследовавшему проблемы монополизации рынка, в том числе олигополию9.

Таким образом, и в рыночной экономике усиливается роль государственного регулирования, то есть взаимодействие рыночной и плановой форм экономической деятельности носит диалектический характер. Чем крупнее производство, тем большую роль играет планирование самых различных сторон его деятельности. Именно эти идеи экономической науки были воплощены в 30-х гг. прошлого века в Советском Союзе. Самую большую роль планирование играет тогда, когда государство превращает всю экономику страны фактически в одну сверхкрупную фирму, а все хозяйственные отношения частей этой «фирмы» регулируются не ценовым механизмом, а планирующими органами. Госплан был создан в 1921 году. Вначале он разрабатывал план на год, с 1925 года стал составлять план на пять лет, а с 1931-го выполнение плана стало обязательным. Так произошло завершение эволюции планирования всей экономической деятельности страны.

Советское руководство окончательно уверовало в непогрешимость директивной плановой экономики, когда во время Великой Отечественной войны именно директивное управление обеспечило быструю мобилизацию народного хозяйства на нужды обороны. Но методы, которые эффективны в экстремальных условиях, не являются универсальными. И из нашей практики известен опыт гибкого сочетания плановых и рыночных методов, когда в 1921 году наша страна перешла от политики военного коммунизма к новой экономической политике (НЭПу), которая оживила разрушенную экономику после гражданской войны. Привлечение рыночных методов было целесообразным и после Великой Отечественной войны.

Тенденции усиления роли планирования, по исследованиям западных экономистов, наблюдаются и в мировой экономике. Так, Дж. Гэлбрейт отмечал, что происходит замена «рыночного механизма принудительным установлением цен и объемов продаваемой или покупаемой по этим ценам продукции», что будущее принадлежит индустриальным системам, которые по мере роста масштабов корпораций постепенно вытеснят рыночные отношения в сферу мелкого предпринимательства. Последнее позволило Гэлбрейту сделать вывод «о конвергенции социалистической и капиталистической систем»10, что фактически означает конвергенцию плановой и рыночной экономики. То есть при управлении экономикой в больших экономических системах планирование является необходимой формой организации этих систем. Эти две формы – рыночная и плановая – вынуждены сосуществовать, но совсем не обязательно в равных долях – это зависит от конкретной ситуации.

В больших объемах планирование сейчас применяется во многих странах мира и не только в масштабах фирм и их объединений, но и на государственном уровне. Чаще – это так называемое «индикативное» планирование. Хотя его определяют как рекомендательное, это не значит, что оно необязательное. Развитая система индикативного планирования сложилась во Франции, Италии, Японии, Нидерландах, Мексике, Индии, Южной Корее, Малайзии, Тайване и других странах11. Во многих из них применяется пятилетнее планирование. Например, в Индии плановая комиссия под руководством премьер-министра разрабатывает пятилетние планы, причем в госсекторе они действуют как директивные. Во Франции существует должность генерального комиссара по планированию (цены монополистов, а это 20% цен, регулируются государством). Даже США, «борцы» за повсеместное внедрение рыночной экономики, при выходе из Великой депрессии 1929–1933 гг. использовали политику «государственных затрат» президента Ф. Рузвельта (с применением директивного планирования), которую поддержали известные экономисты. На идее сильного государства как регулятора в экономике в 1961 году избирался президентом Д. Кеннеди.

Фактическая реализация централизованного планирования в нашей стране действительно показала его нежизнеспособность. Рассматривая этот вопрос с позиций диалектики, можно согласиться, что вариант централизованного планирования, который применялся в нашей стране, действительно был «нежизнеспособным», поскольку была реализована крайняя степень централизации, а крайности неустойчивы, долго существовать они не могут12. Но это не означает нежизнеспособность централизованного планирования вообще. Пример нашей страны только подтверждает необходимость поиска оптимальных решений и в определении степени централизации планирования.

Если для стихийного рынка главный признак экономического кризиса – перепроизводство товара, то для директивной плановой экономики – недостаток, дефицит товара с требуемыми потребительскими качествами. Чтобы избежать подобных кризисов, необходимо установление оптимального сочетания свободного рынка и централизованного планирования. Кроме того, государственное регулирование не должно быть идеологизированным. В Советском Союзе эта работа была ориентирована не на поиск оптимальных решений, а на выполнение установок политических органов, которые не допускали возникновения даже в малом объеме сферы рыночных отношений.

Принципиальные позиции рыночного управления, сформированные в нашей стране в начале 1990-х годов под руководством в том числе и западных «специалистов», полагали, что «рынок все наладит самостоятельно». Аргумент, который используют сторонники приватизации госсобственности – что частник является более эффективным собственником – отражает только одну сторону дела. Частник получает в личное распоряжение не только собственность, но и доходы от ее использования и право распоряжаться ими по своему усмотрению, что далеко не всегда соответствует интересам государства и общества. Сейчас обострилась проблема низких темпов роста экономики. Этот рост прямо зависит от инвестиционной активности бизнеса. В инвестициях нуждаются нано- и биотехнологии – важнейшие для опережающего развития страны отрасли, чтобы не опоздать с переходом к новому технологическому укладу. Но собственники, состоявшиеся на сырьевом бизнесе, не готовы вкладывать средства в рискованные проекты. Доходы снова направляются в сырьевые отрасли, в торговлю или выводятся за границу. Доходы от торговли, особенно в крупных торговых центрах, опять же направляются за рубеж, потому что здесь торгуют импортным товаром и инвестиции идут зарубежному производителю. А наше правительство и Центробанк, как сторонники рыночной экономики в ее крайнем варианте, исключающем государство из управления, неизменно стоят за свободное движение капитала.

Результатом вхождения нашей страны в так называемое «мировое сообщество» стало катастрофическое свертывание стратегических направлений в отечественной промышленности, особенно в машиностроении. Об этом можно судить, например, по таким данным: «в общемировом объеме в 1991 году Россия потребляла 10,1% алюминия, а в настоящее время всего лишь 1,1%, потребление меди снизилось с 5,8 до 0,7%, а никеля – с 18,9 до 1,6%»13. Не лучше ситуация в сельском хозяйстве – не используются более 40 миллионов гектаров пахотной земли. Финансовая система стала полностью зависимой от доллара, а высокие ставки за кредит исключают использование кредитных средств в качестве инвестиций – как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Такие ставки приемлемы только в торговле, где высока оборачиваемость оборотных средств. То есть финансовая политика ориентирована на свертывание всей экономической деятельности, кроме торговли и производства сырья. Последнее повышение ключевой ставки ЦБ сделало недоступным не только кредитование реального сектора экономики (что уже было и до этого), но и ипотечное кредитование, а это, по мнению автора, чревато сокращением объемов и жилищного строительства, и всех производств, обеспечивающих эту отрасль экономики строительными материалами и техникой. По прогнозам Минстроя, предложение на рынке ипотеки в 2015 году сократится вдвое – до 800 млрд. рубей против 1,7 трлн. руб. в 2014 году. И это, повидимому, еще оптимистичный прогноз14.

На сегодняшний день падение спроса на автомобили почти на 40%, произошедшее в первые месяцы 2015 года, тоже в большой степени связано с недоступностью кредитования. Предлагаемая антикризисным планом правительства в январе 2015 года финансовая поддержка отдельных отраслей должна стимулировать в первую очередь спрос на отечественную продукцию, в том числе необходимо сохранить докризисный уровень ипотечного и автокредитования.

Чем больше времени проходит после отказа нашей страны от плановой экономики, тем очевидней становится необходимость возродить утраченные с перестройкой основные плановые регуляторы. Этого мнения придерживаются многие крупные ученые, в том числе академики Е.М. Примаков, С.Ю. Глазьев, Ж.И. Алферов и многие другие. И это не ностальгия по советскому прошлому, можно сослаться и на досоветских ученых. О поддержании необходимых пропорций между различными сферами хозяйственной деятельности говорил более ста лет назад Д. И. Менделеев, который был не только великим химиком, но и великим экономистом15. Дискутируя со сторонниками свободы торговли, он доказывал обязательность протекционистских мер по защите отечественного производства.

Необходимость планировать и регулировать хозяйственную деятельность сейчас, когда масштабы экономики выросли многократно, а конкурентные преимущества на межгосударственном уровне обеспечиваются часто не экономическими, а политическими и военными средствами, возрастает – особенно в условиях кризиса и экономических санкций. Такие регуляторы должны определять и безопасную степень интеграции России в «мировое сообщество». Негативное действие экономических санкций тем сильнее, чем глубже страна интегрирована в мировую экономику, которая контролируется США через систему международных институтов, созданных и возглавляемых ими для обеспечения своих интересов. То есть, по нашему мнению, необходимость воссоздания Госплана, конечно, в обновленном виде, назрела.

Здесь речь идет не о полномасштабном возвращении к директивной плановой экономике. В интервале «рынок – план» мы сейчас находимся в крайней позиции рынка. Поэтому задача оптимизации заключается в усилении позиции плана. Не следует считать рынок раз и навсегда установленной священной догмой, то есть принимать новую идеологию, подлежащую критике в неменьшей степени, чем отвергнутая противоположная концепция централизованного планирования. Диалектический подход предполагает сочетание стратегического долгосрочного планирования основных направлений развития в масштабах всей страны и рыночных методов реализации этих направлений по принципу: «рынок – насколько возможно, план – насколько необходимо»16. Когда регуляторы плана окажутся чрезмерными и будут препятствовать развитию, тогда следует вернуться к усилению позиции свободного рынка. Рынок может реализовать основные направления развития за счет предпринимательской инициативы более эффективно.

В начале статьи говорилось, что развитие экономики происходит в соответствии с основным законом диалектики, или концепцией Инь-Ян восточной философии. Эту концепцию вполне можно использовать как средство оптимизации противоположных составляющих в управлении экономикой, так как ничто в мире не может быть вне этих крайностей. Но это относительная, а не абсолютная противоположность, ибо ничто не может быть полным Инь или полным Ян. Всё содержит в себе семя противоположности. Это относится и к экономике: крайние варианты как рынка, так и плана – неустойчивы, должно быть сочетание противоположностей.

Выработанная тысячелетиями стратегия поддержания баланса Инь-Ян в любом процессе является универсальной17. Баланс противоположностей зависит от конкретных условий текущего периода, так как уровень директивности необходимо усиливать в кризисные периоды, а в благополучные – повышать степень рыночной свободы, то есть сочетание это не может быть раз и навсегда установленным, оно определяется только для конкретных условий, с изменением которых должно изменяться и соотношение рынка и плана.

Литература:

1. Вассерман А.А. Целостная картина мира и забота об удобстве – ключи к прогрессу [Электронный ресурс]. URL: http://cont.ws/post/71400 (дата обращения 08.01.2015).
2. Кондратьев Н.Д. Большие циклы коньюнктуры и теория предвидения. М., Экономика. 2002. 767 с.
3. Глазьев С.Ю. и др. О стратегии развития экономики России. М., 2011. [Электронный ресурс]. URL: http://www.glazev.ru/upload/iblock/8a6/8a63702e97b94aa7a2142750f8038a8a.pdf (дата обращения 12.09.2014).
4. Сапожников Г.Н. Единство противоположностей – определяющий принцип эволюции природы и общества // Известия УрГЭУ. 2012. № 5.
5. Шеломенцев А.Г. Хозяйственные сообщества: генезис и эволюция. Екатеринбург: ИЭ УрО РАН, 2003. С. 254.
6. Там же. С. 249.
7. Там же. С. 278.
8. Коуз Р. Фирма, рынок и право. М., «Новое издательство», 2007. 224 с.
9. Тироль Ж. Рынки и рыночная власть: Теория организации промышленности. СПб, Изд. «Экономическая школа», 1996. 746 с.
10. Гэлбрейт Д. К. Новое индустриальное общество. М., Прогресс, 1969. 480 c.
11. Андрюшкевич О.А. Индикативное планирование в экономиках разного типа. [Электронный ресурс]. URL: http://kapital-rus.ru/articles/article/199716/#a22 (дата обращения 16.10.2014).
12. Сапожников Г.Н. Единство противоположностей – определяющий принцип эволюции природы и общества // Известия УрГЭУ. 2012. № 5.
13. Научно-методические подходы к обеспечению государственной политики развития минерально-сырьевого комплекса Российской федерации. Министерство природных ресурсов РФ / под ред. С.Е. Донского и А.И. Татаркина. М., «Геоинформ-марк», 2014. С. 523.
14. Прогноз Минстроя по ипотеке на 2015 год. [Электронный ресурс]. URL: http://domchel.ru/text/daynews/897438.html?utm_source=mail&utm_medium=news&utm_campaign=74 (дата обращения 02.03.2015).
15. Менделеев Д.И. С думою о благе российском: Избранные экономические произведения. Новосибирск, Наука, 1991. 230 с.
16. Андрюшкевич О.А. Индикативное планирование в экономиках разного типа. [Электронный ресурс]. URL: http://kapital-rus.ru/articles/article/199716/#a22 (дата обращения 16.10.2014).
17. Сапожников Г.Н. Оптимизация управленческих решений – условие развития общества без кризисов и революций. Екатеринбург, УрТИСИ, 2013. 296 с.
Яндекс.Метрика