Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №7 (48) август 2014  Рубрика: Экономические науки

Диверсификация компаний черной металлургии России: теоретические и практические аспекты

В.М. Белоусова, соискатель,
кафедра менеджмента и маркетинга,
Новокузнецкий институт, Филиал Кемеровского государственного университета,
г. Новокузнецк, Россия
На примере крупнейших транснациональных компании черной металлургии России обосновано расширение способов диверсификации деятельности и предложена новая их классификация, а также уточнена дефиниция диверсификации. На основе предложенного автором алгоритма выявлены основные факторы эффективности деятельности отечественных металлургических компаний и перспективные направления их диверсификации. Показана необходимость разработки нового способа количественной оценки уровня диверсификации (УД) и предложен подход к определению УД, основанный на поэтапном определении уровня диверсификации для различных ее видов и взвешивании полученных значений с учетом весовых коэффициентов, характеризующих долю каждого вида диверсификации в совокупной выручке компании. При этом оценка уровня вертикальной диверсификации заключается в сопоставлении фактической ПС компании с эталонной технологической цепочкой путем сравнения производственной мощности каждой фазы. В свою очередь, подход к определению уровня горизонтальной и конгломератной диверсификации (УГД и УКД) может быть реализован либо через определение предельной доли компании на рынке определенного товара, устанавливаемой в соответствии с ФЗ «О защите конкуренции», либо через оценку УГД и УКД с точки зрения минимизации совокупных издержек, связанных с конъюнктурными рисками и потерей управляемости компании.
Ключевые слова: диверсификация, виды экономической деятельности, классификация способов диверсификации, факторы эффективности, перспективные направления диверсификации, уровень диверсификации, совокупные издержки, связанные с конъюнктурными рисками и потерей управляемости компании

Выбор стратегии диверсификации отечественными компаниями черной металлургии (ЧМ) связан с необходимостью адаптации к требованиям рыночной экономики, основным принципом на этапе становления которой являлось получение быстрого финансового результата. Современная же действительность в качестве целевого состояния на первый план выводит долгосрочную конкурентоспособность и устойчивое развитие, что ведет к необходимости трансформации стратегий развития и применения новых способов достижения целей бизнеса. Крупнейшие транснациональные компании (ТНК) ЧМ России, к числу которых уже более десяти лет относятся «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Мечел», «Ераз», «Металлоинвест», занимающие более 80% отечественного стального рынка1, демонстрируют различные стратегии развития, ведущие в целом, в той или иной степени, к увеличению диверсификации деятельности. В этой связи в данной статье предлагается рассмотреть следующие вопросы:

– уточнить понятие диверсификации, определив ее виды, используемые для количественной оценки уровня диверсификации (УД), и оценить полноту применяемых способов диверсификации;

– выявить и систематизировать основные факторы, влияющие на эффективность деятельности компаний ЧМ России, а также определить перспективные направления диверсификации деятельности компаний;

– рассмотреть достоинства и недостатки существующих способов количественной оценки УД и предложить новый подход к определению уровня диверсификации компании.

Анализ представленных в научных публикациях определений понятия «диверсификация» выявил отсутствие целостного подхода к данной дефиниции, а также ее трансформацию во времени. Ранние источники рассматривают диверсификацию с точки зрения границ рынков, в которых ведет деятельность компания. В рамках стратегического менеджмента диверсификация рассматривается в матрице «товар – рынок» И. Ансоффа как стратегия, характеризующаяся «новым товаром на новом для компании рынке» [1957]2. Более поздние упоминания «диверсификации» связаны понятием «процесс», что сопряжено с развитием процессного подхода в экономике. По мнению В.В. Гончарова, под диверсификацией следует понимать «процесс расширения товарной гаммы фирмы с целью обеспечения большей стабильности результатов и избежания колебаний в получении прибыли» [1998]3. И в первом и во втором определении объектом исследования является компания, фирма. Однако нередко встречаются понятия диверсификации инвестиционного портфеля, персонала, рисков, ликвидности, которые могут ограничиваться рамками компании, а могут выходить за ее пределы, когда рассматривается, например, диверсификация рисков какой-либо отрасли. Воспользовавшись для выявления общих свойств различных объектов системным подходом4, предлагаем в самом общем виде под диверсификацией понимать развитие социально-экономической системы и/или ее составных элементов, заключающееся в осуществлении новых видов экономической деятельности, связанных или не связанных с основной деятельностью системы с целью достижения устанавливаемых показателей эффективности.

Выделение различных видов диверсификации для ее количественной оценки обусловлено потребностью сравнения эффективности компаний, придерживающихся разных стратегий, поскольку очевидно, что эффективность двух компаний, относящихся к одной отрасли и имеющих одинаковое количество структурных единиц, производящих конечную продукцию, но придерживающихся разных стратегий диверсификации, различна.

На наш взгляд, для построения формализованной математической модели количественной оценки УД целесообразно из всех существующих видов диверсификации выделить вертикальную – ВД, связанную с производством товаров разной степени обработки, – как для собственных нужд, так и для реализации на рынке; горизонтальную – ГД, связанную с расширение номенклатуры производства путем освоения выпуска родственных товаров, и конгломератную – КД, связанную с выходом компании в сферы деятельности, прямо не связанные с основной номенклатурой производства. Используя прямоугольную систему координат в трехмерном пространстве, можно графически представлять как совокупный УД компании, так и УД по каждому ее виду отдельно (рисунок 1). Введение календарного времени в качестве четвертого параметра оценки УД позволяет учитывать его посредством различных диаметров пузырьков для различных временных точек. Используя данный подход, на основе визуализированной информации о направлении развития конкурентов (компании А, В, С), можно определять перспективные направления развития (рисунок 1).

Анализ юридических и экономических оснований реорганизации юридических лиц (ЮЛ) позволяет в качестве способов диверсификации, помимо традиционных слияний, поглощений, внутреннего развития5, рассматривать такие формы реорганизации ЮЛ, как преобразование, разделение и выделение при условии создания группы хозяйствующих субъектов на договорной основе, подкрепленное правами собственности (таблица 1).

Аргументами обоснования отнесения выделения к способам диверсификации являются следующие теоретические утверждения. Во-первых, право формирования объединений ЮЛ, подкрепленное узами участия головной компании в капитале зависимых обществ, закреплено в РФ на законодательном уровне и позволяет создавать группы компаний. Наиболее распространенным видом таких объединений является холдинг. Зависимость дочерней компании от материнской в холдинге усиливается консолидацией у материнской компании полномочий по решению вопросов распределения прибыли, инновационной деятельности, стратегического планирования и др. Все компании, входящие в периметр настоящего исследования, являются холдингами. Во-вторых, в экономическом контексте отнесение выделения к способам диверсификации обосновывается децентрализацией предпринимательских мотиваций и усилением финансовой ответственности «дочек», что также подтверждается тенденциями развития ТНК ЧМ России. Дочернее предприятие получает больше возможностей для развития по сравнению со структурными подразделениями компании, наделяясь большей самостоятельностью. Аналогично обосновывается отнесение к способам диверсификации разделения и преобразования.

Расширенный автором перечень способов диверсификации позволяет предложить новую их классификацию по следующим классификационным признакам: 1) количество создаваемых ЮЛ; 2) вид структурных изменений; 3) уровень риска потери управляемости и расходов на реализацию (рисунок 2). Количество создаваемых ЮЛ может: уменьшаться (слияния и поглощения), быть неизменным (внутреннее развитие, преобразование и создание группы ЮЛ без учреждения управляющей компании), увеличиваться (выделение, разделение и создание группы ЮЛ с учреждением управляющей компании).

Вид структурных изменений может приводить к изменению либо организационной структуры управления (ОСУ) компании при неизменной производственной структуре (к примеру, при выделении), либо к изменению производственной структуры (ПС) при неизменной ОСУ (например, при внутреннем развитии).

Третий классификационный признак позволяет разделить способы диверсификации на две группы в зависимости от расходов на реализацию и уровня риска потери управляемости. К группе, характеризующейся значительными расходами на реализацию и весомым уровнем риска потери управляемости, предлагается относить слияния и поглощения. Группу, характеризующуюся менее значительными расходами на реализацию и меньшим уровнем риска потери управляемости формируют внутреннее развитие, выделение, разделение, преобразование.

В соответствии с предложенной в статье классификацией способов диверсификации компании, входящие в периметр настоящего исследования, в последнее время используют преимущественно поглощения на международных рынках и внутреннее развитие и выделение при условии создания группы ЮЛ на договорной основе без учреждения (с учреждением) УпК на национальном рынке (таблица 2).

Для определения факторов, влияющих на эффективность компаний, и перечня перспективных направлений их развития предложен алгоритм (рисунок 3). Влияние, с одной стороны, глобализации и роста народонаселения, а с другой, трансформации целей современного бизнеса в сторону увеличения социальной ориентированности, требует выделения в качестве основных факторов эффективности отрасли: сырьевой обеспеченности; транспортной и энергетической составляющих; экологической безопасности; совершенствования применяемых технологий; тенденций слияний и поглощений; инвестиционной деятельности (в том числе затрат на НИОКР).

Анализ тенденций развития, факторов эффективности отечественной ЧМ и опыта диверсификации деятельности крупнейших металлургических компаний РФ позволяет отметить, что для повышения эффективности деятельности последние используют способы, аналогичные применяемым мировыми лидерами отрасли, большинство из которых приводит к увеличению уровня диверсификации деятельности. Так, в рамках повышения сырьевой обеспеченности основные представители отрасли увеличивают уровень вертикальной диверсификации (через внутреннее развитие и механизмы слияний и поглощений), развивая добычу каменного угля и железорудного сырья (ЖРС), заготовку металлолома, производство прямо-восстановленного железа (ПВЖ).

Стремясь снизить влияние транспортного и энергетического компонентов на получаемый доход, компании, с одной стороны, повышают уровень конгломератной диверсификации, включая в свою структуру транспортные и энергогенерирующие предприятия, с другой – увеличивают уровень горизонтальной диверсификации, возводя (а зачастую приобретая, в том числе в рамках международной экспансии) новые для себя производственные мощности близ конечных потребителей. Стремление к повышению экологической безопасности металлургического производства мотивирует компании развивать конгломератную диверсификацию и, как результат, приводит к повышению эффективности и за счет реализации продуктов переработки отходов производства, и за счет роста капитализации, напрямую зависящей от имиджа социально ориентированного бизнеса. Совершенствование применяемых технологий позволяет увеличивать уровень горизонтальной диверсификации, поскольку расширяет номенклатуру продукции, выпускаемой компанией. Эволюция отечественных металлургических компаний в последние годы характеризуется тенденцией разукрупнения металлургических гигантов и выделения непрофильных функций. Сохранение выделенных функций (в виде дочерних обществ) в структуре холдинга приводит к росту уровня конгломератной диверсификации.

Среди проблем ТНК ЧМ России необходимо отметить три наиболее острые: смещение инвестиций в сторону сырьевого сегмента в ущерб металлургическому сектору, что связано со сложившейся высокой маржинальной доходностью реализации сырья (рентабельность по EBITDA за 2011 г. сырьевых сегментов была в два раза выше, чем у материнских металлургических компаний7); неразвитая горизонтальная линейка большинства производителей стального проката, что связано с устаревшими технологиями и оборудованием, применяемым для производства металлоизделий и спецсталей8, и, как следствие, с низким качеством производимой продукции, с упадком и стагнацией отечественных отраслей промышленности, являющихся потребителями данной продукции9; незначительная активность российских сталелитейных ТНК в направлении развития сферы НИОКР10, что связано с низкой инвестиционной привлекательностью данного направления и несовершенными мотивационными механизмами.

Исходя из тенденций развития мировой и отечественной ЧМ и уже достигнутого уровня диверсификации сталелитейными компаниями РФ, а также с целью увеличения доли российской продукции с высокой добавленной стоимостью, снижения экологической нагрузки мы полагаем, что дальнейшее развитие бизнеса отечественной черной металлургии целесообразно направлять в сферы деятельности, каждая из которых относится к тому или иному виду диверсификации (таблица 3).

Несмотря на активное применение диверсификации компаниями, а также интерес многих ученых к этой теме, вопрос количественной оценки УД остается недостаточно проработанным. Сегодня наиболее известными подходами к определению УД являются: 1) простой счет количества продуктовых линий, производством которых занимаются компании11; 2) расчет индекса количественного эквивалента12; 3) оценка индекса Херфиндаля-Хиршмана применительно к измерению степени диверсификации13; 4) расчет индекса энтропии14.

Достоинством рассмотренных подходов количественной оценки УД является простота расчетов. Однако среди недостатков наиболее существенным является то, что данные способы не дают рекомендаций относительно их применения при подсчете диверсификации различных видов. Вне поля зрения остается вопрос построения структуры компании, обеспечивающей, в зависимости от вида диверсификации, достижение различных целей. Устранение данного недостатка предопределяет необходимость разработки нового подхода к количественной оценке УД.

Автором предлагается количественную оценку УД различных видов выполнять путем дифференциации всей структуры бизнеса на сегменты в зависимости от основных видов диверсификации15, представленных на рисунке 1. Этапы определения УД компании приведены в таблице 4.

Оценка УВД заключается в сопоставлении фактической ПС компании с эталонной технологической цепочкой путем сравнения производственной мощности каждой фазы16. УВД находится в диапазоне [0, 1] и стремится к максимуму в случае равенства или превышения имеющихся нормативных объемов производства фаз по отношению к нормативному объему производства доминирующей фазы, то есть последней фазы технологической цепочки с максимальной добавленной стоимостью.

Подход к определению УГД, УКД может быть реализован либо через определение предельной доли компании на рынке определенного товара, устанавливаемой в соответствии с ФЗ «О защите конкуренции»17 (через коэффициент доминирования компании:

где k – коэффициент, характеризующий долю компании на рынке определенного товара, превышение которой признается в соответствии с антимонопольным законодательством доминирующим положением; Vобщ – общий объем продукции, реализуемой на рынке всеми компаниями; V – объем продукции компании, реализуемый на рынке; Кдк < 1 – рост компании возможен; Кдк = 1 – компания достигла критической доли на рынке товара; Кдк > 1 – компания достигла доминирующего положения, требует снижения доли присутствия компании на рынке) либо через оценку УГД и УКД с точки зрения минимизации совокупных издержек, связанных с конъюнктурными рисками и потерей управляемости компании.

Заявленный подход к нахождению совокупных издержек основан на утверждении, что компания, стремящаяся расти в горизонтальном направлении, увеличивает ассортимент выпускаемой продукции в рамках отрасли с целью снижения влияния рисков падения спроса на уже реализуемый товар. Аналогично объясняется выбор КД как стратегии с той лишь разницей, что эффект от снижения влияния конъюнктурных рисков будет еще весомее, что сопряжено с нестабильностью цен на сырье и конечную продукцию, а также явлениями цикличности в разных отраслях.

Теоретически увеличение ассортимента производимой продукции в рамках ГД и КД можно осуществлять до максимального количества ВЭД, предусмотренных классификаторами ВЭД различных систем учета. Однако на практике не существует компании, которая хотя бы приблизилась к максимальному количеству ВЭД, предусмотренных классификаторами. Это объясняется тем, что при достижении определенного количества ВЭД, реализуемых компанией, последняя сталкивается с другим риском – риском потери управляемости. По этой причине компания вынуждена приостановить свой рост в направлении ГД и/или КД, а возможно – и начать процесс разукрупнения. Оценку риска потери управляемости компании предлагается осуществлять на основе подхода В. Грейкунаса, утверждавшего, что фактором, определяющим норму управляемости, является количество контролируемых взаимосвязей организации. Увеличивающиеся с ростом компании издержки, связанные с управляемостью бизнеса, будут иметь экспоненциальную зависимость от количества ВЭД в ПС компании. В зависимости от вида диверсификации динамика издержек, связанных с управляемостью бизнеса будет различной – для КД вышеуказанные издержки будут расти быстрее, чем для ГД, что сопряжено с так называемой специфичностью активов. При увеличении компании до определенного количества ВЭД, относящихся к сегментам ГД и КД, (рисунок 4 – точка N) достигается состояние, когда совокупные издержки от конъюнктурных колебаний спроса и потери управляемости будут равны друг другу (точка М).

При этом компания будет находиться в состоянии равновесия (точка Р). Правее точки N дальнейшее снижение издержек конъюнктурных колебаний нивелируется возрастающими издержками потери управляемости. При совмещении издержек в одной системе координат появляется возможность определить количество ВЭД, которое будет соответствовать минимальным издержкам, характерным для различных видов диверсификации (рисунок 5).

Минимальные издержки, связанные с конъюнктурными рисками, а также с потерей управляемости компании, будут соответствовать большему числу ВЭД в случае ГД (точка ИГДmin), чем в случае КД (точка ИКДmin). Исходя из предположения о том, что максимальный УД для разных видов соответствует ИГДmin или ИКДmin, график изменения УД будет зеркальным отражением изменения совокупных издержек (рисунок 5) в виде параболы с максимумом в точке, лежащей на прямой, параллельной оси Y, проходящей через точку ИГДmin для УГД (ИКДmin для УКД).

По нашему мнению, УГД (УКД) = 1 будет достигнут в случае нахождения компании в состоянии равновесия, характеризующегося минимальными совокупными издержками конъюнктурных рисков и потери управляемости.

Проверка гипотезы выполнена (таблица 5) на основе сопоставления максимальных издержек, связанных с конъюнктурными рисками (ИКРмах), и максимальных издержек, связанных с потерей управляемости (ИПУмах).

На основании изложенного можно говорить о сопоставимости абсолютных величин издержек, связанных с конъюнктурными рисками и потерей управляемости. Это делает предлагаемый подход к поиску максимального значения УГД (УКД) при минимальном значении совокупных ИКР и ИПУ жизнеспособным.

Таким образом, в рамках рассмотренных в данной статье вопросов, можно утверждать следующее:

1. Тенденции реорганизации компаний ЧМ России в направлении формирования холдингов свидетельствуют о необходимости включения в перечень способов диверсификации таких форм реорганизации ЮЛ, как преобразование, разделение и выделение при условии создания группы хозяйствующих субъектов на договорной основе, подкрепленное правами собственности.

2. Реализация перспективных направлений диверсификации деятельности компаний черной металлургии РФ так или иначе приводит к увеличению уровня диверсификации.

3. Количественная оценка уровня диверсификации требует учета вида диверсификации. Предложенный автором подход к оценке УД позволяет устранить недостатки существующих способов подсчета данного показателя, однако требует апробирования для подтверждения в действительности предполагаемых результатов.

В заключение отметим, что применение предлагаемого подхода к количественной оценке уровня диверсификации компаний способствует учету влияния различных стратегий развития на эффективность их деятельности. Рассчитывая уровень диверсификации для региона или отраслей промышленности и/или экономики государства в сопоставлении с показателями эффективности деятельности соответствующего субъекта можно получать оценку реализации стратегии развития последних, а также прогнозировать изменение структуры отрасли промышленности, экономики региона, государства.

Литература:

1. ОАО «Черметинформация». Бюллетень научно-технической и экономической информации «Черная металлургия» за период 2001–2012 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://www.chermetinfo.com/editions/about.php?len=ru (дата обращения 01.08.2014).
2. Ansoff H.I. Strategies for diversification // Harvard Business Review, 1957. № 5(35). Рp. 113–124.
3. Гончаров В.В. Руководство для высшего управленческого персонала в 2-х т. Т. 2. 2-е доп. изд. М.: МНИИПУ, 1998. 784 с.
4. Лапыгин Д.Ю., Лапыгин Ю.Н. Управленческие решения. М.: Эксмо, 2009. 528 с.
5. Соина-Кутищева Ю.Н. Диверсификация металлургических компаний: основные тенденции и оценка эффективности: дис. … канд. экон. наук. Кемерово. 2006. 185 с.
6. Федеральный Закон «Об акционерных обществах» № 208-ФЗ. Принят Государственной Думой 26.12.1995 г. (с изменениями и дополнениями). [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/10105712/1/ (дата обращения 01.08.2014).
7. Жигир И. Горнорудные дивизионы метхолдингов России: сырье всему голова // Металлоснабжение и сбыт, 2012. № 9. С. 24–32.
8. Арсеньев В.В. Основные показатели работы метизной отрасли России за 2011 г. // ОАО «Черметинформация». Бюллетень «Черная металлургия», 2012. № 4. С. 25–31.
9. Приказ Министерства промышленности и торговли РФ от 18 марта 2009 г. № 150 «Об утверждении Стратегии развития металлургической промышленности России на период до 2020 года» [Электронный ресурс]. URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/95358/#ixzz3BlnyruNp (дата обращения 01.08.2014).
10. Инновационная активность крупного бизнеса. [Электронный ресурс]. URL: http://www.raexpert.ru/researches/expert-inno/part1/#_ftn2 – 20.09.2012 г. (дата обращения 01.08.2014).
11. Шерер Ф.М., Росс Д. Структура отраслевых рынков / пер.с англ. М.: ИНФРА-М, 1997. 698 с.
12. Там же.
13. Григорьева С. А. Тематические обзоры «Финансовая архитектура фирмы» // Корпоративные финансы. 2007. № 1. С. 111–144.
14. Там же.
15. Белоусова В.М., Степанов И.Г. Новые подходы к количественной оценке уровня диверсификации компании // Инновации молодых: сб. науч. тр. Новокузнецк: НФИ Кемеровского государственного университета, 2011. С. 282–288.
16. Степанов И.Г., Белоусова В.М. Методика количественной оценки уровня вертикальной диверсификации металлургических компаний. Сообщение 1 // Известия вузов. Черная металлургия. 2011. № 6. С. 48–52.
17. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (с изменениями и дополнениями) [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/12148517/#ixzz3Blu8IpeM (дата обращения 01.08.2014).