Новая рубрика в журнале: «Дискуссионный клуб»

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-46280. ISSN 2077-7639.
Подписной индекс в Объединенном каталоге «Пресса России» № 13092.
Периодичность - журнал выходит ежемесячно, кроме июля.
Выпуск: №3 (44) март 2014  Рубрика: Социологические науки

Человек между культурой прошлого и будущего

А. В. Меренков, доктор филос. наук, профессор,
зав. кафедрой прикладной социологии,
Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б. Н. Ельцина,
г. Екатеринбург, Россия
В статье рассматриваются проблемы связи культуры, созданной прошлыми поколениями, с культурой, формируемой современной жизнью. Отмечается, что в условиях высоких темпов преобразований в труде, быте, в отношениях между индивидами, малыми и большими общностями происходит отказ от тех ценностей, норм и правил, которые утверждались веками. Возникает особый феномен меняющейся культуры, которая побуждает к постоянному пересмотру имеющихся у человека знаний и умений, что ведет к возникновению особых проблем в сохранении его психофизического и социального здоровья. Культура характеризуется высокими темпами изменений, становится текучей, часто отвергает не только далекое, но и ближайшее прошлое. Обостряются противоречия при формировании определенной устойчивости тех требований, которые современная культура предъявляет к личности. Автор подчеркивает, что отдельные попытки принудительного приобщения к традициям, обычаям, представлениям не дают желаемого результата. Необходимо выявлять и создавать те инновации, которые опираются на закономерные связи прошлого, настоящего и будущего в конкретных сферах науки, техники, экономики, политики, морали, искусства, права. Эти закономерности существуют, и задача заключается в том, чтобы их непредвзято исследовать, а затем умело использовать.
Ключевые слова: культура, меняющийся мир, культура прошлого, современная культура, нормы и правила культуры

Проблема понимания тех процессов, которые происходят в современной культуре, чрезвычайно актуальна в связи с тем, что она выдвигает принципиально новые требования к человеку. Динамично меняющийся мир создает новые формы взаимодействия человека с той культурой, которая была в прошлом, существует в настоящем и появится в будущем. До начала ХХ века люди жили, преимущественно воспроизводя культуру, созданную в далеком прошлом. В сельскохозяйственном производстве использовались те орудия труда, которые были изобретены тысячи лет назад. Крестьянин применял трудовые навыки и технологии работы, которые передавались из поколения в поколение практически в неизменном виде. Не нужно было приобретать специальные знания о том, как обрабатывать землю, выращивать растения, ухаживать за домашними животными. Достаточно было наблюдений за работой взрослых, включения в совместный с ними труд, чтобы дети 5–7 лет могли успешно справляться с простой работой. Поэтому отсутствовала необходимость в особом профессиональном образовании. Труд не побуждал к постоянной умственной деятельности при выполнении большинства работ. Редко возникали нестандартные ситуации, требующие изменения в культуре тех, кто занимался физическим трудом. В культуре настоящего полностью господствовали ценности, нормы и правила, созданные в прошлом. Они должны были воспроизводиться в будущем последующими поколениями почти в неизменном виде.

Основным способом приобщения подрастающего поколения к господствующей производственной культуре было постоянное повторение того, что демонстрировалось в качестве образца поведения. Все нормы и правила поведения в том или ином возрасте, в типичных жизненных ситуациях были определены, и нарушать их было нельзя, независимо от своего социального положения. Индивид в полном смысле этого слова был «винтиком», элементом социальной системы, поскольку должен был подчиняться воспроизводимым веками требованиям культуры.

В этот период отсутствовала личная свобода, которая выражается в возможности самостоятельно конструировать свое настоящее и будущее, отходя от устаревших канонов, стереотипов мышления и поведения. Несвободный человек вынужден жить в одном измерении – своим прошлым. Он подчиняется требованиям культуры конкретной общности часто помимо своей воли. Свободный индивид пытается, не всегда осознанно, создавать новое в настоящем. Он раздвигает временные рамки своего существования. У него появляется перспектива создания иной культуры в будущем, которая отрицает не только прошлое, но и настоящее.

Господство культуры прошлого в сфере труда вело к его воспроизводству во всех других сферах жизни людей. Быт подавляющего большинства населения до ХХ века характеризовался той же культурой его организации, которая возникла и утвердилась тысячелетия назад. Материальная жизнь семьи представляла собой устойчивое воспроизводство того прошлого, которое естественным образом требовало и сохранения когда-то установленных норм и правил отношений между мужем и женой, родителями и детьми. Главой семейства неизменно, из века в век, выступал мужчина. Женщина должна была воспроизводить то свое положение по отношению к мужу и детям, которое закрепилось на заре становления моногамии.

Неизменность культуры труда и быта определяет и сохранение тех моральных, религиозных, эстетических, правовых норм, которые характеризуют содержание мировоззрения личности, ее духовную жизнь, поведение по отношению к индивидам, социальным группам, государству в целом. Нравственные представления фиксировались в так называемых «заповедях», традициях и обычаях, которые нужно было осваивать каждому представителю нового поколения. Те, кто их нарушал, жестко преследовались. Какие-либо новации в мировоззренческих представлениях не допускались.

ХХ век разорвал прежнюю связь культуры прошлого, настоящего и будущего. Научно-технический прогресс привел прежде всего к изменению той техники, которая применяется при производстве различных продуктов, товаров длительного пользования, услуг. Примерно до 80-х годов прошлого века в большинстве индустриально развитых стран темпы обновления машин и механизмов, используемых различными категориями работников, были весьма низкими. Люди могли применять знания и умения, приобретенные на начальных этапах своей профессиональной деятельности, в течение 15–20 и более лет. Новые технологии, технические разработки характеризовались тем, что они не требовали полного отказа от прошлого опыта, имеющихся знаний и навыков. Можно было постепенно освоить некоторые изменения в культуре труда.

Наличие у человека стереотипов психической и физической деятельности обеспечивает возможность успешно выполнять необходимые в труде и быту действия без включения сознания. Они осуществляются в бессознательном режиме после многократного повторения определенных мыслительных операций. Таким образом, появляется, во-первых, возможность быстрого включения человека в привычную деятельность, так как не нужно каждый раз сознательно искать наиболее эффективные способы поведения. Во-вторых, обеспечивается высокое качество осуществляемых умственных и ручных операций, поскольку тело уже знает, что и как лучше всего делать – сформирован четкий алгоритм конкретной работы. В-третьих, организм экономно расходует энергию, необходимую для определенной деятельности.

Когда культура настоящего характеризуется преимущественным воспроизводством прошлого, то человеческая деятельность представляет собой реализацию различных по содержанию и направленности давно сформированных стереотипов сознания и поведения. Думать о том, как лучше выполнить предстоящее действие, не нужно. Побуждения к постоянному развитию культуры мышления у людей, выполняющих привычные операции, не возникает. По этой причине в традиционных производствах никто не занимается переучиванием работника, повышением его квалификации. Ему вполне достаточно имеющегося производственного опыта, чтобы справиться с новым заданием. По этой причине стаж работы специалиста рассматривается как один из важных показателей достигнутой культуры труда.

Необходимость переосмысления трудовых и иных операций возникает тогда, когда появляется проблемная ситуация. Она требует поиска оптимального варианта ее разрешения. Мышление представляет собой процесс контролируемого выбора эффективных способов поведения в непривычных условиях. Однако при постоянном их возникновении, с одной стороны, человеку приходится формировать и совершенствовать навыки мышления, что является позитивным фактором его развития. С другой стороны, теряется смысл приобретения устойчивых приемов выполнения каких-то действий. Зачем формировать путем многократных повторений культурные стереотипы некой психической, физической деятельности, если в ближайшем будущем от них придется отказаться?1

Именно в такой ситуации оказывается современный человек, так как темпы изменений на производстве, в быту, сфере досуга стали настолько высокими, что имеющиеся знания и умения быстро устаревают. Каждый день наука открывает нечто новое о закономерностях существования неживой и живой природы, человека, общества, вызывая необходимость отказа от ранее приобретенных в школе и вузе представлений. В этом одна из причин того, что нынешние учащиеся в меньшей степени, чем прежде, ориентированы на запоминание школьного материала. Они находятся под воздействием потока быстро меняющейся информации. То, что вчера казалось значимым явлением культуры, сегодня уже не нужно для повседневной жизни, о нем почти все забыли. Для школьников, особенно в старших классах, снижается ценность изучения школьного материала, который в настоящее время представлен достижениями культуры, полученными 100-200 или, в лучшем случае, десять лет назад.

У нового поколения возникла привычка не фиксировать в сознании те феномены культуры, которые не оказывают прямого влияния на их текущее существование. Многих уже не интересует, как жили люди в прошлом, о чем они думали, мечтали, к чему стремились. Ценность опыта старших поколений для будущего не очевидна. Завтрашний день потребует иных знаний и умений. Современная культура часто отвергает не только далекое, но и ближайшее прошлое2. Она характеризуется высокими темпами изменений в труде, быте, общественной жизни. Культура впервые в истории становится текучей, не требуя воспроизводства индивидом значительного объема знаний и умений, приобретенных в недавнем прошлом. От человека нужно новое умение: вовремя отказаться от стереотипов, регулирующих его повседневную жизнь. Не успевая утвердиться, они уже отрицаются очередными нововведениями.

Жизнь превращается в некий эксперимент по приспособлению к конкретным, сиюминутным ситуациям. Поскольку у человека в подсознании не существует четких программ поведения в тех условиях, которые отличаются от привычных, возрастает спонтанность действий. Это, в частности, выражается в усилении влияния так называемого «человеческого фактора» на возникновение различных транспортных происшествий, чрезвычайных ситуаций на производстве и в быту. Резко возросла частота стрессовых переживаний, с которыми многие люди не могут справиться. Разрушается психофизическое и социальное здоровье человека. Ему всё труднее адаптироваться к требованиям современной культуры.

Больше всего трудностей возникает у подрастающего поколения. Ему сложно определиться с содержанием тех норм взаимодействия с разными людьми и общностями, которые обеспечивают комфортное общение, реализацию базовых потребностей человека. Старшее поколение, как показывают социологические исследования, продолжает ориентироваться на нормы, которые действовали в прошлом, а молодежь желает нового, существенно отличающегося от прежней жизни, в которой происходила социализация их отцов и дедов3. Так называемый конфликт поколений был и раньше, только сейчас он вызван не психологической установкой молодежи на отрицание опыта «отцов», а реальным его обесцениванием в результате преобразований во всех сферах жизни современного человека.

Ежегодно появляются новые технологии, технические устройства, руководства по выполнению определенных работ, которые требуют переучивания специалистов разного профиля. Для того чтобы сохранить себя в качестве востребованного работника, нужно заниматься самообразованием, самостоятельно осваивая новые требования к труду. Однако часто смысл глубокого изучения нового не очевиден, так как через год-два следует ожидать появления очередных инноваций в работе. Снижается ценность стереотипов выполнения отдельных операций, что обостряет проблему формирования нового содержания культуры труда.

Возникновение необходимости перманентного освоения новых технологий, приемов и правил выполнения отдельных операций ведет к тому, что содержание профессионализма дополняется новыми требованиями. Они заключаются в выработке умения, во-первых, выделить то, что использовано в инновационной разработке из прежде применяемых технологий, технических устройств. Во-вторых, понять логику создания нового теми, кто ее предлагает. В-третьих, быть готовым через сравнительно короткое время отказаться от части имеющихся знаний и умений, чтобы освоить очередные новые разработки.

Столкновение с новым, существенно отличающимся от известного, требует от работника значительного времени для того, чтобы возник необходимый стереотип действий, без которого нельзя стать профессионалом. Появляется важнейшее требование к тем изменениям, которые предлагаются для различных групп специалистов – при внедрении инноваций должно учитываться и предполагаться сохранение значительной совокупности тех знаний и умений, которые имеются в настоящее время у большинства работников конкретной отрасли производства.

Отличия культуры современной жизни от той, которая была в прошлом, для большинства людей проявляются прежде всего в непроизводственной сфере. Она характеризуется, впервые за всю историю человечества, быстрой сменой тех технических устройств, которыми почти все люди пользуются в быту, межличностном общении. Каждый год предлагаются новые телевизоры, компьютеры, сотовые телефоны. Человек не успевает выработать стереотип культуры управления одним прибором, как его соблазняют приобрести новый, освоение которого потребует отказа от некоторых, уже сформированных навыков применения схожей техники. В следующем году данная ситуация повторится. Будущее стало носить неопределенный характер, не вытекая напрямую из настоящего и теряя связь с прошлым.

Если материальная жизнь характеризуется активным разрушением стереотипов культуры пользования различными техническими устройствами, то очень сложно выработать и ориентацию на освоение устойчивых во времени представлений о моральных и эстетических нормах. Дух изменчивости коснулся содержания тех ценностных представлений, которые определяли культуру общения людей в семье, в общественных местах в течение многих веков. Наблюдается отказ в первую очередь от эстетических взглядов, которые формировались на основе классического искусства. Они стали размываться еще в конце ХIХ века в живописи, а затем в музыке и поэзии. С усилением роли моды в одежде, устройстве жилища ускорился процесс инноваций в представлениях о прекрасном. В настоящее время какие-либо критерии отделения возвышенного от низменного, прекрасного от безобразного в эстетической культуре вообще исчезли. Главным для многих деятелей искусства стало создание чего-то потрясающего воображение, необычного для зрителя, читателя. В частности, это выражается в подаче классических произведений драматургии, оперного искусства, балета в современной форме, что ведет к существенному обесцениванию их смысла и содержания. Исчезает возможность ориентировать подрастающее поколение на эстетические идеалы и нормы, существовавшие в течение многих веков и не потерявших своей ценности в наше время.

Представления о прекрасном и возвышенном непосредственно связаны с моральными нормами, определяющими допустимые в конкретной ситуации способы поведения. Если считается устаревшей, например, особая одежда для торжественных случаев, то морально допустимо приходить на получение документа об окончании школы почти в обнаженном виде. Современная культура считает приемлемым нецензурно выражаться в телепередачах, на театральной сцене, с трибуны на митингах и т. п. Красивое и моральное уже не связываются между собой. Исчезают устойчивые стереотипы представлений о тех ситуациях, когда человеку должно быть стыдно, его должна мучить совесть. Представления о долге и ответственности, созданные многовековой культурой, становятся крайне абстрактными. В них исчезло прежнее содержание, связанное с принятием образцов высокого, самоотверженного служения людям, но не возникло новое. Моральным стало считаться всё, что нужно в данное время для решения конкретных личных проблем. И что будет восприниматься обществом как допустимое явление нравственной культуры через какое-то время в будущем – оказывается неизвестным.

Мораль, теряя связь с прошлым, автоматически лишает себя будущего. История давно выделила и утвердила самые эффективные формы регулирования совместной деятельности людей. Они выражены в нормах нравственной культуры, ориентирующих на согласованность действий разных индивидов в проявлении заботы о слабых, милосердии, самопожертвовании ради общественной пользы. Непринятие того прошлого, которое демонстрирует яркие примеры такого поведения, ведет к росту напряженности в общении людей дома, на работе, общественных местах. Люди перестают доверять друг другу, усиливается чувства страха, распространяется всеобщая подозрительность т. п. 4.

Отказ от ориентаций на соблюдение веками существовавших нравственных предписаний неизбежно ведет к усилению преступности. Чтобы нарушить закон, человек должен сначала отказаться от моральных запретов, которые существуют в культуре социума. Преступник не желает принять интересы группы в качестве ведущих в своей жизни. Каждое новое достижение науки и техники, к сожалению, создает более совершенные способы нарушения закона и ухода от наказания. Так, появление компьютерной техники, Интернета привело к новым возможностям кражи той информации, которая хранится в электронном виде, интеллектуальной собственной авторов художественных произведений и т. п. Отсутствие действенных способов преодоления эгоизма на индивидуальном и групповом уровне ведет к тому, что преступность очень успешно сохраняет связь прошлого, настоящего и будущего. Современные нарушители законов учатся на примере своих предшественников, находя более изощренные методы ухода от уголовной ответственности.

Анализ происходящих в динамично меняющемся мире процессов показывает, что освоение людьми новых требований к культуре совместной трудовой, семейно-бытовой, общественной деятельности происходит при определенных условиях. Необходимо, в первую очередь, учитывать, что новое не должно существенно менять прошлое, поскольку человеческая природа не приемлет резких изменений в сознании и поведении социальных субъектов. Законы воспроизводства человека как биопсихосоциального существа требуют сохранения определенного объема привычных условий повседневной жизни. Насильственное насаждение взглядов и представлений, противоречащих тем, которые определяли культуру поведения больших масс людей в течение многих веков, неизбежно вызывает стихийный, диктуемый подсознанием, протест. Этим объясняются массовые волнения во многих странах мусульман и представителей других религий, когда предпринимаются попытки посягнуть на их символы веры.

Те, кто претендует на новаторство, должны знать законы общественной жизни, определяемые природой человека5. Приниматься должны только те новые феномены культуры, которые сохраняют базовые принципы совместной жизни людей, доказавшие свою ценность в течение длительного времени. Их необходимо всегда четко и однозначно указывать, когда предлагается что-то иное в сфере духовной культуры. Иначе неизбежно будут возникать протесты и народные волнения.

По нашему мнению, на новаторство в сфере морали, религии, искусства должны быть определенные запреты, хотя они могут восприниматься как посягательство на свободу слова, печати и т. п. Однако ХХ век уже создал ряд примеров вынужденных ограничений человечества на использование того, что ведет к его уничтожению. Введен запрет на использование ядерного оружия, на клонирование человека. Желающих их нарушить хватает, но пока удается реализовать эти ограничения. Высокую опасность острых конфликтов представляют, по крайней мере для отдельных стран и регионов, попытки инноваций в сфере их традиционных моральных, религиозных и эстетических представлений. Чаще всего они предпринимаются в скрытой форме, без обозначения конечных целей тех, кто их внедряет. Они являются носителями другой культуры, претендуя на распространение своих взглядов на весь мир в условиях глобализации.

Предпринимаются попытки сформировать человека без своего исторического прошлого и с неопределенным будущим, чьи поступки полностью определяются настоящим. А оно зависит от сиюминутных факторов, на которые можно активно влиять извне, управляя сознанием и поведением таких индивидов. У них будут отсутствовать базовые представления о ценностях своего рода, этноса, страны. Они не станут защищать свою культуру, свое государство в конфликтной ситуации, руководствуясь интересами личного самосохранения.

В связи с этим актуальной проблемой становится формирование людей, у которых выработано умение связывать культуру прошлого с культурой настоящего и будущего в условиях высоких темпов преобразований в труде, быту, общественной жизни. Для ее решения требуются инновации в системе воспитания и образования не только подрастающего поколения, но и людей среднего и старшего возраста. Отдельные попытки принудительного приобщения к традициям, обычаям и представлениям, существовавшим в далекие времена, не дают желаемого результата. Необходимо выявлять и создавать те инновации, которые опираются на закономерные связи прошлого, настоящего и будущего в конкретных сферах науки, техники, экономики, политики, морали, искусства, права. Эти закономерности существуют, и задача заключается в том, чтобы непредвзято их исследовать, а затем умело использовать.

Литература:

1. См.: Зарубина Н.Н. Повседневность в контексте социокультурных трансформаций российского общества. // Общественные науки и современность. 2011. № 4. С. 52–62.
2. См.: Тихонова Н.Е. Динамика нормативно-ценностной системы российского общества (1995–2010) // Общественные науки и современность. 2011. № 4. С. 5–19.
3. См.: Меренков А.В., Комлева Е.Р. Изменение ценностей семьи у пожилых людей в современных условиях // Дискуссия. 2012. № 8 (26). С. 98–104.
4. См.: Осипов Г.А. «Третье измерение» в социологии П.А. Сорокина: оценка нравственности современного общества. // Социология и социальная антропология. 2009. № 4. С. 67–79.
5. См.: Бердяев Н. О назначении человека. М.: Республика, 1993. 383 с.